Расслабим мозги, ручки и ножки

Опубликовано: 1 октября 2013 г.
Рубрики:

sand sculpture.jpg

Конкурс лучшей скульптуры из песка. Балтимор, Внутренняя пристань.
Конкурс лучшей скульптуры из песка. Балтимор, Внутренняя пристань, 2012 г. Фото Г.Крочика
Конкурс лучшей скульптуры из песка. Балтимор, Внутренняя пристань. 2012 г. Фото Г.Крочика
Если у нас спросить, в чем главные проблемы нашего времени, то каждый, наверное, представит длиннющий список. Он будет включать в себя гору малоприятных событий, которые обрушиваются на нас с экранов, газетных полос и из эфира. А я вот не соглашусь. Много проблем не вне, а внутри нас. Я не могу это подтвердить никакими социологическими опросами, но так полагаю, что одна из главных примет нашего времени — это все большее количество людей, не желающих и не умеющих напрягаться. И это очень наглядно проявляется в таких весьма значимых сферах нашей жизни, как труд и отдых.

Всегда — от египетских фараонов до дня сегодняшнего — отношение к труду было самым что ни есть возвышенным, почтительным и панегирическим (не считая мнения строителей пирамид). Можно привести многие тысячи высказываний людей великих и простых о том, что труд — это самая большая ценность, что отношение к труду определяет высоту личности человека, и что тот, кто не трудится, не достоин уважения.

Самые старые и типичные на этот счет слова я нашел у Эзопа. Еще 26 веков назад он говорил, что истинное сокровище для людей — это умение трудиться, и что работа для нас является наслаждением. Он, наверное, имел в виду себя, потому что далеко не для всех людей работа была смыслом жизни, радостью и призванием. Но не будем придираться. В принципе все позднейшие высказывания в разных вариациях повторяют слова древнего баснописца. Труд всегда ценился. Того, кто не работал, чаще всего власть предержащие наказывали или лишали возможности мало-мальски прилично жить. В истории почти всегда буквально понимались слова о том, что в поте лица своего будет человек добывать свой хлеб, и что тот, кто не трудится, тот не ест.

 

Есть человек, есть проблема

Бывали и такие случаи, когда людей за якобы непочтительные высказывания о труде подвергали репрессиям. Это уже не абстрактная история. Для меня это связано с конкретным человеком, с которым я часто встречался и даже, увы, брал у него последнее в его жизни интервью. Я люблю книги Анатолия Наумовича Рыбакова, которые так жестко отразили ту эпоху. Сейчас очень часто цитируются слова Сталина — есть человек, есть проблема, нет человека, нет проблемы. Сталин их никогда не произносил. Их сочинил Рыбаков. Но очень точно в этих словах отразил суть сталинского времени.

Вы, конечно, помните, что все злоключения главного героя его трилогии «Дети Арбата» Саши Панкратова, персонажа автобиографического, произошли из-за того, что он в стенгазете опубликовал невинные стишки, в которых были слова «упорный труд, работа в моде». При разборке в разных инстанциях Сашу обвинили в том, что в праздничном номере газеты ни разу не упоминается имя Сталина, портреты ударников снабжены злобными, клеветническими стишками. Что значит «труд в моде»? Разве у нас труд в моде? Трудом наших людей создается фундамент социализма, труд у нас дело чести. Написать так мог только злопыхатель, стремящийся оболгать советских людей.

И загремел Саша Панкратов в дальние края, началась его страшная Одиссея. Все это в действительности произошло с Анатолием Наумовичем.

Я не знаю, были ли в истории человечества такие примеры, когда из-за безвинных слов о труде люди попадали на каторгу или на плаху. Так было раньше. Сейчас наша жизнь прекрасна. Но, на мой взгляд, намечается некоторая смена понятий. В наше благословенное время всеобщего равенства и почти неограниченных возможностей, каждый устраивается, как может (это вам не времена пирамид). И в соответствии с этим добывает себе средства к существованию. Так, как ему позволяют писаные и неписаные законы, знания, способности, фортуна, родственники, реалии нашей жизни.

