Скандал в ракетных войсках США

Опубликовано: 1 февраля 2014 г.
Рубрики:

air force w.jpg

Инспекция ракеты на дежурстве на базе ВВС «Мальмстром» в штате Монтана
На этой фотографии, предоставленной ВВС США, глава администрации ВВС (Air Force Chief of Staff), генерал Марк Уэлш, (справа)  и сержант-техник (Tech. Sgt.) Джастин Ричи, инструктор 341-го отделения обслуживания (341st Maintenance Operations Squadron) во время инспекции ракеты на дежурстве на базе ВВС «Мальмстром» в штате Монтана (Malmstrom Air Force Base). 20 ноября 2012 г.   Photo by U.S. Air Force, Beau Wade  /AP
На этой фотографии, предоставленной ВВС США, глава администрации ВВС (Air Force Chief of Staff), генерал Марк Уэлш, (справа) и сержант-техник (Tech. Sgt.) Джастин Ричи, инструктор 341-го отделения обслуживания (341st Maintenance Operations Squadron) во время инспекции ракеты на дежурстве на базе ВВС «Мальмстром» в штате Монтана (Malmstrom Air Force Base). 20 ноября 2012 г. Photo by U.S. Air Force, Beau Wade /AP
Тридцать четыре военнослужащих ракетных войск стратегического назначения США (РВСН, GlobalStrikeCommand) оказались замешаны в скандале с мошенничеством на квалификационном экзамене. Трое из них уличены также в незаконном употреблении наркотических препаратов. Это самый громкий случай подобного рода в американских РВСН. Свидетельствует ли он об общем падении дисциплины в вооруженных силах страны?

В инцидент, происшедший летом прошлого года, вовлечены 34 офицера в ранге от младшего лейтенанта до капитана, служившие на ракетной базе «Мальмстром» в штате Монтана (Malmstrom Air Force Base). Они обменивались ответами на вопросы ежемесячного квалификационного экзамена посредством текстовых сообщений (СМС). На время проверки они были отстранены от несения службы, а результаты их зачета аннулированы. Под следствием находятся 17 непосредственных фигурантов дела и 17 других военнослужащих, которые, предположительно, знали об их проступке, но не сообщили о нем по начальству.

Согласно информации Пентагона экзамен повторно сдавали все 600 офицеров личного состава боевых расчетов сухопутного компонента стратегических ядерных сил, включая 200 человек на упомянутой базе «Мальмстром». 97 процентов прошли переэкзаменовку успешно, что соответствует статистической норме.

На боевом дежурстве в США сегодня находятся 450 ракетных комплексов наземного базирования Minutemen III.

Что касается скандала с употреблением рекреационных наркотиков, то в него замешаны в общей сложности 11 офицеров РВСН, служащие на шести базах в США и Англии, в том числе, трое, проходящие по делу о мошенничестве на экзамене.

Этими двумя ЧП беды в ракетных войсках не исчерпываются. В середине декабря прошлого года было объявлено, что генерал-майор Майкл Кэри, командовавший тремя ракетными полками, был в октябре подвергнут дисциплинарному взысканию за неподобающее поведение, вызванное чрезмерным употреблением спиртных напитков на проходившей в Москве военной конференции, и отстранен от должности.

В октябре же дисциплинарные меры были применены к 4 офицерам РВСН, которые заснули во время круглосуточного дежурства и оставили открытыми взрывозащитные двери в командные пункты.

Месяцем ранее был освобожден от должности заместитель начальника штаба Стратегического командования генерал Роберт Келлер, уличенный в использовании поддельных покерных фишек в казино в штате Айова.

А в 2008 году министр обороны Гейтс одновременно отправил в отставку двух начальников ВВС, допустивших несанкционированный вывоз на Тайвань детонаторов ядерных бомб.

Однако вернемся к первому скандалу с мошенничеством на экзамене. Есть ли основания полагать, что за ракетными пультами могут находиться некомпетентные военные? На этот вопрос отвечает офицер запаса американского спецназа Стивен Буччи, который в течение пяти с половиной лет работал в администрации Буша-младшего помощником министра обороны. Сегодня он старший научный сотрудник Фонда «Наследие».

«Нет, оснований для тревоги я не вижу, — говорит Стивен Буччи. — Это, несомненно, досадное административное происшествие, и Пентагон, не мешкая, начал его расследовать. Но это не вопрос компетентности стратегических ракетчиков, и у Министерства обороны, я уверен, нет на этот счет никаких сомнений. С ракетчиков, конечно, спрос особый, они проходят переаттестацию каждый месяц и проходят ее успешно, иначе бы они на своей службе не задержались. И общая дисциплина в американской армии, как мне кажется, находится сегодня на беспрецедентно высоком уровне, что является в значительной мере результатом участия большого числа военнослужащих сухопутных сил и Корпуса морской пехоты в реальных боевых действиях. Оперативность, с которой Министерство обороны отреагировало на неуставное поведение своих младших офицеров во время сдачи экзамена, имеет целью заверить и гражданское руководство, и общество в целом, что стратегический ракетный арсенал страны находится в надежных и верных руках. Думаю, Пентагон поступил правильно, перестраховавшись и обязав весь личный состав наземных РВСН пересдать квалификационный тест.»

То, что офицеры, сдающие этот тест ежемесячно, решили почему-то смошенничать, Стивен Буччи характеризует как «приступ быстротечной глупости». Впрочем, по его мнению, для такого настроения у ракетчиков есть некоторые основания.

 «Ракетные войска недофинансируются уже в течение ряда лет, и это не может не сказаться на настрое личного состава, поскольку плохое финансирование тормозит, среди прочего, служебный рост, продолжает Буччи. — Стратегические ракетчики, слава Богу, не воюют, и проблемы с дисциплиной, которые с неизбежностью возникают в бездействующих видах вооруженных сил, в Америке традиционно компенсировались высокими окладами, престижностью службы, сравнительно быстрым продвижением по карьерной лестнице. Сегодня в ракетных войсках всего этого нет, а потому начальство обязано очень пристально отслеживать дисциплину среди подчиненных.»

Стивен Буччи коротко коснулся также скандала с употреблением наркотиков в РВСН. По его словам, добровольческая армия, пусть не в такой степени, как призывная, но все же является срезом общества, где наркотики получили широкое распространение Только масштабы проблемы в армии куда меньшие, и вред, который наносят наркотики, не такой сильный, поскольку злоупотребления вскрываются быстрее, чем «на гражданке», и наказываются неотвратимо.