Два дня, которые потрясли мир, или загадка Бермудского треугольника

Опубликовано: 7 января 2005 г.
Рубрики:

Всей своей враждебной сутью
Подрывают и вредят,
Кормят, поят нас бермудью
Про таинственный квадрат...

Владимир Высоцкий

Читатели веселые и находчивые, а также те, кто любит песни Высоцкого и хорошо знает их, уже по одному эпиграфу наверняка сообразили, что речь пойдет о загадке знаменитого Бермудского треугольника, — загадке, ничем не уступающей загадке Атлантиды, или НЛО, или прочим подобным загадкам, не имеющим решения и волнующим наше воображение.

Получить очертания Бермудского треугольника несложно: соедините прямыми линиями юг Флориды на западе, Бермудские острова — на севере и Пуэрто-Рико на востоке, — и вы получите искомый треугольник. И о самой Загадке вы наверняка тоже слышали: корабль или самолет, попав в акваторию Треугольника, внезапно теряет радиосвязь с окружающим миром и бесследно исчезает; именно бесследно — в этом главное содержание Загадки. Никто, разумеется, не может объяснить, почему и как это происходит. Мало того, никто понятия не имеет, когда именно это началось, поскольку тайна окружает уже само открытие Бермуд и получение ими названия.

Я беру “Справочник географических названий” и читаю в нем: “Бермуды открыты в 1552 г. X. Бермудесом и названы в его честь”. В последнем издании “Стран мира” написано: “Бермудские острова открыты в 1515 г. испанским мореплавателем Хуаном Бермудесом и названы его именем”. А в “Географической энциклопедии” Уэбстера вы прочтете следующее: “В 1515 г. эти острова посетил Фернандес Овьедо и назвал их Бермудами в честь своего соотечественника капитана Хуана Бермудеса”. И если теперь вы не поленитесь и нырнете в пятитомную “Историю географических открытий”, то откроете для себя поразительный факт: никакого испанского мореплавателя Хуана Бермудеса никогда не существовало, а был португалец Жуан Бермудеш, иезуит-миссионер и путешественник, который в 1541 году побывал в Эфиопии с экспедицией Криштована да Гама, пятого сына великого Васко да Гама. Согласитесь, что уже только от одного этого, без всяких Треугольников, вполне можно одуреть.

Это, однако, лишь начало. Упоминавшийся выше Фернандес Овьедо был весьма примечательной личностью. Он считался образованнейшим человеком своего времени, и испанский король Карл V назначил его “королевским историографом Нового Света”. А с 1514 года он занимал в южноамериканских колониях важнейшие должности — от генерального инспектора по торговле до губернатора Санто-Доминго. Его перу принадлежит 21-томная “Общая и естественная история Вест-Индии”, в которой описывается следующий эпизод. В 1515 г., следуя по назначению короля в Америку, корабль, где находился Овьедо, проходил мимо группы небольших островов, без малейшего признака обитания на них человека. Любознательный историк поинтересовался, как называются эти острова, но никто не имел об этом ни малейшего представления. Наконец, какой-то матрос сказал, что “кажется, это острова Хуана Бермудеса”, но кто такой этот Бермудес, и кто назвал так острова, — об этом он не имел понятия. Так на испанских картах появились Бермуды, которых испанцы никогда не открывали и которыми никогда не владели.

Прошло без малого сто лет, а эти острова по-прежнему стояли молчаливые и необитаемые. В 1609 году английский капитан Джордж Сомерс, один из основателей Южно-Вирджинской торговой компании, пересекал на своем корабле “Морской охотник” Атлантику: он вез колонистов в недавно образованную колонию Вирджиния. Совершенно неожиданно корабль оказался в туманной мгле, мгновенно налетевший ураганный ветер сорвал паруса, сломал мачты и с сумасшедшей скоростью понес корабль неизвестно куда.

