Lebensborn: Несбывшаяся мечта Гитлера

Опубликовано: 8 апреля 2005 г.
Рубрики:

Одной из залетных идей нацистской верхушки была мечта о выведении идеальной расы господ. Естественно, на немецкой основе. Задача создания высшей человеческой породы была возложена на далекого от науки, но близкого к фюреру партийного функционера со зловещей фамилией Генрих Гиммлер, шефа столь же зловещей организации СС. В 1935 году в недрах СС родилась программа Lebensborn — “Источник жизни”. До ее претворения оставалось всего несколько лет.

Объективности ради, отец евгеники — науки о совершенствовании природы человечества и ограничении передачи наследственных заболеваний будущим поколениям — не фюрер, и даже родилась она не на немецкой земле, а в далекой Америке. В 20-30-е годы прошлого века идея вмешательства государства в процесс регулирования наследственности пользовалась в США огромной популярностью, вскоре мода переплыла океан и пошла гулять по Европе. К счастью, в стране-родоначальнице дальше слов дело практически не пошло, зато в ряде европейских государств евгенику стали тихой сапой внедрять в жизнь. Например, в Швеции вплоть до 50-60-х годов XX-го века больных с “плохой” физической и умственной наследственностью подвергали стерилизации.

В любом случае, намерения государств по улучшению генофонда своих наций были осторожными, скорее, на уровне экспериментов, и ввиду научной и социальной непредсказуемости, широко не применялись. Другое дело, нацистская Германия. Экстремистским идеологиям неизвестно чувство ответственности и меры, особенно, если в руках мощный аппарат подавления инакомыслия. Евгеника запала в буйную головушку Гитлера, тем более, что шла в фарватере его генеральных идей. А желание фюрера — закон.

В области создания арийской расы перед Гиммлером стояла двуединая задача: полоть и взращивать. “Прополка” сводилась к уничтожению “сорняков” — “неполноценных” рас и народов. К ним в первую очередь относились евреи и цыгане, в долгосрочной перспективе — славяне. Затем шла “обработка” — принудительная стерилизация гомосексуалистов, носителей тяжелых венерических и наследственных болезней, умственно отсталых и психически больных.

По сравнению с радикальными методами “прополки” программа Lebensborn строилась на более приятной основе. Главный способ ее реализации — здоровый арийский секс. Официальная идеология национал-социалистов особо подчеркивала, что главным долгом немецких девушек является не столько семья и брак, сколько производство для Рейха расово полноценных детей. Поощрялась беременность от активистов юношеских фашистских союзов и членов СС, как наиболее чистых в расовом и политическом отношении особей. В годы войны к процессу размножения подключили солдат вермахта. Беременным девушкам выплачивались пособия и направляли в специальные родильные дома, где им обеспечивали надлежащий медицинский уход.

Нацистская теория расового превосходства признавала арийцами не только немцев, проживающих в Германии, но и за ее пределами. Например, сам фюрер был австрийцем, А.Розенберг из балтийских немцев, Р.Гесс родился в Египте. И даже не только немцев. Главный критерий — соответствие утвержденным параметрам на чистоту расы. Наиболее подходящим материалом для высококачественного осеменения были женщины из Голландии, Бельгии, Дании и, особенно, Норвегии. Высокие, белокурые блондинки с голубыми глазами из норвежских фиордов приравнивались к немкам.

В поисках качественных производительниц нацисты не гнушались женщинами из Центральной и Восточной Европы. Главное, чтобы они соответствовали расовым критериям. Только в отличие от суперариек с ними особо не церемонились. Сотни тысяч детей, рожденных в домах Lebensborn, были отняты от матерей и отправлены в Германию для усыновления в расово и политически полноценные семьи.

В расчете на здоровое потомство насилие не поощрялось. Арийские дети должны были быть зачатыми в желанном соитии. Чувства, любовные страдания, брак были третьестепенными и необязательными для конечного результата. Гиммлеровская пропаганда освобождала немцев-мужчин от моральных и материальных обязательств к будущим матерям и их детям. Совокупился, оплодотворил, гуляй дальше, дело сделано. Селекция во имя великой цели шла как на племенных заводах, через примитивные отношения самца-самки. Остальное брало на себя германское государство.

