Косметика: реальность и иллюзии

Опубликовано: 4 февраля 2005 г.
Рубрики:

Роль косметики в нашей жизни заметно изменилась. Во-первых, ее применяют не только женщины, чтобы привлечь внимание мужчин и сохранить молодость, но и мужчины, для того чтобы подчеркнуть высокое социальное положение. Если так пойдет дальше, то современные преуспевающие мужчины уподобятся надушенным и нарумяненным кавалерам эпохи Людовика XIV. Во-вторых, от косметики стали ожидать невероятных свершений. Вчерашние шампуни должны были всего лишь мыть волосы и давать приятную пену. Сегодняшние шампуни уже должны не только мыть, но и кондиционировать, укреплять волосы до самых кончиков, и желательно еще останавливать выпадение волос. Вчерашние кремы должны были увлажнять, смягчать и маскировать внешние признаки старения, а сегодняшние косметические средства должны устранять морщины, возвращать коже сияние юности, активизировать дыхание и энергетику клеток кожи, защищать кожу от вредных воздействий и вылечивать различные кожные заболевания.

Желания потребителя — закон для производителя. Сегодня на прилавках магазинов и в косметических салонах можно найти средства, для которых, если верить рекламе, практически нет ничего невозможного. Хотите избавиться от угрей? Вот вам средство для “проблемной кожи”, которое восстановит баланс работы сальных желез, снимет воспаление и преградит путь бактериям. Хотите омолодить лицо без пластических операций? Вот вам последняя новинка — подтяжка кожи без операций. Хотите восстановить здоровье кожи? Вот вам “умный” крем, который сам разберется, что вашей коже не хватает и исправит все неполадки. Поверить во все эти чудеса трудно, однако не верить еще труднее, так как невероятные обещания преподносят нам под соусом последних научных открытий, которые якобы и сделали возможным создание косметических средств нового поколения.

Развеять косметические мифы было бы проще, если б абсолютно все, что говорится в рекламных статьях о косметике, было неправдой. Однако это не так. Действительно за последние десятилетия в науке о коже были сделаны важные открытия, которые совершенно изменили подходы к решению косметических проблем. Рассмотрим их вкратце.

Во-первых, оказалось, что далеко не все морщины возникают в ходе естественного процесса старения. Кожа, как выяснилось, чаще стареет преждевременно из-за воздействия вредных факторов, в первую очередь, УФ-излучения, затем обезвоживания, стрессов и т.д. Было высказано предположение, что так же, как некоторые воздействия могут ускорять старение кожи и вызывать ухудшение ее внешнего вида, защита от этих воздействий, наоборот, должна продлевать молодость кожи и улучшать ее внешний вид.

Во-вторых, были открыты вещества, которые формально не являлись лекарствами, но могли, тем не менее, изменять не только внешний вид, но и физиологическое состояние кожи. Например, группа ученых, занимающаяся поисками средств для лечения угревой болезни, обнаружила, что ретиноиды (группа веществ, напоминающих по действию витамин А) оказывают омолаживающее действие на преждевременно состарившуюся кожу, а другая группа ученых, бьющаяся над проблемами экземы, открыла способность альфа-гидрокси кислот (среди которых, такие известные агенты косметического мира , как гликолевая и молочная кислота) отшелушивать кожу и устранять таким образом мелкие морщины и некоторые другие дефекты. Были сделаны открытия о важности тонкой пленки отмерших клеток, покрывающих кожу — рогового слоя. В частности было показано, что, воздействуя на роговой слой, можно изменять функционирование более глубоких слоев кожи.

Это, конечно, далеко не все научные открытия, которые сейчас используют в косметологии, но я не ставлю перед собой задачу перечислять их все. Гораздо важнее то, что всплеск научных исследований в области физиологии кожи совпал с технологическим подъемом в косметическом производстве. Благодаря новым технологиям и новым синтетическим материалам, косметические компании стали производить продукты, не только удивительно приятные для кожи, но и почти мгновенно улучшающие ее внешний вид — разглаживающие морщины, придающие коже мягкость, упругость и “сияние юности”. Таким образом, с одной стороны, у косметических производителей появилась возможность создавать средства, способные замедлить старение кожи, защитить ее от повреждений, и даже устранить некоторые внешние недостатки, а с другой стороны, они освоили мастерство иллюзии — искусство мгновенного улучшения кожи без какого-либо вмешательства в ее внутренние дела. И очень быстро оказалось, что во многих случаях гораздо выгоднее продавать иллюзию эффекта, чем производить средства, которые действительно вносят какие-то изменения в кожу.

