Кто отказывается от американского гражданства

Опубликовано: 1 июня 2014 г.
Рубрики:

Одно время главные «иммиграционные» новости в Америке касались положения миллионов незаконных пришельцев из стран Азии и Латинской Америки. Потом центральное место заняла иммиграционная реформа и споры между демократами, которые хотели как можно скорее полностью легализовать иностранцев, нарушивших визовый режим, и республиканцами, предлагавшими лишь частичную легализацию, да и то лишь в смычке с мерами, резко усиливающими пограничный контроль. Недавно направленность «иммиграционных» новостей сменилась, и вместо рассказов об иностранцах, мечтающих любой ценой попасть в США, на передний край вышла информация о гражданах Соединенных Штатов, которые не просто покидают страну, а еще отказываются при этом от американского гражданства. Что стоит за сменой новостного вектора?

За последнее десятилетие количество американцев, отказавшихся от гражданства или от вида на жительство, увеличилось в пять раз. Впрочем, и в 2013 году, в абсолютном выражении, их было немного — всего три тысячи. Что привлекло внимание СМИ, так это скачок в темпах роста интересующего показателя: за один прошлый год он вырос на 100 процентов. Журналисты задались вопросом: как стремительно он будет расти в дальнейшем?

«Отказантов», руководствующихся соображениями политическими, то есть принципиальным несогласием с внутренней или внешней политикой США, можно пересчитать по пальцам одной руки. Лиц в данной категории, которые, напротив, принимают американское гражданство и сдают свой прежний паспорт, на много и много порядков больше. Главным побудительным мотивом к отказу от американского подданства являются, судя по опросам, обстоятельства семейные или финансовые, точнее налоговые. Миграция по семейным причинам — явление бытовое, не вынуждающее государство пересматривать что-либо в своих законах. А вот среди людей богатых, бегущих от всесильных вашингтонских налоговиков, попадаются личности творческие, потеря которых для страны может оказаться чувствительной.

В 2011 году Америку потрясло «дезертирство» сооснователя Facebook Эдуардо Саверина, который в канун выхода на рынок акций компании переехал в Сингапур, укрыв таким образом от налогов доход, полученный от продажи ценных бумаг крупнейшей социальной сети. «Америка, ее традиции и законы, благоприятствующие предпринимательству, позволили Саверину состояться как бизнесмену, и в отношении новой родины (Саверин родился в Бразилии. — Ред.) он повел себя совершенно постыдно», возмущались американские законодатели.

Видный нефтяной трейдер и филантроп Марк Рич, уличенный в 80-е годы в махинациях, так и не вернулся домой из Европы и отказался от гражданства, хотя и был помилован президентом Клинтоном. Так же в 2012 году поступила жена Рича, певица и общественная активистка Денис. В прошлом году свой американский паспорт вернула знаменитая певица Тина Тернер, давно осевшая в Швейцарии.

Если гражданин США, находясь за границей, заработал меньше 96 тыс. долларов в год, то американских налогов он не платит вовсе. Тем не менее фискальных казусов в нашу эпоху глобализации хоть отбавляй. Питер Дан живет в Торонто со своей женой-канадкой. Законодательство США борется с уводом в дальние края доходов своих подданных, и потому американец платит солидный сбор за отказ от гражданства, если он или его семья владеют активами на сумму более 2 миллионов долларов. У Дана таких денег нет и в помине, но жена открыла собственную авиационную сервисную фирму, и муж, посчитав закон о сборе несправедливым в отношении супруги-иностранки, отказался от гражданства загодя, до того, как фирма вышла на означенный рубеж.

70-летняя Кэрол Тапонила перебралась с семейством в Канаду из пограничного штата Вашингтон после того, как муж потерял работу на «Боинге». Их рожденный в США сын болен, он страдает умственной неполноценностью. Мать открыла ему в банке дарственный счет, с которого он сможет получать деньги после ее смерти. Налоговое законодательство США по вполне понятным причинам с подозрением и пристрастием относится к трастовым зарубежным счетам американцев. Во избежание неприятностей Кэрол сдала свой американский паспорт.

Феномен отказа американцев от гражданства прокомментировал ведущий сотрудник Института изучения мировых проблем миграции Музафар Чишти.