На связь с солдатами женщин из оккупированных стран чаще толкала не высокая поэзия воспроизводства арийцев, а суровая проза военного времени. После случки (иначе не назовешь) немец приводил партнершу в Lebensborn, где свидетельствовал акт сдачи драгоценной спермы данной особе. При желании женщину поселяли в доме, вовсе не публичном, и оставляли там до родов и даже после. Одновременно дома служили яслями и приютами для “арийских” детей.

В Норвегии первый Lebensborn открылся в 1941 году, а всего за годы войны открылось десять таких домов, в которых родились 8 тысяч “генетически чистых арийцев”. С капитуляцией Германии, казалось, пришел конец не только нацистской идеологии, но и ее “социальным” экспериментам. Не тут-то было. Норвежскую часть программы Lebensborn тайно продолжили... норвежцы. В обстановке тотальной ненависти населения к предателям и коллаборационистам в послевоенное время главному психиатру Норвегии удалось убедить официальные власти в том, что на секс с оккупантами могли пойти только... психически больные женщины. Следовательно, их дети тоже психически неполноценны и подлежат лечению и надсмотру. Большую часть детей Lebensborn, особенно оставшихся без матерей, поместили в психиатрические лечебницы, где практически здоровые люди провели большую часть своей жизни.

В одном из пригородов Цинциннати, штат Огайо, живет 62-летний Пол (Пауль) Хансен, дитя Lebensborn. Он с горечью вспоминает послевоенное детство. В психлечебнице он пробыл недолго, с полгода, затем матери удалось его оттуда забрать. Мать все считали немецкой шлюхой, ночью в окна бросали камни, в школе дразнили “фрицем”. В конце концов, от такой жизни они уехали в городок за Полярным кругом, но и там дурная слава настигла их. Норвегия — страна маленькая. Примерно та же участь была у остальных “арийских” детей, миновавших психлечебницы.

Пол Хансен считает, ему крупно повезло с переездом в США. Если бы не женитьба на американке, он до сих пор вместо “арийцев” ходил бы в людях второго сорта. О существовании Lebensborn норвежская общественность узнала только несколько лет назад, в результате грандиозного скандала, когда уже поседевших “детей вермахта” выпустили из психушек. Никаких экспериментов, кроме наблюдений, над ними вроде бы не проводили, но все равно это загубленные жизни. Вся “вина” этих людей заключалась в том, что у них “не те” отцы. Уже взрослым Хансен стал распутывать клубок своего происхождения и нашел-таки в Германии своего немецкого отца. Встреча была холодной и закончилась ничем.

Бывшие подопытные Lebensborn сейчас объединились в Лигу “Норвежские дети войны”. Они добиваются обнародования методов их “лечения” и справедливой компенсации за жизнь, проведенную в психушках. В 2002 году норвежский парламент принял специальное решение, обязывающее правительство выплатить каждому “арийцу” по 200 тыс. крон (32 тыс. долларов), смехотворную, по мнению пострадавших, сумму. Сейчас Лига готовит коллективный иск правительству. Хансен приглашен присоединиться к иску.

Дети Lebensborn встречаются по несколько раз в году. Устраивают загородные парти, небольшие круизы на теплоходах. Хансен был на двух встречах “арийцев”.

— Можно смело сказать, эксперимент Гитлера провалился полностью. Среди нас есть красивые и заурядные, высокие и короткие, стройные и толстые, умные и не очень, с хорошим и плохим здоровьем, — говорит Пол. — Я объездил пол мира. Мы такие же, как и все остальные. Не хуже, не лучше.

И в заключение еще об одной судьбе. Среди детей Lebensborn все-таки есть одна незаурядная личность — всемирно известная певица из “Аббыэ” Анни-Фрид Лингстад. Та, которая брюнетка и которая просто Фрида. Фрида родилась уже после войны, в 1945 году, от немецкого солдата Альфреда Хассе. Спустя два года ей с матерью удалось уехать к бабушке в Швецию, где вскоре мать Фриды умерла в возрасте 21 года. С отцом мировая звезда встретилась спустя много лет.

Собственно, ее встреча прошла по сценарию Хансена. Папаша-ариец оказался самодовольным недалеким бюргером, с которым не о чем было говорить. На том навсегда и расстались. Но в любом случае, повар из Карлсруэ может гордиться результатами своего труда: его арийская сперма дала такие выдающиеся всходы!