США о выборах на Украине

Опубликовано: 1 июня 2014 г.
Рубрики:

Президент США Барак Обама поздравил народ Украины с проведением президентских выборов, которые состоялись, несмотря на провокации и насилие. Ведущие американские газеты во всем диапазоне от «Нью-Йорк Таймс» до «Уолл-стрит Джорнал» в своих редакционных статьях характеризовали украинские выборы как эпохальные. Экспертное сообщество США, в целом, высказывается о голосовании более сдержанно, отмечая, что это только начало сложного и долгого процесса нормализации обстановки в стране.

За первым, предварительным комментарием мы обратились к профессору Городского колледжа Нью-Йорка Раджану Менону. Можно ли сказать, что выборы на Украине соответствовали самым строгим стандартам в смысле разнообразия противоборствующих точек зрения, технической оснащенности избирательной системы, прозрачности и честности голосования, надлежащего подсчета бюллетеней, доступа кандидатов и избирателей к средствам массовой информации?

— Я дам вам типичный ответ политолога: с одной стороны — да, с другой — нет. Если говорить содержательно, то множество жителей востока Украины будут считать прошедшее голосование нелегитимным, и не в силу каких-то процедурных нарушений, а из принципа: нынешняя власть в Киеве, по их убеждению, просто не имела мандата на проведение этих выборов. И еще: трудно сказать абстрактно, отвечают ли, например, выборы в Донецкой области мировым стандартам, если там, в лучшем случае, была открыта лишь треть избирательных участков? Или если норма явки на Луганщине не превышала десяти процентов безотносительно к тому, действительно ли люди не хотели голосовать или им помешали это сделать? Что касается формальных аспектов предвыборной кампании, голосования или подсчета бюллетеней, то ответ, на настоящий момент, утвердительный, все прошло достаточно честно, хотя окончательный вердикт вынесут, конечно, только присутствовавшие на выборах многочисленные наблюдатели от Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.

— США и другие страны Запада настаивали на том, что президентские выборы на Украине должны предшествовать выборам парламентским и референдуму по федерализации ее государственного устройства. Вы разделяли этот подход, особенно в свете возвращения страны к конституции 2004 г., резко усекающей полномочия главы государства?

— Если бы вы задали мне этот вопрос две-три недели назад, я бы однозначно ответил, что Запад спешит и что до всякого голосования резонно сделать попытку договориться с Москвой по основным параметрам ее будущих взаимоотношений с Украиной. Сейчас я не уверен, что предлагавшийся мною порядок ходов был такой уж обязательный: позиция Кремля смягчилась, Путин полу-обтекаемо — полу-конкретно заговорил о том, что намерен уважать волеизъявление украинского народа, так что, кто знает, может быть, идея скорейшего выбора главы государства и сулит наилучшие надежды на мирное урегулирование? Особенно учитывая, что Порошенко, фигура, приемлемая для Москвы, быстро вышел в явные фавориты. Запад нисколько не подталкивал Киев к проведению конституционного референдума в первоочередном порядке, и Киев, понятное дело, наотрез отказывался принимать рекомендации Москвы о том, в какой последовательности ему следует решать свои конституционно-электоральные задачи.

— До референдумов в Донецке и Луганске (Референдумы за независимость «Луганской народной республики» и «Донецкой народной республики» прошли 11 мая, — прим. Ред.) США заявляли, что Кремль в состоянии их остановить, и что если они все-таки состоятся, то независимо от деклараций Путина к России будут применены новые санкции. Референдумы состоялись, Путин воздержался от категоричных деклараций по их итогам, а ранее вообще просил повременить с ними — и никаких санкций объявлено не было. Те же угрозы Вашингтон озвучил до президентских выборов, что если будут попытки сорвать голосование или если Москва не признает их результатов, то ее ждут новые репрессалии, причем не точечные, а направленные против целых отраслей экономики. Как вы считаете, на сей раз угрозы воплотятся в жизнь?

— Три момента: во-первых, я убежден, что публичные угрозы в таких тонких дипломатических маневрах контрпродуктивны: они не работают против Путина, и они не сработали бы против нас. Во-вторых, в отличие от первых лиц в администрации Обамы я вовсе не уверен, что Путин полностью контролируют сепаратистов на востоке Украины. В-третьих, российский президент за счет отвода войск и успокаивающих деклараций дал Евросоюзу шанс сохранить лицо и воздержаться от нанесения экономического удара по России, прекрасно понимая, что Европа совсем этого не жаждет, так как ее потери от санкций будут очень болезненные. Обратите внимание на следующий нюанс: союзники обмолвились, что санкции будут введены в ответ на акты насилия не в Донецке или Луганске, а за их пределами. Я надеюсь также, в Вашингтоне правильно оценят визит Дмитрия Медведева в Севастополь именно в тот день, когда на Украине проходили выборы, и не отреагируют неадекватно на его внешнюю провокационность. Визит этот, на мой взгляд, призван довести до Запада простую мысль, что смягчение подхода Кремля к Украине не предвещает ни в коей мере каких-либо уступок по Крыму.

— Символично, что Барак Обама прокомментировал украинские выборы, находясь в Афганистане, стране, в отношении которой Соединенные Штаты, по убеждению самого президента, допустили грубую стратегическую ошибку, занявшись в ней национально-государственным строительством. Не кажется ли вам, что Вашингтон, сам того не желая, берет на себя большие обязательства по строительству нации и на Украине, рискуя своим дипломатическим престижем?

— Это несиловой вариант национально-государственного строительства, без войны; я бы назвал его «чековым»: так, Вашингтон незадолго до выборов передал Киеву чек на 11 миллионов долларов на техническое оснащение избирательной системы. Но это еще цветочки. Запад, как мне видится, «удочерил» Украину всерьез, что будет стоить ему очень дорого. А ведь опросы показывают, что ни американцы, ни европейцы в массе своей, в отличие от элит, не хотят вытаскивать Украину из экономической трясины и не хотят ссориться из-за нее с Россией.

Между тем спрос на российские долларовые облигации по следам голосования на Украине заметно вырос; мировые финансовые рынки таким образом подтвердили, что делают ставку на продолжение процесса деэскалации обстановки в стране и вокруг нее.