“Морской охотник” попал в зону Бермудского треугольника. Сомерсу повезло — его корабль не исчез в Треугольнике, а, внезапно вынырнув на солнечный свет, со страшной силой ударился о прибрежные рифы какого-то острова и, полуразрушенный, лег на отмель.

Капитан Сомерс добросовестно проверил свои навигационные карты — никаких островов в этом месте не значилось. Тщательное обследование островов показало, что они не только необитаемы, — на них не было ни малейших следов, указывающих на то, что здесь вообще когда-либо бывал человек. Тогда капитан облачился в свой парадный мундир, воткнул в землю британский флаг, и в присутствии команды, корабельного священника и пассажиров нарек вновь открытые острова островами Сомерса, объявив их “перед Богом и людьми вечными владениями доброго короля Англии и Шотландии Якова”.

Закончив починку корабля, оставив на островах Сомерса 60 колонистов и отвезя остальных в Вирджинию, Сомерс вернулся в Англию и поведал королю о своих приключениях и своем открытии. Король благосклонно возвел капитана в рыцарское достоинство, назначил его первым генерал-губернатором открытых им островов (эта должность существует здесь и поныне), а сами острова даровал Южно-Вирджинской компании (с 1684 года они стали владением британской короны).

Рассказ о том, что претерпел “Морской охотник”, попав в невиданный шторм в Бермудском треугольнике, имел бешеный успех, и в шекспировской “Буре”, поставленной в 1611 г. (т.е. всего год спустя после прибытия Сомерса на родину), один из героев говорит о “Бермудах, от которых нам досадно до сих пор”. Понимаете? О Бермудах, о которых Сомерс не имел понятия, а не об островах Сомерса, которые Сомерс сам так и назвал! Бермуды так и остались Бермудами. Xоть никто не знает достоверно почему, в честь кого и с какого времени. Так что было бы крайне странно, если Треугольник, связанный со столь таинственным названием, сам не оказался бы связанным с какой-нибудь страшной и волнующей тайной.

В Бермудском треугольнике погибло множество испанских кораблей-галеонов с грузом золотых и серебряных слитков, вывезенных из Перу и других американских колоний. Там исчезали корабли и в новое время, когда между Европой и Америкой существовало регулярное пассажирское сообщение. Сначала это были парусные суда, потом пароходы. А потом и самолеты.

Как давно стали пытаться люди проникнуть в тайну Треугольника? Достоверно этого опять-таки не знает никто, но первыми, по-видимому, были авантюристы, пытавшиеся добыть со дна сокровища затонувших кораблей. Сюда приходили корабли всех стран и всех типов, романтически сверкая на солнце белоснежными парусами, в воду прыгали самые известные и тренированные ныряльщики-профессионалы, но усилия эти были совершенно бесплодны. Часто корабли-охотники бесследно исчезали — как и те, за чьими сокровищами они пришли охотиться. Или бесследно исчезали ныряльщики. А те, что возвращались, рассказывали о каких-то смутных темных пятнах внизу, об окружавшей их странной серой мгле, из-за которой терялась всякая ориентация, о сумасшедших подводных течениях, которым не было сил сопротивляться, и о многих других таких же непонятных вещах.

В 1934 году два смельчака-американца, Отис Бартон и Уильям Биби, опустились неподалеку от Бермуд в батисфере на глубину 923 метра — дальнейшее погружение могло закончиться катастрофой: под действием веса батисферы и собственного веса стальной трос мог оборваться. Те, кто читал знаменитую научно-фантастическую повесть Конан Дойля “Маракотова бездна”, вполне могут представить себе это предприятие. Исследователи поместились в стальном шаре с иллюминаторами и мощными прожекторами. К верху шара было приварено мощное стальное “ушко”, за которое цеплялся толстый стальной трос, намотанный на лебедку. Вместе с тросом к шару были подсоединены воздушный шланг, электрический и телефонный кабели. И хотя батисфера опустилась на глубину лишь не намного меньшую, чем километр, и хотя в полную силу светили мощные прожекторы — во все стороны и вниз, а американцы до боли напрягали глаза, — они потом могли рассказать то же, что рассказывали некогда ныряльщики: о странной серой мгле, затрудняющей ориентацию, о каких-то смутных темных пятнах внизу и о сумасшедшей силы подводных течениях.