И существует даже множество сложившихся стереотипов, которые описывают существующее положение дел, как в человеческом обществе, так и в животном мире. Причем, на людей переносится характеристика братьев наших меньших. Говорят, что человек работает как лошадь. Или пашет как бык. Или трудится как пчелка. Или служит как собака. Или вообще предпочитает не забивать себе голову разными обязательствами, а выбирает себе легкие пути — порхает по жизни как бабочка. Сейчас шкала трудовых усилий гораздо шире, чем раньше. Не при фараонах ведь живем, а в наше прогрессивное время, где существуют пособия, льготы, пенсии и все такое прочее. И возможностей маневрировать сейчас гораздо больше — таких, что нашим предкам и не снились. И критерии оценки труда меняются прямо на глазах.

 

Более равные, чем ученые

Правда, это происходило и на протяжении тысячелетий. Если обратиться к одному из самых больших авторитетов — Аристотелю, то он считал справедливость экономической категорией и говорил о том, что воздаяние равным имеет в виду пропорциональность, но не равенство, ибо общество держится тем, что каждому воздается пропорционально его деятельности.

Хотя это и было написано за сотни лет до нашей эры, звучит весьма современно и согласуется с нашими понятиями о справедливости. Но, в то же время, нет критериев того, что такое равенство и неравенство в экономическом плане. Я думаю, что если бы Аристотель на машине времени переместился в день сегодняшний, то он бы очень удивился, как астрономически широко трактуется вот эта пропорциональность деятельности человека сегодня.

Упомяну совсем свежий факт, который обошел средства массовой информации всего мира. Меня эта информация подвигла на несколько иронические размышления о разбросе ценностей значимых и незначимых в нашем мире. Состоялся трансфер 24-летнего валлийца Гарета Бэйла из английского клуба «Тоттенхэм» в мадридский «Реал». При этом за футболиста было уплачено 100 миллионов евро. К тому же он ежегодно будет получать примерно 10 миллионов евро в течение шести лет. Что ж, успешной ему карьеры! Хороший футболист должен хорошо зарабатывать. Я сам в свое время был футбольным болельщиком и понимаю страсти фанатов мяча. Не хлебом единым живет человек...

Однако у меня возникают разные скептические мысли о тенденциях и приоритетах в современном мире. Я не знаю точно, но полагаю, что сразу несколько десятков вместе взятых лауреатов Нобелевской премии и мечтать не могут о том финансовом благополучии, которое сопутствует футболисту. Эти лауреаты двигают вперед физику, химию и другие дисциплины и способствуют прогрессу нашего общества. Чтобы стать лауреатом надо иметь и талант, и высочайшее трудолюбие. Чтобы стать хорошим футболистом, надо иметь те же самые качества, что и в любой сфере человеческой деятельности, то есть те же самые талант и трудолюбие. Но можно ли ставить знак равенства между результатами труда? Большой Ученый открывает новые горизонты. Футболист доставляет удовольствие своей игрой, умеет бить по мячу правой и левой ногами, а также головой и иногда, раз за матч или пять матчей забивает гол в ворота соперника, что приводит в неописуемый восторг фанатов его команды. Хорошее дело, несомненно. Но можно ли сравнивать результаты полезной деятельности больших ученых и больших футболистов?

Это вызывает у меня скептическую улыбку. Вы скажете, что футболисту платят его болельщики, которые готовы раскошелиться на любую сумму, чтобы увидеть красивую игру. А многим лауреатам платят налогоплательщики или разные фонды. Всем нам платит общество, которое так или иначе оценивает наш труд. И оценка нашего труда говорит о приоритетах нашего общества. Хороший футболист, несомненно, штучный товар. Хороший ученый тоже штучный товар. Но он стоит на сегодняшнем рынке гораздо меньше, чем хороший футболист. Общество в целом считает, что футболист заслуживает большего вознаграждения, чем ученый. То есть его труд для общества представляется более ценным. Недаром все большую популярность в мире приобретает американская формула — если ты такой умный, то почему ты не богатый? Кто богаче, тот умнее. Один футболист стоит десятков лауреатов. И баскетболисты тоже более равные, чем ученые, если перефразировать Оруэлла. Они умеют забрасывать мяч в корзину.

