Оставшийся в живых

Опубликовано: 1 марта 2014 г.
Рубрики:

Lone Survivor w.jpg

Кадр из фильма «Оставшийся в живых» (Lone Survivor)
 Кадр из фильма «Оставшийся в живых» (Lone Survivor). За Маркусом Латтрелом (Марк Уолберг) ухаживают Гулаб (Али Сулиман) и его младший сын (Рохан Чанд).Photo Courtesy © 2013 Universal Studios
Кадр из фильма «Оставшийся в живых» (Lone Survivor). За Маркусом Латтрелом (Марк Уолберг) ухаживают Гулаб (Али Сулиман) и его младший сын (Рохан Чанд).Photo Courtesy © 2013 Universal Studios
Оставшийся в живых

Lone Survivor

Режиссер Питер Берг

Летом 2005 года бойцы американского спецназа SEALS получили задание. Прозвище SEALS — «тюлени» или «морские котики», происходит от первых букв слов Sea, Air, Land — то-есть, по-нашему, «в небесах, на земле и на море». Это подразделение военно-морского флота США, отличающееся высочайшим уровнем подготовки и технической оснащенности. «Тюлени» в основном занимаются разведкой. Задание состояло в том, чтобы найти в горах Афганистана вожака талибов Ахмад Шаха, опознать его и сообщить о его местонахождении, чтобы его могли ликвидировать специалисты по борьбе с терроризмом.

В группе под руководством лейтенанта Мерфи было четверо.

Операция именовалась «Красные крылья», но не в честь советской авиации, а по названию хоккейной команды Детройта.

В начале картины показана тренировка неимоверной трудности, которой подвергаются (другого слова не найти) «тюлени». Это подлинные кадры, предоставленные фильму руководством флота.

Нас знакомят с участниками операции. Главные роли — связиста Денни Дитца и военфельдшера первого класса Маркуса Латтрела — играют звезды, и к тому же хорошие актеры Эмиль Хирш и Марк Уолберг.

«Тюленей» доставляют в Афганистан с «пересадками» на двух военных базах. Ночью, в кромешной тьме они по тросу спускаются с вертолета и оказываются в зарослях, на склонах Гиндукуша. Горы, производящие грандиозное впечатление, замечательно сняты в национальном лесу штата Нью-Мексико.

«Тюлени» находят лагерь талибов и, наблюдая сверху, опознают Ахмад Шаха. Но тут происходит непредвиденное. В лесу они сталкиваются с тремя афганцами, пасущими коз. Один из них — мальчик лет восьми с ангельским личиком. (На самом деле пастушонок был 14-летним подростком).

Не исключено, что козопасы были посланы в лес талибами, слышавшими ночью шум вертолета. Дело в том, что враг был хорошо осведомлен о том, по каким законам воюют американцы. Позже, в 2009 году под нажимом «прогрессивных», политкорректных сил Америки эти законы были оформлены как обязательные «Правила ведения военных действий» (Rules of Engagement или ROE). Эти правила сильно облегчили жизнь талибам.

Согласно ROE, если американцы хотят произвести обыск в афганской деревне, они обязаны предупреждать жителей об этом заранее. Стрелять первыми нельзя. В присутствии гражданских лиц вступать в перестрелку нельзя. Если есть подозрение, что враг переодет женщиной, или что женщина является террористкой, проверить это разрешается только женщине. На многие действия требуется разрешение вышестоящего начальства. Известен случай, когда на получение такого срочного разрешения ушло четверо суток.

Так что можно предположить, что хотя ROE в 2005 году еще не были утверждены, дело явно к тому шло, и талибы отправили на разведку мирных пастухов как людей, неприкосновенных для американцев. Но даже если это было не так, результат оказался предсказуемым.

SEAL_TEAM_w.jpg

«Тюлени» в Афганистане в операции «Устоявшаяся свобода» (Enduring Freedom)
«Тюлени» в Афганистане в операции «Устоявшаяся свобода» (Enduring Freedom). Слева направо: техник звукового зондирования 2 класса Мэтью Г. Алексон из Купертино, Калифорния; старший техник по информационным системам Дэниел Р. Хили из Эксетера, Нью-Хэмпшир; квотермастер 2-го класса Джеймс Су из Дорфилд Бич, Флорида; больничный санитар 2-го класса Маркус Латтрел; напарник машиниста 2-го класса Эрик С. Паттон из Боулдер-Сити, Невада и лейтенант Майкл П. Марфи из Патчога, Нью-Йорк позируют фотографу в Афганистане. За исключением Латтрела все погибли 28 июня  2005 года в ходе операции «Красные крылья». Photo Courtesy © 2013 Universal Studios

«Тюлени» в Афганистане в операции «Устоявшаяся свобода» (Enduring Freedom). Слева направо: техник звукового зондирования 2 класса Мэтью Г. Алексон из Купертино, Калифорния; старший техник по информационным системам Дэниел Р. Хили из Эксетера, Нью-Хэмпшир; квотермастер 2-го класса Джеймс Су из Дорфилд Бич, Флорида; больничный санитар 2-го класса Маркус Латтрел; напарник машиниста 2-го класса Эрик С. Паттон из Боулдер-Сити, Невада и лейтенант Майкл П. Марфи из Патчога, Нью-Йорк позируют фотографу в Афганистане. За исключением Латтрела все погибли 28 июня  2005 года в ходе операции «Красные крылья». Photo Courtesy © 2013 Universal Studios

«Тюлени» задерживают пастухов. Наступает жуткий момент принятия решения. Конечно, хладнокровное убийство мирных, по-видимому, афганцев — ужасное злодейство. Но — «на войне, как на войне». Вся операция может быть сорвана, если их отпустить. У «тюленей» нет ни малейшего сомнения, что пастухи донесут о них талибам. И все-таки их отпускают. Латтрел говорит: «Иначе представляете, что скажет Си-Эн-Эн — спецназ истребляет мирных жителей».