Примерно в то же время акваторию Бермудского треугольника начала систематически исследовать американская океанографическая парусно-моторная шхуна “Атлантис”, оснащенная эхолотами-самописцами. Задачей ее было выполнить подробную съемку дна в районе Треугольника. Шхуна работала с 1933 по 1957 год (с перерывом на Вторую мировую войну), совершила 300 челночных рейсов, и результат этой грандиозной работы поверг как трезвых океанографов, так и любителей таинственных и неразрешимых загадок в состояние полного ошаления.

Съемка выявила грандиозную океанскую впадину, нанесенную на карты Атлантики под названием Северо-Американская котловина. А в юго-восточной части этой котловины, как раз там, где находится Треугольник, оказалось нечто, названное сначала, за неимением лучшего “Бермудскими структурами”.

Дело в том, что всё, с чем приходится сталкиваться на океанском дне, имеет точные аналогии на суше, поскольку океанское дно — та же суша, только залитая водой: там есть равнины и нагорья, плато и мощные горные хребты, и даже действующие вулканы. Но для “Бермудских структур”, позднее названных “абиссальными равнинами” (абиссальный — глубоководный), на суше нет никаких аналогий. Вообразите себе впадину, столь огромную, что знаменитый Гранд-Каньон в Колорадо в сравнении с нею — не более чем трещинка. А в этой впадине каким-то образом высечены три “структуры” в виде колоссальных параллелепипедов, на каждом из которых вполне могло бы уместиться средней величины государство: площадь каждой структуры около 800 000 кв. км. Поверхность же этих абиссальных равнин идеально ровная, как полированный мрамор: эхолоты-самописцы проводили на лентах абсолютно ровную линию. Эти три структуры получили в океанографии названия Сом, Хаттера и Нарес, и никакая, даже самая смелая гипотеза не в состоянии объяснить ни то, каким образом и когда эти структуры появились, ни то, как получилось, что эта фантастически гладкая поверхность остается неповрежденной. Когда появилась гипотеза, что на этих образованиях, как на фундаменте, лежала некогда Атлантида, трезвые ученые начали вообще сомневаться в правильности результатов исследований “Атлантиса”. Но в 1973-74 гг. астронавты американской космической станции “Скайлэб”, пролетая над Бермудским треугольником, провели радиозондирование этого района и полностью подтвердили выводы научного экипажа “Атлантиса”. Треугольник обзавелся еще одной неразрешимой загадкой.

Лейтенант Чарльз Тэйлор, командир исчезнувшей эскадрильи "Рейс №19" и ведомые им пилоты Эдвард Пауэрс, Джордж Стиверс, Джеймс Гербер и Джозеф Босси на передней полосе газеты Форта Лодердейл

До 5 декабря 1945 года Бермудский треугольник был просто одной из неразгаданных загадок, — мало ли их есть на белом свете! Но трагедия, произошедшая в тот день, изменила всё, и Треугольник стал олицетворением таинственных, враждебных человечеству, чуть ли не мистических сил.

Взгляните на прилагаемую карту Бермудского треугольника. На западе, во Флориде вы видите два черных кружка — один с надписью “Майами”, другой — “Форт Лодердейл”. Этот последний находится в 23 милях к северу от Майами и представляет собой сегодня курортный город, утеху яхтсменов и рыболовов. Но тогда, в 1945-м, здесь располагалась крупнейшая в Штатах тренировочная база военно-морской авиации. Регулярные полеты — учебные, тренировочные и патрульные — совершались по строгому графику, и каждый полет обозначался порядковым номером. В качестве машин использовались самолеты “Авенджер”, рассчитанные на пилота, штурмана и радиста и летавшие эскадрильями по пять машин — ведущая и четыре ведомых. На крыльях, фюзеляже и хвосте белой краской были выведены номера машин.

