К Черному морю на «Черной вдове»

Опубликовано: 6 февраля 2015 г.
Рубрики:

Новый приключенческий триллер с таким близким для нас названием - «Чёрное море» («Black Sea») вышел в прошлом месяце в кинотеатрах Великобритании, а в самом конце января – в России и США. Именно эти три страны приняли участие в его производстве, при главенствующей роли Англии.

Что касается России, то тут не обошлось предоставлением своей территории для съемок. Почти половина основных персонажей фильма – известные российские актеры. Таким образом, в одной связке с Джудом Лоу, Беном Менделсоном, Дэниэлом Райаном и Скутом Мак-Нэйри сыграли Григорий Добрыгин (Морозов), Константин Хабенский (Блэки), Сергей Пускепалис (Зайцев), Сергей Колесников (Левченко) и Сергей Векслер – радист. И персонажами всех пятерых были именно русские парни.

Нужно сразу оговориться, что сюжет «Черного моря» не связан ни с военным противостоянием, ни со шпионскими играми, ни с политическими интригами. Героев фильма можно классифицировать как интернациональную «шайку» наемных кладоискателей, потерявших голову в процессе поисков от блеска золота и жажды наживы.

Британцу Кевину Мак-Дональду, режиссёру и продюсеру фильма, в творческом содружестве с прекрасным сценаристом Деннисом Келли и знатоком своего дела оператором Кристофером Россом, удалось создать добротное остросюжетное кино с хорошей долей глубины, найти нетривиальное решение в общем-то тривиальной темы охотников за сокровищами.

Почему «удалось»? Объясню: Мак-Дональд – один из самых видных документа-листов своей страны, отличительная особенность которого вдумчивость, достовер-ность, умение работать с фактическим и историческим материалом. («Однажды в сентябре», «Касаясь пустоты», «Последний король Шотландии», «Большая игра», «Марли»), имеет «Оскара» и другие премии и номинации. Но фишка в том, что он ни разу не пробовал себя в игровом кино и сразу замахнулся на крутой подводный триллер.

Так о чем, собственно, фильм?

Отставной капитан-подводник Робинсон (Джуд Лоу), 30 лет отдавший опасной и тяжелой службе на подводной лодке Королевского флота Великобритании, внезапно оказывается не у дел – бывший начальник разорвал с ним контракт, жена ушла к другому, забрав ребёнка. И теперь у него нет ничего – ни семьи, ни работы, ни заработка.

И тут к Робинсону поступает предложение от таинственного нанимателя собрать и возглавить команду для поиска сокровищ Треьего рейха, покоящихся на дне Чёрного моря – в нацистской субмарине, затонувшей в годы Второй Мировой Войны. Действовать нужно тайно, не привлекая к себе внимания, под носом у российского Черноморского флота, но игра стоит свеч. Ведь речь идет о золотых слитках на сумму 182 миллиона долларов, о существовании которых российское правительство даже не догадывается. Заказчик пообещал 60 процентов добычи оставить кладоискателям в виде вознаграждения. Как выяснится позже, то была циничная «подстава».

Робинсон не задумываясь соглашается, так как ему нужны деньги и он жаждет свести счеты со своим бывшим работодателем. Он набирает интернациональную команду из случайных русских и английских парней – бывших подводников, арендует в Севастополе списанную советскую субмарину и отправляется на поиски затонувших сокровищ. Однако очень скоро начинает понимать, что ввязался в авантюру, которая может дорого ему обойтись.

Несмотря на то, что действовать им предстоит на российской территории, назревающий в фильме конфликт никак не связан с политикой. Он целиком развивается в замкнутом пространстве подлодки. А начинается все с взаимного непонимания между членами тяп-ляп собранной команды, говорящей на разных языках, с несостыковки культур, привычек, традиций, включая такие, казалось бы, мелочи, как неприятие англичанами русской стряпни.

Неприязнь перерастает в открытую вражду и конфликты. Команда загодя начинает ссориться из-за дележки неубитого медведя – ведь субмарина с золотом еще не найдена. Стремление присвоить себе побольше толкает некоторых из них на преступления, цена которым – человеческая жизнь. Внезапная авария, произошедшая на подлодке, делает их пленниками морских недр. К тому же выясняется, что не назвавший себя наниматель использовал их «в темную» и все совсем не так, как обговаривалось вначале. Теперь искатели сокровищ борются не столько за золото, сколько за выживание. Напряжение растет – как внутри подводной лодки, так и за ее пределами.

