Песнь пенсий

Опубликовано: 16 октября 2013 г.
Рубрики:

irina w.jpg

Иринa Матийченко
Иринa Матийченко, директор иммиграционного отдела New York Legal Assistance Group (NYLAG)
Иринa Матийченко, директор иммиграционного отдела New York Legal Assistance Group (NYLAG)
Время, говорят, летит быстро. Оспаривать эту нехитрую сентенцию вряд ли кто станет — а наши русскоязычные пенсионеры в особенности. Сегодня они просто диву даются, как много событий умещается в сравнительно небольшие календарные отрезки. Казалось бы, только-только отошли от шока, вызванного клинтоновским законом, согласно которому социальное обеспечение было поставлено в жесткую — жестокую! — зависимость от сдачи экзамена на гражданство... Тогдашняя всеобщая паника еще не всеми забылась — а новый страх уже одолевает наше сознание: социальные службы «начали охоту» на выходцев из стран СНГ — получателей пособия SSI (Supplemental Security Income). Чиновников вдруг живо заинтересовало, не причитается ли кое-кому из них пенсионный «приварок» из бывшей страны проживания.

Прокомментировать происходящее я прошу Ирину Матийченко — директорa иммиграционного отдела New York Legal Assistance Group (NYLAG). За хрупкими плечами изящ­ной женщины — солидный юридический опыт и множество убедительных профессиональных побед: знаменитые выигранные иски «Горовец против Чертофф», «Якубова против Чертофф», «Цамчо против Наполитано» — это успехи ее команды.

 

— Ирина, похоже, у щедрой Америки образовалась некая имущественная претензия к нашему старшему поколению. Новый гром среди ясного неба?

— Не совсем. Еще двенадцать лет назад была предпринята попытка выяснить, кто из иммигрантов получает пенсии «оттуда» — чтобы снять с Америки, хотя бы частично, бремя выплат многочисленных пособий. Но российские пенсии, законным образом заработанные, отчислялись от случая к случаю — примерно как тамошние зарплаты, и рассчитывать на них как на постоянный источник дохода было нельзя. Я специально занялась этим вопросом, встретилась с российским консулом. Он дал письмо — своего рода охранную грамоту, помогающую нам, юристам, отстаивать права соотечественников перед местными органами социального обеспечения. Документ пояснял, что закон о пенсиях иммигрантам из СНГ есть, работает — но не в полную силу. Следующей была встреча с уполномоченным офиса социального обеспечения, который признал: да, порядок с выплатой пособия SSI должен быть наведен — но негуманно дергать иммигрантов, покуда с их честно заработанными пенсиями творится чехарда. Теперь пенсии платят аккуратно — в России, в бывших прибалтийских республиках, в Азербайджане — и американские власти законно желают знать, кому из «наших» сколько причитается.

— Судя по всему, действие нового закона распространяется лишь на некоторых. Но, как водится в нашей эмоциональной общине, паникуют все!

— Совершенно зря. Представить финансовый отчет нужно будет только тем, кто въехал в США после 1992-го года, сохранил прежнее гражданство и получает пенсию «оттуда». И все — оснований для тотального беспокойства нет, никого более нововведение не касается.

— Однако те, кого уже коснулось или коснется в скором будущем, чувствуют себя буквально жертвами произвола! В самом деле: сумма ежемесячного пособия SSI уменьшается на сумму, адекватную пенсионной выплате — справедливо ли?

— Для начала давайте определимся с базовыми понятиями. Что такое SSI? Незаработанное пособие, которое выдается необеспеченным — престарелым или больным. На такую льготу нужно иметь право: накопления не должны превышать двух тысяч долларов на одного и трех — на семью. Похоронные фонды доходом не считаются. В законе оговаривается условие, препятствующее злоупотреблениям: неимущий должен использовать все возможности для того, чтобы его право на другой источник дохода — например, пенсию — было реализовано. Нельзя, скажем, претендовать на полное пособие SSI вместо частичного, скрывая небольшую пенсию только потому, что одно пособие получать удобней. Можно в открытую отказаться от получения мизерной пенсии — но тогда право на SSI теряется полностью. А что есть пенсия? Это доход, который должен быть декларирован.

— Но люди привыкли к иному положению вещей и легко обижаются: почему Америка, сильная и богатая, донимает расспросами о финансах, отчего мелочится? Недавно мне выпало беседовать с соотечественником, получившим вызов на «пенсионное интервью». Он позвонил посоветоваться, звучал запальчиво: «Не хочу иметь с совком ничего общего, копейки оттуда не желаю и в консульстве ноги моей не будет!»

— Подобное приходилось слышать и мне — причем даже от тех, кто нелюбовь к России декларирует, но гражданством ее не бросается. На линии дама: защитите мою маму от произвола, ее заставляют отчитаться о «русской пенсии» — а она в Союзе была диссиденткой, боролась с властями! Потом выясняется, что, несмотря на диссидентское прошлое, разумная мама все-таки сохранила российский паспорт, ежегодно отмечается в консулате — и пенсия ей прекрасным образом начисляется... Прошу понять меня правильно: я не определяю ничьего отношения к бывшей стране проживания, а подхожу к вопросу с чисто юридической точки зрения. Потому и повторяю: пенсия — это доход, сокрытие его — незаконно. Именно поэтому я бы отказалась от словосочетаний типа «атака на стариков» и не совсем корректных исторических параллелей: сегодняшняя проверка доходов наших пенсионеров никак не похожа на ситуацию с лишением SSI в случае провала экзамена на гражданство. Тогда люди боялись — и объяснимо боялись — потерять единственный источник существования! Мы им сочувствовали, профессионально помогали. А сейчас кому-то просто жаль дополнительную субсидию, которую, как мы знаем, многие даже не используют — от доброго сердца отдают по доверенности кому-нибудь из бедствующих родственников или старых друзей.