Итак, 5 декабря 1945 года эскадрилья из пяти “Авенджеров” отправилась в обычный 2,5-часовой тренировочный полет, обозначенный в графике полетов как “рейс №19”. Сначала все шло нормально, все машины четко виднелись на главном радаре базы, а радисты поддерживали связь между собой и базой. Потом что-то произошло: радар показывал, что все машины строем летят на северо-восток, по направлению к Бермудам, а радисты сообщили, что они миновали острова Флорида-Киз и летят на запад, над Мексиканским заливом. На базе еще не успели прийти в себя от изумления, как радиосвязь внезапно прервалась, и самолеты исчезли с экрана радара — как будто кто-то опустил между ними и базой невидимый непроницаемый экран.

Это было непонятно и тревожно, но никто не паниковал — в баках самолетов было достаточно горючего, чтобы вернуться и приземлиться на базе. Потом, когда стало ясно, что горючее кончилось, и самолеты не вернутся, паники тоже не возникло: во-первых, все пилоты умели в случае необходимости садиться на воду и немедленно посылать сигнал бедствия; во-вторых, на случай аварии каждая машина была снабжена автоматической надувной шлюпкой на трех человек, с запасом воды, пищи и радиопередатчиком; наконец, на случай катастрофы, если самолет разбивался о воду и шел ко дну, экипаж должен был остаться на плаву в спасательных жилетах, и при этом выбрасывался аварийный буй-маяк, непрерывно посылавший сигналы SOS и служащий пеленгом для спасателей.

Паника появилась тогда, когда стало совершенно очевидно, что ничего из предусмотренного не произошло, — как будто все пять машин одновременно ударились о какую-то невидимую преграду и вместе с пятнадцатью людьми мгновенно превратились в ничто. Но ведь ничего подобного случиться не могло: хоть одна машина, хоть один экипаж, хоть один человек, хоть один аварийный радиобуй, — хоть что-нибудь должно же было остаться! Однако Бермудский треугольник зловеще молчал, пять самолетов и пятнадцать человек бесследно исчезли.

Тогда была послана радиограмма на авиабазу в соседний Джексонвиль с просьбой о помощи. Оттуда незамедлительно вылетел мощный спасательный самолет “Маринер” с четырнадцатью спасателями и всем необходимым на борту. Он шел по маршруту, которым незадолго до этого летели пять “Авенджеров”, а потом, незадолго до прибытия к месту предполагаемой катастрофы, снизился и стал над самой поверхностью воды описывать все расширяющиеся круги. С двух баз радист принимал один и тот же вопрос: “Ну что?” и давал такой же однообразный ответ: “Ничего!”. Это было неправдоподобно, но это было именно так — на спокойной поверхности океана не было ни самолетов, ни лодок, ни людей, ни буев, ни даже масляных пятен, обязательных при каждой аварии, — абсолютно ничего!

А потом произошло нечто еще более страшное. Так же, как и в случае с “рейсом №19”, радиосвязь с “Маринером” внезапно оборвалась, и наступила пугающая тишина. А когда на место прибыли быстроходные катера, они не нашли ни малейших следов ни тех, кого спасали, ни тех, кто спасал, — лишь обманчиво спокойную водную гладь, искрящуюся на солнце...

Вот тогда-то фантазия и воображение заработали по-настоящему. Бермудскому треугольнику припомнили всё, начиная с тайны названия островов, и, Боже мой, какие только объяснения не пускались в ход! Это были и атланты, некогда жившие на “абиссальных равнинах”, а ныне живущие под ними и мстящие людям за случившееся с ними несчастье. Это были и инопланетяне, в незапамятные времена устроившие себе в Треугольнике прибежище и втихую завоевывающие оттуда Землю. Это было и “окно в параллельное пространство”, т.е. в мир, живущий в том же времени, что и мы, но в ином измерении. А сам процесс переправки в это “окно” осуществлялся, естественно, все теми же НЛО. И, в конце концов, гипотеза, предложенная психом из песенки Высоцкого, ничуть не хуже всех перечисленных:

И один из них, механик,
Рассказал, сбежав от нянек,
Что Бермудский многогранник —
Незакрытый пуп Земли.