«Они под водой около месяца, - объясняет режиссер Кевин. - Этого срока вполне достаточно, чтобы исчерпать запас продуктов, удариться в панику и потерять человеческий облик». Таков вкратце сюжет «Черного моря».

Приехав с фильмом в Россию и давая многочисленные интервью, Кевин Мак-Дональд охотно отвечал на все вопросы о своих актерах, об идее фильма и его съемках. О том, например, что недалеко от Лондона, у частного коллекционера подводных лодок, им удалось найти доживавшую свой век старую, основательно проржавевшую советскую субмарину 1967 года, со зловещим названием «Черная вдова», которую и использовали для интерьеров. На ней уже не ходили в плавание – она стоит на приколе на реке Медуэй, в графстве Кент. А после того, как над ней, с согласия владельца, поработали художники-постановщики, «Черная вдова» приобрела еще более устрашающий и мрачный вид.

Понятно, что осуществить все съемки внутри узкой, тесной подлодки практически невозможно. И тем не менее – не только для достоверности, но и ради того, чтобы персонажи могли вжиться в обстановку и среду, которую им надлежало передать, их первые две недели снимали в недрах советской субмарины, а потом уже перевели в павильон со специально построенным бассейном и очень сложной платформой.

Идея фильма долго вынашивалась, а приступить к ее реализации все никак не удавалось. Кевин жалуется, что кинорынок прочно оккупирован Голливудом и киностудиям других стран нелегко найти инвесторов. Вторая загвоздка заключалась в главном герое. «Мы несколько лет бились над этим проектом, и только когда заполучили Джуда Лоу, всерьёз начали готовится к съёмкам», - говорит он.

Кстати, привлечение Джуда Лоу, британского актера театра и кино, с его далеко не мужественной внешностью, на роль крутого подводника, главного героя и стержня всего сюжета, поначалу кажется несколько странным, поскольку актер этот зарекомендовал себя в ролях совсем иной тональности.

Высокий, пронзительно голубоглазый, с шапкой вьющихся светлых волос, в 2004-м признанный самым красивым мужчиной планеты и «самым сексуальным мужчиной из ныне живущих» (по версии журнала People), он, наверное, больше всего подходит на роль Гамлета (за исполнение которой в бродвейском спектакле и был номинирован на престижную театральную премию Лоуренса Оливье).

Поначалу роли, предлагаемые Джуду, соответствовали его внешности – импозантный герой-любовник, причем для обоих полов. Достаточно вспомнить биографическую драму «Уайльд» где он сыграл изнеженного аристократа Бози, лорда Альфреда Дугласа, возлюбленного и близкого друга Оскара Уайльда. Или роль Билли Хэнсона, любовника Джима Уильямса персонажа Кевина Спейси в криминальной драме Клинта Иствуда «Полночь в саду Добра и Зла». В психологическом триллере «Талантливый мистер Рипли» Джуд Лоу выступил в роли богатого прожигателя жизни Дикки Гринлифа, на которого положил глаз герой фильма. За эту высоко оцененную критиками и зрителями роль он получил целый букет номинаций.

В «Искусственном разуме» Стивена Спилберга, классике научной фантастики, Лоу перевоплотился в андроида – этакого лакированного, гутаперчивого биоробота, запрограммированного на то, чтобы доставлять удовольствие женщинам. В триллере «Immortality» (или «Мудрость крокодилов») Лоу сыграл красавца-вампира, а в голливудской интерпретации историй о Шерлоке Холмсе (Гая Ричи) доктора Ватсона.

Но образ женственного, изнеженного гея был присущ лишь его экранным героям. «Если бы я мог потерять голову от мужчины, то только от Роберта Дауни-младшего», - со смехом сообщает он. В реальной жизни Лоу придерживается вполне «традиционной ориентации», имеет четырех детей (пятый на подходе). И, хотя с тремя их матерями он уже разбежался, отцовские обязанности исполняет не просто исправно, а с большим удовольствием.