— Вообще-то благородно...

— Благородно, конечно — но вряд ли доброта по отношению к чьим-то далеким друзьям или родным должна быть за счет Америки. Между тем, нам звонят с возмущением: почему не вчиняете правительству групповой иск, почему не спешите защитить нас, своих сооте­чественников, от грабежа? Я стараюсь ни в коем случае не сбиваться на банальные поучения, вроде «подумайте о том, как хорошо вы живете и насколько многим обеспечены»... Умалчиваю и о явном неравенстве среди иммигрантов: выходцы из тех республик, которые пенсий не платят, а также беженцы, лишенные в свое время советского гражданства, могут рассчитывать только на SSI. Я объясняю сердитым, что доходы нужно декларировать, что требование «рассекретить» свою пенсию — легитимно. Российский консулат не отказывает в таких справках. Если у вас остались близкие в других странах бывшего проживания, они могут обратиться по вашей просьбе в местные собесы.

— А вдруг непредсказуемая Россия возьмет да и прекратит выплаты?

— Россия отрегулировала положение о пенсиях: теперь они поступают ежемесячно, суммы не колеблются. Поэтому если вы получили письмо с требованием явиться в местный офис социального обеспечения для интервью — скорее всего, там поинтересуются вашими доходами и попросят предъявить соответствующую справку. Отнестись следует с пониманием. Отказать в справке консулат не может: это обычная услуга — платная, но не безумно дорогая. Если с вами беседуют в офисе социального обеспечения, ни в коем случае не делайте вид, что вам плохо понятно, о чем речь. Хромает английский — придите с переводчиком или попросите подключить его по телефону, это возможно.

— Ирина, а как быть россиянам, которые пенсии не имеют, хотя могли бы? Скажем, никогда на нее не претендовали, а получить сейчас сложно. Я знаю пожилого человека, страдающего ментальным заболеванием: мало смысла объяснять ему, что вышел новый закон, что следует подать куда-то некое прошение...

— Для начала надо доказать, что в данный момент человек этот пенсии не получает. Плюс предъявить соответствующий документ от врача. Никто не станет уменьшать пособие на сумму невыплачиваемой пенсии, никто не заставит психически больного ее «выбивать».

— Но недоразумений, тем не менее, хватает... Мне пожаловались знакомые — выходцы из Украины: их вызвали в местный офис и потребовали отчета о доходах. Доказать, что Украина пенсий иммигрантам вообще не платит, оказалось сложно: суровая работница знала только магическое слово «Раша» и прилагала это географическое понятие ко всем выходцам из бывшего Советского Союза.

— Случается, к сожалению, и такое: рассчитывать на обширные знания и кругозор интервьюеров порой не приходится. Но можно просто принести с собой компьютерную распечатку соответствующего закона. Рядовой сотрудник офиса упорствует — зовите его начальство! В конце концов, консулат Украины тоже выдает справки: десять долларов — и документ у вас в руках. Я понимаю, как сложно путешествовать по офисам, как некомфортно чувствовать себя под подозрением — но, честное слово, отдельные ошибки не фатальны, а общая ситуация скоро разрешится.

— Между тем, возникла еще одна: самая демократичная страна в мире вдруг стала следить за передвижениями наших иммигрантов по свету. Участились вызовы в те же пугающие местные офисы социального обеспечения с целью выяснить, как долго получатель пособия отсутствовал в стране и сколько раз в году он ее покидал...

— Ничего странного: это явления одного порядка, правительство пытается бороться со злоупотреблениями и, вполне понятно, хочет знать, на какие деньги неимущие старики выезжают из страны по два, а то и по три раза в год. Если в паспорте получателя SSI за короткий срок появляется штамп Китая, потом Доминиканской Республики, а через каких-нибудь пару месяцев, допустим, Новосибирска — путешественник обязан пояснить, за чей счет вояжи. Предположим, билеты купили дети — тогда следует представить копии соответствующих документов, и к доходу это приравниваться не будет, поскольку еду, одежду и счета этим не оплатишь. Если же спонсор просто дал от щедрот какие-то наличные, за них следует отчитаться как за доход — но не исключено, что при рекордном количестве зарубежных поездок правительство может попросить добрых родственников взять своего «бедного» на полное содержание. Думайте сами, решайте сами. Кстати, в офис могут вызвать и после одной зарубежной поездки — если «пересидеть» там более тридцати календарных дней: тогда человек должен отказаться от пособия за месяц отсутствия — это закон.

— Некто заявил по русскому телевидению: Америка живет не по совести, а по закону. И добавил: она стала придирчивее к русскоязычным иммигрантам. Вы тоже так считаете?

— Нет, Америка просто сделалась менее наивной. Не думаю, что по этой причине должна уменьшиться наша к ней благодарность.