И когда отныне речь заходила о жертвах Треугольника, на первом месте стояла Исчезнувшая эскадрилья, — так стали именовать злосчастный “рейс №19”.

И вот теперь мы можем перейти к двум дням, потрясшим мир, — к двум дням, связанным с разгадкой тайны Бермуд. Выше уже говорилось об авантюристах, мечтающих поднять с океанского дна сокровища затонувших испанских галеонов. Если раньше это были только мечты или заранее обреченные на неудачу попытки, то теперь, когда искатели затонувших кладов вооружены самой современной техникой, дело кажется не таким уж безнадежным, и эти новые искатели счастья бороздят Атлантику во всех направлениях. Мало того, поскольку подобные поиски зачастую чреваты весьма ценными археологическими находками, в них на паях принимают участие научные институты и центры. 5 мая 1991 года такая вот “смешанная компания”, возглавляемая Робертом Червоным, директором-администратором нью-йоркского Научно-изыскательского центра, начала обследование дна Бермудского треугольника в поисках затонувших испанских галеонов. Изыскания велись с корабля “Дипси” (“Глубокое море”), ведомого капитаном Грэмом Хоксом, известным проектировщиком подводных лодок и подводных роботов-автоматов. Третьим по рангу был подводный археолог Тэд Дорси.

Корабль был оснащен сонарами — подобием звуковых радаров для обнаружения объектов на большой глубине, а также роботами-автоматами с мощными прожекторами, телекамерами и устройствами для видеозаписи, — эти роботы управлялись дистанционно и могли опускаться на любую глубину. Три дня поиски продолжались методично и без особых происшествий, и вдруг 8 мая на экранах показался силуэт лежащего на дне самолета. Это было в 10 милях к востоку от Форт-Лодердейла — как раз там, где 46 лет назад пропала Исчезнувшая эскадрилья. Самолет лежал на поверхности “абиссальной равнины” на глубине 250 метров, он несомненно был “Авенджером”, и на нем не было видно никаких повреждений — как будто он благополучно приземлился на своем аэродроме, а не потерпел катастрофу, на полной скорости ударившись о воду.

Изыскателей охватило волнение — они как никто другой до сих пор были близки и к разгадке судьбы Исчезнувшей эскадрильи, и к разгадке тайны Треугольника. Роботы-автоматы засновали вокруг обнаруженного самолета по расширяющейся спирали — и вот уже видна вся пятерка: одна машина, расколотая надвое, и четыре — без малейших повреждений. Это была сенсация века, и едва радио “Дипси” оповестило мир о находке, как в ответ посыпались просьбы от информационных агентств, газет, радио — и телекомпаний о пресс-конференции на борту корабля. Желающих было так много, что окажись они все на корабле — он вполне мог бы оказаться рядом с Исчезнувшей эскадрильей, т.е. на дне океана. Поэтому было решено, что пресс-конференция состоится в порту Майами, 16 мая 1991 года, — это и был первый из двух дней, потрясших мир. И устроители пресс-конференции лихорадочно искали решение еще одной загадки, которую предложил им Бермудский треугольник, а они должны будут как-то объяснить ее журналистам.

Четыре из пяти самолетов были не только совершенно целы — кабины их были герметически закрыты. Но ни в одной из этих герметически закрытых кабин не было останков ни одного из двенадцати человек! Совершенно пустые и закрытые изнутри кабины! Тут было над чем поломать голову — хоть возьми и поверь в “параллельное пространство” или в “незакрытый пуп Земли”.

