Трансгенные продукты От франкенфуда к фармагедону

Опубликовано: 7 мая 2004 г.
Рубрики:

Согласны ли вы с тем, что генетически модифицированные растения вкуснее, безопаснее и выгоднее обычных растений? Или вы категорически против столь грубого вмешательства в живую природу, и не хотели бы увидеть на своей тарелке, скажем, кукурузу или сою, в которую встроены неведомо чьи гены? Каким бы ни было ваше отношение к генетически модифицированным (сокращенно — ГМ) продуктам, дела это не меняет — если вы живете в США, они неизбежно оказываются на вашем столе. Сейчас вещества, полученные из ГМ растений, содержатся практически во всех хлебобулочных изделиях, газированных напитках, консервах, пиве, а плантации ГМ кукурузы, сои и картофеля расширяются год от года. Особенно часто генетически модифицированные растения проникают в наши дома (а затем в желудки) вместе со смешанными продуктами, такими как cereals, растительные масла, соусы, овощные смеси и т.д. При этом невозможно определить, содержит ли данный продукт генетически модифицированные растения, так как Food and Drug Administration (FDA) не требует указывать эту информацию на этикетке.

Отношение американцев к генетически модифицированным продуктам лучше всего отражает словечко Frankenfood (пищевой Франкенштейн). В последнее время появилось еще одно слово — фармагедон, то есть экологическая катастрофа, виновниками которой могут стать биотехнологические монстры.

Генетически модифицированными или трансгенными растениями называют растения, в ДНК которых встроены кусочки ДНК других организмов, — растений, животных и даже человека. Сначала, эту технологию использовали для получения растений, устойчивых к различным вредителям и болезням, затем, появилась идея изменять спектр питательных веществ, содержащихся в растениях. Например, повышать концентрацию витаминов, или создавать растения, которые хранятся дольше обычных растений. И, наконец, перенос генов стали использовать для производства лекарств, а именно тех, которые традиционно получают из тканей животных или человека, или для синтеза которых нужны животные или человеческие клетки.

Выгоды от генетических манипуляций с пищевыми продуктами, на первый взгляд, очевидны: среди существующих ГМ продуктов уже есть те, что аппетитнее выглядят, требуют меньше удобрений, гербицидов и пестицидов, дольше хранятся, и, к тому же, обходятся дешевле обычных продуктов. Уже в ближайшем будущем трансгенные растения могут решить проблему несбалансированности питания современного человека, когда при достаточном, или даже избыточном питании, организм страдает от дефицита самых различных веществ (незаменимых аминокислот, антиоксидантов, жирных кислот, витаминов, микроэлементов).

Например, известно, что типичная американская низкожировая диета не обеспечивает потребности человека в некоторых жирных кислотах (омега-3), которые необходимы для синтеза важных биологически активных веществ иммунной системы (простагландинов). Компенсировать этот дефицит несложно, так как кислоты омега-3 содержатся в рыбьем жире и маслах некоторых растений. Однако треска, из которой чаще всего получают рыбий жир, является хищником, близким к вершине пищевой цепочки, а значит, накапливает много токсинов. По мере ухудшения экологической ситуации в наших океанах, полезность жира трески для здоровья будет становиться все более сомнительной. Альтернативой могли бы быть масла растений, но концентрация кислот омега-3 в них гораздо ниже, чем в рыбьем жире. С помощью генной инженерии можно создавать растения, масла которых будут содержать больше кислот омега-3, чем обычные масла. Точно так же, можно создавать растения с оптимальным уровнем жиров, повышенным содержанием витаминов, незаменимых аминокислот и т.д.

Однако хотя модификация ДНК растений может принести человеку определенные выгоды, нетрудно видеть и опасность, которую таит любое вмешательство в фундаментальные механизмы природы. До сих пор, несмотря на успехи в расшифровке геномов различных организмов (в том числе человека), и несмотря на все чудеса генной инженерии, ученые так и не поняли до конца, как же работают гены, как кодируется и передается вся эта сложнейшая информация о переплетении химических реакций в живых телах. Поэтому они пока не могут ответить на вопрос, к чему приведет столь смелое жонглирование генами, действительно ли оно безопасно.

В сущности, генетическая модификация растений и животных известна с незапамятных времен. Методы, конечно, были другими — селекция, гибридизация — но в результате тоже получались генетические композиции, которые никогда бы не возникли случайно, по воле природы (именно поэтому селекцию называют еще искусственным отбором, в противовес естественному, проводимому природой, отбору). Генная инженерия, конечно, ускорила этот процесс, но все же, пока ученые занимаются перетасовкой генов в пределах одного вида (или близких видов), ГМ растения должны быть не более опасны, чем растения, появившиеся в результате работы селекционеров. Другое дело, когда в растительной ДНК оказываются гены животных или человека, особенно если они заставляют клетки вырабатывать фармакологически активные вещества. И даже в этом бы не было ничего страшного, если бы детища генной инженерии оставались бы в лабораториях или на закрытых плантациях. Однако чуть более десяти лет назад ГМ растения Америки были выпущены на поля.