Сегодня Джуду Лоу 42. Конечно, он уже не тот красавчик, по которому сходили с ума миллионы представительниц противоположного пола. Он заматерел, начал терять свою шикарную шевелюру и романтическую поволоку огромных, излучающих свет глаз. Но зато приобрел мастерство и опыт, щедро сдобренный прирожденным актерским талантом, делающим его востребованным в любом качестве. За его плечами обширная актерская карьера (ведь на сцену он впервые вышел в 6 лет) – в одной связке с мировыми звездами первой величины, достаточное количество наград и номинаций, в числе которых – на «Оскара», BAFTA, «Золотой глобус», «Сатурн».

И вот этот актер теперь предстает перед зрителем в образе капитана подводной лодки, британца Робинсона. «Я никогда не играл подобных персонажей, - признается Джуд. - Поэтому для меня участие в «Черном море» стало своеобразным вызовом и экспериментом. Мой герой – противоречивая личность, его мучает жажда мести, но при этом он стремится сохранить собственное достоинство» (И, надо признать, сохраняет его до конца).

Получив столь неожиданную роль, Джуд отправился в спортзал, подгонять свое тело под комплекцию морского волка. Затем, дабы придать лицу мужественности, отрастил бороду, свел свою шевелюру до минимума и научился говорить с шотландским акцентом. А чтобы вжиться в образ, за месяц до съемок четверо суток провел в Гибралтарском проливе, на борту действующей атомной подлодки.

Ему необходимо было понять, как подводники превращаются в семью, в единый живой организм. Он внимательно наблюдал за тем, как капитан субмарины общается с моряками, как отдает приказания, как двигается. А потом использовал приобретенный опыт во время съемок.

Фактура и специфика фильма такова, что героям большую часть времени пришлось играть в тесном замкнутом пространстве подводной лодки, что многократно осложняло для них задачу. Обычно в такой ситуации, говорит Кевин, актеры, не имея «инструментов построения ролей», демонстрируют скованность и плохую игру. На вопросы, почему на роль капитана Робинсона он взял именно Джуда Лоу, Кевин отвечает, что он искал артистов, которые хорошо сыграли бы «парней из низов». Что Джуд Лоу, конечно же, меньше всего похож на такого парня, но он настолько талантлив, что может сыграть все и везде, даже в пустом пространстве без декораций и стен. «Я верил, что Джуд сможет создать для себя и для коллег-актеров воображаемый мир, в котором они будут выглядеть ярко и убедительно. И, как видите, я не ошибся – он справился».

И не только он. По мнению режиссера, главная заслуга успеха «Чёрного моря» заключена в самоотдаче актёров, которых он подбирал по тому же принципу. По его задумке, часть команды Робинсона должны были составить русские. Чтобы отобрать их, он пересмотрел много российских фильмов, побывал на кастингах в Москве и остановил свой выбор на пятерых.

Таким образом, половина персонажей фильма «Черное море» - российские актеры, что придало ему особый колорит и уникальность. Джуду уже доводилось сталкиваться с русской культурой и раньше. В голливудской военной драме «Враг у ворот», рассказывающей о битве за Сталинград, он сыграл легендарного снайпера Василия Зайцева. А в очередной экранизации «Анны Карениной», в британской интерпретации – Алексея Каренина (с Кирой Найтли в роли Анны). Но там нужно было сыграть русских персонажей, а здесь – работать в одной связке с русскими актерами, что не одно и то же.

Во всех своих интервью Кевин Мак-Дональд подчеркивает, что старался избегать принятых в американском кино штампов и клише на образы русских. В отличие от Голливуда, использующего обычно на «русских ролях» сербов и болгар, он пригласил для съемок самих российских актеров.

Объясняя свою позицию и свой выбор, он говорит: «Я хотел показать, что все мы – русские, англичане, американцы, очень похожи, что все мы люди в любой ситуации». Ну, если честно, то как раз в данной ситуации, где угнетающее психику замкнутое пространство и запах большой наживы пробуждает в членах команды агрессивность, алчность и жажду наживы, они все ведут себя не очень-то как люди.

Когда в интервью с Кевином речь заходила о «русских стереотипах», ему непременно задавали вопрос об ушанке, которую не снимал один из русских персонажей – радист подлодки в исполнении Сергея Векслера. На что Кевин отвечал: «Сергей сам хотел носить ушанку. Она – часть сложной работы Сергея над своим образом. Ее, кстати, долго искали в Санкт-Петербурге представители военно-морского флота, которые к этой просьбе отнеслись с большим уважением. И персонаж носит шапку не просто так, она защищает уши – его рабочий инструмент. Шапка – почти физическая часть этого героя. Это не клише, клянусь».