Примитивно мыслите, скажете вы. Возможно. Но если деньги мерило таланта и труда, то общество отдает предпочтение футболистам, баскетболистам, певицам, банкирам, олигархам и представителям многих других благословенных профессий и социальных групп, которые задают тон на вершинах финансовых пирамид. На здоровье, пусть задают, но есть такое понятие «мера», которое зачастую определяется здравым смыслом. Должна быть мера власти, богатству.

 

Голландские тюльпаны

Сейчас все больше признаков того, что общество ждут весьма непростые экономические времена. Это произойдет не завтра, а послезавтра, и связано будет с истощением природных ресурсов, с проблемами социальными, демографическими, с реалиями жизни, изменением психологии, все усиливающимся человеческим фактором, с неспособностью адекватно и прагматично откликаться на вызовы современности. И тогда футболистов, баскетболистов, банкиров, олигархов будут воспринимать, как сейчас мы воспринимаем историю с тюльпанами в Голландии. С этой страной в XVII веке было связано такое понятие, как «тюльпаномания». Тюльпаны прекрасны, они радуют глаз и душу. Но голландцы не знали меры. За один или два редких тюльпана можно было купить дом в Амстердаме или в провинции с прилегающим большим участком, небольшой заводик или фабрику. Люди покупали тюльпаны, закладывая под них все, что имели. А затем эти тюльпаны перепродавали и наживали колоссальное состояние. В феврале 1637 года цены на тюльпаны стали падать. Вдруг пришло осознание того, что это всего лишь тюльпаны, разве они стоят стольких трудов и таких трат. Началась паника, тысячи людей разорялись в считанные дни, цены на тюльпаны упали сразу более чем в сто раз. Страна погрузилась в экономический хаос.

Опасно что-либо непомерно переоценивать, в том числе и полезное, и нужное. Мы живем в мире потреб­ления, где это самое потребление порою превосходит все мыслимые нормы. Я не раз писал и говорил в радиопередачах о том, что здравый смысл подсказывает — любая благая мысль не должна доводиться до абсурда. Да, каждый кузнец своего собственного счастья, да, каждый имеет равные возможности в этом справедливейшем из миров. Все это так. Но сейчас некоторые экономические идеи свободного рынка и предпринимательства, восхищения людьми, хорошо зарабатывающими, доведены до этого самого абсурда.

Есть ли пределы этому материальному неравенству. Пределов — четких и однозначных — быть не должно. Общество не может, на мой взгляд, создавать законы, которые ограничивают человеческую деятельность в разных сферах, кроме преступных. Но значит ли это, что общество может создавать режимы благоприятствования людям до астрономических пределов.

Я как-то приводил свои подсчеты, связанные с Амансио Ортегой, испанским миллиардером, который заработал больше всех денег в прошлом году. Честь ему и хвала. Но опять о мере. Вот мои расчеты, подобные которым, я уже как-то приводил. Он заработал 19,5 миллиардов долларов. Это больше, чем годовой бюджет некоторых стран. Теперь возьмем определенное количество людей в Америке. Причем не самых бедных, а из среднего класса, на котором зиждется или должно по теории зиждиться благополучие любой страны. Возьмем Нью-Йорк, не самый бедный город в Америке. Средняя семья в Нью-Йорке имеет в год 49 тысяч долларов дохода. Округ­лим для более легкого счета до 50 тысяч. Средняя семья — это четыре человека. Это значит, что один человек зарабатывает в год такие деньги, на которые живут полтора миллиона человек. И не где-нибудь в африканской полунищей стране, а в столице мира.

 

Мотивация и демотивация труда

В наше время, мне кажется, в отношении труда как священной обязанности и дела все жизни у многих людей меняется мотивация, когда они видят вокруг такое вопиющее несоответствие оценки труда...

Полностью статью можно прочитать в бумажной версии «Чайки». Информация о подписке в разделе «Подписке»