Большинство биологически активных добавок, которые способны производить эффект, могут действовать лишь в при достижении определенной концентрации (здесь есть исключения, например антиоксиданты наиболее эффективны в низкой концентрации). Однако, биологически активные добавки, за редкими исключениями, присутствуют в косметике в очень низких концентрациях, а большую часть объема баночки или тюбика с косметическим средством занимают вещества, которые и определяют наши ощущения от косметики, то есть, дарят нам всю ту гамму ощущений, которая возникает при соприкосновении крема с лицом. Чаще всего, эти ощущения являются оптическими и сенсорными иллюзиями: “мгновенно впитывающийся” крем, на самом деле не впитывается, а испаряет жидкую часть, оставляя на коже невидимую пленку; “питательный” крем ничего не питает, а оставляет на коже жирноватую пленку; “крем от морщин” является мощным увлажнителем, вызывающим отек кожи, и т.д. Ингредиенты, фиксирующиеся на коже, могут изменять физические свойства поверхности кожи таким образом, что кожа будет казаться более гладкой, светлой и упругой, чем до нанесения крема. Иллюзии сохраняются недолго, лишь до тех пор, пока тонкая пленка крема держится на коже, но этого оказывается достаточным, чтобы поверить в чудо.

Что же касается так называемых “биологически-активных” веществ, то они в косметике действительно есть, однако далеко не всегда им дают возможность проявить себя. Например, ферменты (энзимы) — это ингредиенты, гарантированно привлекающие внимание покупателя. Однако не все покупатели понимают, что ферменты — это белки, то есть, сложные молекулы, закрученные в определенную пространственную структуру, которая и определяет их функциональную способность. Нарушение пространственной организации белковой молекулы, или денатурация белка, приводит к полной утрате активности. Однако легко ли сохранить белковые молекулы в процессе приготовления косметического средства? Могут ли они “выжить” в окружении множества других ингредиентов, которые весьма отличаются от тех веществ, которые обычно окружают белки в организме? Некоторые ферменты более стабильны, чем другие. Например, ферменты трипсин, папаин и бромелайн, которые обычно используют для ферментного пилинга, довольно стабильны. Но, в любом случае, при изготовлении ферментной косметики — это непростая задача. Согласитесь, что искушение ввести в рецептуру модный фермент, не озаботившись вопросами сохранения его активности, должно быть велико. Похожие проблемы возникают и с другими ингредиентами, поэтому во многих косметических средствах биологически-активных добавок либо слишком мало, либо они утратили свою активность.

Дополнительной преградой на пути создания биологически-активной косметики в США является закон, согласно которому “косметические средства не должны изменять структуру или функцию живых тканей или оказывать лечебное действие”. Разница между косметикой и лекарством — это не только вопрос терминов и определений. По американским законам производитель косметики сам несет ответственность за качество и безопасность своей продукции, а Управление по контролю над продуктами и лекарствами (FDA) не проверяет качество косметических средств до их поступления на рынок. Производители косметики должны предоставить в FDA только справки о том, какие тесты были проведены для проверки безопасности их косметики. Таким образом, процедура получения официального благословения на продажу косметики довольна проста. А вот для того чтобы провести через все инстанции новое лекарство, нужно несколько лет и сотни миллионов долларов. Помимо проверки на безопасность, здесь понадобятся длительные испытания на животных и клинические испытания, ведь надо будет доказать, что новое средство действует именно так, как заявлено в аннотации, определить его побочные эффекты, ограничения и противопоказания. Не удивительно, что американские производители косметики очень боятся, что их продукцию причислят к лику лекарств и заставят проходить все эти проверки и тесты.

Итак, существует два пути удовлетворения растущих запросов покупателей косметики. Первый путь — составление рецептуры, которая способна создавать иллюзию эффекта. Второй — поиск активных веществ, оказывающих нужное действие, тестирование активностей всех этих веществ, проверка их совместимости с другими компонентами рецептуры, определение скорости их прохождения в кожу, обеспечение их сохранности в процессе приготовления косметики и т.д. При этом, средство должно получиться не слишком активным, иначе его могут объявить лекарством со всеми вытекающими последствиями. И хотя стратегия создания косметической рецептуры в конечном итоге определяется философией производителя косметики и его финансовыми возможностями, привлекательность первого пути слишком очевидна.