Само собой, столь разношерстный состав съемочной группы должен был создать определенные трудности. Но, вопреки ожиданиям, кинопроизводители и актеры довольно быстро нашли общий язык и работать им было, по выражению режиссера, легко, интересно и даже весело. А «языковой барьер» они весьма органично вплели в канву сюжета.

Чтобы всех подружить и лучше узнать друг друга, Кевин собрал их на целую неделю. Актеры устраивали совместные читки сценария, посещали действующую субмарину, много спорили – «обо всем на свете». Режиссер разрешал им вносить изменения в диалоги, чтобы сделать героев более правдоподобными. «Мы вместе обедали, пили, - говорит он. - Только так и можно друг к другу присмотреться».

Был в этом альянсе и еще один аспект, чисто творческий. В процессе съемок столкнулись, так сказать, две разные, а главное – сильные, актерские школы: русская и английская, существенно, как выяснилось, отличающиеся одна от другой.

«Мне было очень интересно наблюдать, как каждый русский актер привносил в фильм свои навыки, свою технику игры, свою харизму и верность системе Станиславского даже в самых незначительных и маленьких эпизодах. Даже там, где не было пространства для актерской игры как таковой, – делится впечатлениями Кевин. – Русские актеры очень плотно, качественно и скрупулезно работали над каждым эпизодом, и порой мозги мне проедали расспросами: что двигает поступками их героя, как он должен говорить, как ходить. Но как только они решали для себя, что нащупали героя, они шли проторенным путем до конца, не отступая от намеченной линии. Наши работают иначе. Им говоришь: скажи вот так. Как бы сложно им ни было, они найдут оправдание происходящему внутри себя и скажут так, как ты просил. С русскими актерами такое не проходит – они будут спорить до посинения, утверждая, что с их персонажем это несовместимо, что он так не сказал бы. И в результате наши герои получились настоящими – живыми и естественными. Я благодарен им за такую дотошность».

Российские актеры не только скорректировали собственные роли и диалоги, но и помогли всем, по словам режиссера, прочувствовать и понять специфику подводной службы. Сергей Пускепалис имел опыт прохождения службы в военно-морском флоте, а у Григория Добрыгина подводником был отец, и он с детства прекрасно разбирается во всем, что касалось подводной лодки.

Герой Добрыгина, обросший бородой Морозов, поначалу все время молчит, не говоря ни по-английски, ни по-русски, и остается в тени, пока другие члены экипажа проявляют себя. А потом, когда открывает рот, неожиданно выясняется, что он не совсем тот, кем казался, и с английским у него нет проблем. Кевин назвал это «очень мощным драматургическим ходом», хорошо воздействующим на зрителя. «Ведь «Черное море» - не просто развлекательное кино, - уточнил он, - а психологический триллер, в котором есть глубина».

И тут же поспешил успокоить: «Разумеется, на этом мы не ограничиваемся и добавляем остросюжетные сцены подводных съемок. У нас много экшена, дающего зрителю качественное развлечение... Но никакой экшн не будет работать, если за ним не стоит человеческая история».

Рассказывая в Москве о сюжете и замысле своего первого игрового фильма, Кевин неизменно говорит (а если не скажет, то его об этом спросят), что толчком для него послужила трагедия с российским атомным подводным крейсером «Курск», затонувшем вместе с экипажем в 2000-м году. «Это самое жуткое, что могло случиться с людьми. И я решил взять ее за основу, но подумал, что, во-первых, речь должна идти не о военных, во-вторых, важную роль должен сыграть мотив алчности, взятый из «Сокровищ Сьерра Мадре», и в-третьих — это должна быть история о парнях, оказавшихся на обочине жизни».

Думается, «Курск» здесь явно притянут за уши. Более того, подобная аналогия звучит почти кощунственно по отношению к памяти 118 погибших членов экипажа. Но она почему-то пришлась по душе нашим соотечественникам, и они цитируют ее где надо и не надо, и при каждом удобном случае заставляют Кевина развивать эту тему. И тогда он пытается уточнить: «Моряки, запертые под водой без возможности на спасение, и их взаимоотношения в замкнутом пространстве – вот о чем я мечтал снять фильм. Мне очень хотелось исследовать, как будет вести себя человек, оказавшись в такой экстремальной ситуации, сможет ли победить своих внутренних демонов и сохранить в себе человеческое начало».