— Это явление недавнее и, на мой взгляд, весьма важное. Оно не имеет отношения к иммиграционному законодательству, а только к фискальному, применение которого лишь сейчас начинает контролироваться жестко и последовательно. Отсюда и скачок в численности «отказантов». Года четыре назад крупнейший швейцарский банк UBS уплатил штраф немного-немало в 780 миллионов долларов, признав себя виновным в содействии укрытию доходов американцев от Налогового управления США. В законе о противодействии сокрытию доходов есть пункт о вознаграждении лиц, предоставляющих информацию о налоговых мошенниках и их пособниках; UBS, с позволения сказать, пал жертвой именно этого параграфа закона. И случай UBS, в свою очередь, явился прецедентом для всех сколь-либо значимых банков Швейцарии, равно как и многих других стран, обязавшихся извещать США о движениях средств на счетах всех своих вкладчиков — американцев.

Кстати, к истории с UBS добавился недавно еще один швейцарский банк Credit Suisse, который по той же статье заплатил штраф на сумму уже более 2,5 миллиардов долларов. Для европейских банков представление в Налоговое управление США детальной отчетности о счетах американских клиентов — процесс хлопотный, затратный, да и рискованный: в случае ошибки им угрожает штраф в размере 30 процентов от общего объема транзакций с банками в США. Поэтому многие из них перестают открывать новые счета американцам и просят владельцев действующих счетов перевести их в другие места.

— Считаете ли вы, что американские законы, устанавливающие высокие ставки налогообложения доходов от капитала, не только выталкивают состоятельных и предприимчивых индивидов за границу, но и отпугивают такого рода людей от переезда в США?

— Я давно пришел к выводу, что богатые иностранцы за редчайшим исключением избегают переезда в Америку. Не надо путать людей, обладающих большими деньгами, с людьми, стремящимися разбогатеть; вторые стремятся в Америку, первые — нет, предпочитая ей Монако или Каймановы острова. Для богатых Америка страна слишком эгалитарная: она постоянно генерирует нуворишей, которые угрожают социальному положению «старых денег». А потомственные богачи думают не столько о том, как приумножить свои капиталы, сколько о том, как уберечь уже сколоченное, часто унаследованное, состояние от высоких налогов. Американцы недолюбливают рантье, и те никогда не чувствовали себя здесь, как дома.

Приведем в заключение несколько историй совсем иного повседневного свойства.

Корин Мах родилась в штате Айова, где учились ее родители-швейцарцы. Они жили в США до того, как ей исполнилось пять, и еще в течение двух с лишним лет, предшествующих 11-летию девочки. После чего семья вернулась насовсем в Цюрих. Корин сохраняла двойное гражданство, даже будучи избранной в тамошний горсовет. Но когда ее избрали мэром, она с гражданством, доставшимся по праву рождения, распрощалась. «Вся эта возня с двойным налогообложением меня не очень беспокоила», рассказала Корин Мах.

Родители Нормана Гейнрих-Гейла были миссионерами, мальчик рос в Азии и на Ближнем Востоке. В 1986 году переехал с женой в Австрию по делам церкви. Думали, на короткое время, оказалось — надолго. Америка с каждым визитом казалась им все более и более чужой с ее бешеным темпом жизни, социальными контрастами и даже пугающим разнообразием сортов кукурузных хлопьев. На отказ от гражданства их подвиг не один фактор, а несколько: они хотели голосовать в Австрии, а дети — бесплатно учиться в австрийском вузе. Надоело также постоянно продлевать визы и разрешения на работу.

Афроамериканец Куинси Дэвис живет на Тайване, недавно ему предложили выступать за сборную страны по баскетболу. Стимул сам по себе достаточно сильный, чтобы сменить гражданство, но Дэвис утверждает, что он, как чернокожий, еще и ощущает себя более комфорт­но психологически на Тайване, чем в Америке. Да и в остальном спокойная жизнь на острове, не знающем преступности, ему очень по душе.

«Все эти случаи отказа от гражданства свидетельствуют об эволюции взглядов на национальную идентичность, — замечает американка Нэнси Грин, преподающая антропологию в L’Ecole des Hautes Etudes en Sciences Sociales, ведущем французском исследовательском и высшем учебном заведении в Париже. — Для первых переселенцев в Северную Америку гражданство было задано раз и навсегда местом рождения — Британской империей. Эту догму они отринули, создав новую страну, хотя представление о гражданстве, как о чем-то сменном, полностью прижилось в Америке только в конце 19-го века на пике массовой иммиграции из Европы и Азии. Впрочем, еще полвека назад гражданство являлось привилегией, которую власти при определенных условиях могли забрать. И только сейчас зарождается концепция гражданства, полностью приспособленная к нуждам глобального мира. А современный глобальный мир находится полностью в сфере выбора личности, которая свободна принять или отказаться от этой концепции по своему усмотрению».