Дожили. Американские военные боятся собственной телестанции больше, чем свирепого врага.

За первые семь лет афганской вой­ны (2001-2008) на ней погибло 630 американских солдат. После введения новых гуманных правил за пять лет (2009-2013) потеряно почти вчетверо больше жизней — 2 292.

Герои фильма — хотя действие в нем происходит в 2005 году — пополняют эту скорбную статистику.

Через два часа после ухода пастухов американцы попадают в засаду. После ожесточенной трехчасовой перестрелки трое из четверых «тюленей» мертвы. Посланный им на выручку вертолет с командой в 16 человек талибы взрывают ракетой. Итого потеряно 19 человек.

Спасся чудом один Латтрел. Со сломанным позвоночником, пулевыми и шрапнельными ранениями он десять километров полз до афганской деревни. Там его принял в дом и спас местный житель Мохаммед Гуляб.

Ни один американский критик не понял, почему афганец так поступил. Пишут о «порядочности и гуманности» Гуляба. Тут сказывается потрясающее качество американцев. Они способны мерить всех только своей меркой. Если, например, в Ираке провели выборы — значит, пришла демократия. Последующая гражданская война в этой стране между суннитами, шиитами и курдами до того непонятна, что ее стыдливо «заметают под ковер». Наши прогрессисты и миротворцы, среди которых блистал артист-кинозвезда Джордж Клуни, не покладая рук боролись за разделение Судана, чтобы северные арабы-мусульмане не могли больше изничтожать южных суданских негров. Юг получил, слава Богу, независимость и спасся от арабов. После этого негритянские племена нового государства немедленно принялись изничтожать друг друга с небывалым рвением, поставившим в тупик американских благодетелей.

Гуляб спас американца и прятал его четыре дня по нерушимому, вековому восточному закону гостеприимства, и ни по чему другому. Латтрел приполз под его кров, и выдать гостя означало бы предать древнюю традицию, потерять лицо и заслужить презрение односельчан. Конечно, талибы стали преследовать Гуляба, сожгли его дом. Он с женой и десятью детьми прячется, где может. Несколько раз он уже прилетал в США, в гости к Латтрелу. (В конце фильма есть подлинный кадр, где они обнимаются). Режиссер Берг и актер Уолберг хлопочут о том, чтобы Гуляб с семьей получил в Америке политическое убежище.

Авторы фильма, поставленного по мемуарам Латтрела, написанным вместе с английским писателем Робинсоном и вышедшим в 2007 году, отнеслись к своей работе весьма серьезно. Режиссер Берг посетил семьи троих погибших товарищей Латтрела и беседовал с ними. Впервые в истории ему, штатскому лицу, было разрешено месяц прожить в Ираке вместе с командой «тюленей» на их базе. Когда Берг писал сценарий, Латтрел приехал к нему и провел месяц у него дома. Актерам тоже была предоставлена возможность ближе узнать службу «тюленей».

Берг разбил центральную часть фильма — сражение с талибами — на 30 эпизодов. Они смотрятся как документальное кино. Огромное впечатление производят кадры, где «тюлени», уходя от преследования, прыгают и скатываются по крутым горным склонам (наклон до 60 градусов, скалистые уступы высотой от 6 до 10 метров). Кое-где актеров подменяли каскадеры, в послужном списке которых на этом фильме значится одно сотрясение мозга, одно прободение легкого и несколько сломанных ребер.

Конечно, не все в картине соответствует действительности. Голливуд есть Голливуд. Доброта Гуляба объяснена тем, что ангелоподобный мальчик-козопас, которого пощадили американцы, оказывается его сыном. У этого мальчика с раненым Латтрелом даже есть комедийная сцена, мало уместная и совсем не правдоподобная. Наконец, в финале талибы выволакивают Латтрела наружу и кладут его голову на плаху. Но тут, как в вестерне, раздаются выстрелы — это добродетельные жители деревни спасают американца. Все это — и плаха, и выстрелы — чистый вымысел. Талибы только побили раненого Латтрела, но староста деревни не дал им его забрать, и Гуляб стал его прятать в разных домах и даже в пещере.

90 процентов зрителей, согласно сайту «Гнилые помидоры», приняли фильм очень хорошо. На 20 февраля он вошел в десятку чемпионов кассы (на девятом месте), заработав 119 миллионов за восемь недель показа в двух тысячах кинотеатров. Только 74 процента критиков согласны со зрителями. Левые буквально содрогаются от злобы, называя картину «военной порнографией», «пропагандой войны» и «джингоизма» (это воинствующий шовинизм).

Академия кино повела себя, на мой взгляд, непристойно, выдвинув фильм на «Оскаров» всего лишь за звук и звуковой монтаж. Пацифистская политкорректность не знает ни пределов, ни стыда.

****

 

***** — замечательный фильм

**** — хороший фильм

*** — так себе

** — плохой фильм

 

*— кошмарный