Существуют самые различные гипотезы, прогнозирующие возможные последствия появления на фермерских полях зеленых франкенштейнов. И первое, что приходит в голову — перекрестное опыление.

Известно, что пыльца растений может распространяться на значительные расстояния, путешествуя на крыльях ветра или бабочек, лапках пчел или в желудках птиц и животных. Это означает, что растения, содержащие гены, отвечающие за синтез какого-нибудь фармакологического вещества, могут опылить растения, растущие на обычном фермерском поле и предназначенные в пищу. Кроме того, необычные гены могут просочиться в популяции дикорастущих растений, или даже оказаться в ДНК почвенных микроорганизмов.

Многие трансгенные растения производят мощные инсектициды или пестициды. Это очень удобно — не нужно опрыскивать растения дополнительно. Однако такой же ген, оказавшийся в дикой природе, может серьезно нарушить экологическое равновесие между насекомыми, поедающими определенные растения и этими растениями, или между конкурирующими видами растений. К чему может привести нарушение равновесия иллюстрирует ситуация с прибрежным растением spartina (болотная трава, родственник пырея ползучего), завезенным с восточного побережья на западное побережье США. Если на восточном побережье это растение выполняет важную роль, предотвращая эррозию почвы на берегах, то на западном оно стало экологическим кошмаром, превращая в болота целые заливы, блокируя доступ к пляжам, глуша все остальные растения. Причина — отсутствие на западном побережье прожорливого насекомого, успешно поедающего эти растения на восточном побережье. Подобные же ситуации могут возникнуть с другими дикорастущими травами, если, благодаря новым генам, они избавятся от своих природных врагов.

Риск появления суперсорняков (или, наоборот, супернасекомых-вредителей), о котором твердят экологически активисты, возможно, оставит равнодушным городского жителя, редко задумывающегося о том, откуда берутся продукты, и что происходит с далекой от него природой, однако ГМ растения могут быть опасны и для людей. Например, гены, введенные в растение для повышения его устойчивости к вредителям, или для придания его плодам товарного вида, могут заодно кодировать какие-нибудь новые аллергены или даже токсины. Ну и, разумеется, никто не знает, к чему может привести “утечка” необычных генов, в результате которой может быть непредсказуемым образом изменен генофонд не только растений, но и микроорганизмов. Некоторых ученых также беспокоит то, что на смену традиционным сельскохозяйственным культурам, к которым организм человека адаптировался веками или даже тысячелетиями, стройными рядами идут монстры, созданные (и запатентованные) крупными биотехнологическими компаниями. Причем созданными в короткие сроки, вопреки законам природы, с единственной целью сделать пищевое производство более прибыльным. И значит, вскоре мы не сможем уже уповать на мудрость природы, вложившей в растения богатейший набор питательных и биологически активных веществ, которые защищают наш организм от болезней, помогают ему бороться с вредными факторами и поддерживают работу его органов и систем. Упаковка останется той же, но набор химических компонентов под кожицей яблока или помидора может оказаться совсем иным. Иным может быть и влияние данного продукта на организм.

Все о чем мы говорили до сих пор, скорее неподтвержденные гипотезы и пока несбывшиеся опасения, чем научные факты. Однако существуют и более весомые основания сомневаться в безопасности ГМ растений. Не так давно Министерство Сельского Хозяйства США (U. S. Department of Agriculture, USDA) приговорило к сожжению 500 тысяч бушелей соевых бобов в штате Небраска, в которых обнаружилось некоторое количество ГМ кукурузы, которая синтезировала средство от поноса у свиней. Загрязненную лекарством сою удалось остановить до того, как она попала в детское и вегетарианское питание, но в следующий раз кукуруза или соя, производящие, скажем, инсулин, гормоны или антибиотики, вполне могут оказаться на чьем-то столе.

Таким образом, на одной чаше воображаемых весов, определяющих ценность генетических модификаций для человечества — дешевые лекарства, прекращение использования животных и человеческих тканей и клеток для производства биологически активных веществ, перспектива преодоления голода в экономически отсталых странах, повышение питательности продуктов и сокращение использования химикалий. На другой — загрязнение пищевых продуктов неведомыми лекарствами, “утечка генов”, и нарушение экологического равновесия. Некоторые авторы высказываются еще жестче и говорят, что, на самом деле, ценности для человечества тут нет и в помине, и на одной чаше — тотальный генетический хаос, а на другой — баснословные доходы биотехнологических гигантов. Как бы то ни было, несмотря на непрекращающиеся дебаты, плантации генетически измененных растений, которые уже оккупировали добрую сотню миллионов акров, продолжают расширяться. Такая уж традиция сложилась — монстры, созданные в лабораториях ученых, рано или поздно вырываются на свободу.

Нашествие франкенфуда предотвратить не удалось. Ждет ли нас фармагедон?