Итак, 16 мая город Майами приковал к себе внимание мировой прессы и всех любителей таинственных загадок и неразгаданных тайн. Пресс-конференция началась вступительным словом Роберта Червоного, в котором он рассказал о перипетиях открытия и закончил так: “Мы все были невероятно взволнованы. Мы бросились в нашу библиотеку и старались прочесть все, что возможно, о тайне Бермудского треугольника”. Он объяснил также, почему пресс-конференция не состоялась раньше: только накануне в федеральном суде Майами закончилось оформление всех необходимых документов на право будущего владения компанией поднятыми со дна самолетами. Окружной судья утвердил заявку компании, хоть и оговорил возможное вмешательство в это дело представителей военно-морских сил. Сами ВМС пока на это никак не среагировали,

Вслед за тем последовал вопрос: каким образом была идентифицирована Исчезнувшая эскадрилья? На это ответил археолог Дорси. ВМС потеряли в Бермудском треугольнике всего около ста самолетов типа “Авенджер”. Но все это были либо одиночные, либо парные машины, и лишь Исчезнувшая эскадрилья пропала в полном составе — ведущая и четыре ведомых машины. Это во-первых. Во-вторых, на разбитой (ведущей) машине совершенно четко виден номер: РТ-28 — этим же номером была обозначена ведущая машина Исчезнувшей эскадрильи. Вообще же индексом РТ обозначались “Авенджеры” с базы Форт-Лодерэйл.

Вопрос: возможно ли теперь восстановить детали трагедии, разыгравшейся 46 лет назад? На это попытались ответить Дорси и капитан Хокс. Вероятно, что-то одновременно случилось с видимостью и с навигационными приборами. И, вероятно, в баках ведущей машины горючего было меньше, чем у ведомых машин. Командир эскадрильи потерял направление, а курсанты послушно следовали за ним. Они были уверены, что летят к материку, а вместо этого летели в открытый океан. Когда командир увидел, что горючее у него практически кончилось, он покачал крыльями, что означало “Аварийная посадка!” — ведь радио по каким-то причинам не работало. Машины пошли на посадку и слишком поздно увидели, что под ними не грунт, а океан. У ведущей машины остановился мотор, она ударилась о воду и пошла ко дну. Ведомые же, с работающими моторами, успели изменить направление, вошли в воду под углом и поэтому оказались на дне неповрежденными. А может, все было и не так. Об этом можно будет судить, когда самолеты будут подняты на поверхность, а для этого должна быть организована специальная экспедиция, оснащенная баржами с подъемным оборудованием.

А потом был самый неприятный вопрос: но где же люди? Если они остались живы, почему они не воспользовались надувными шлюпками — ведь до берега было всего десять миль, и у каждого из них был наручный компас? И в каждой шлюпке был радиопередатчик — почему никто не воспользовался им? А если они не успели выбраться и погибли, в закрытых кабинах должны были оставаться скелеты, — где же они?

— Я рекомендую вам посмотреть фильм Стивена Спилберга “Столкновение с Третьим Видом”, — с улыбкой сказал Роберт Червоный. — Он как раз посвящен Исчезнувшей эскадрилье, и экипажи, оказавшись на дне Атлантики, по какому-то там измерению попадают в пустыню Аризоны. Если вас так интересует их судьба, — поищите их там! Раздался взрыв хохота: веселый и находчивый руководитель экспедиции вышел из положения.

— А вы все-таки верите в тайну Треугольника? — спросили Червоного.

— Уже нет, — отвечал тот. — Когда пять исчезнувших самолетов оказываются не исчезнувшими, а аккуратно улегшимися на дно, — это не тайна, это обыкновенная авиакатастрофа. С сегодняшнего дня Тайны больше нет!

Так закончился День первый. Средства массовой информации подробно сообщили о пресс-конференции, на все лады повторяя: “Тайны больше нет!” Неделю спустя министерство юстиции сообщило, что правительство США намерено воспользоваться своим правом и объявить найденную Исчезнувшую эскадрилью своею собственностью. Экспедиция “Дипси”, со своей стороны, заявила, что будет оспаривать эти притязания в судебном порядке. А еще через десять дней, 10 июня 1991 года, там же, в Майами, состоялась еще одна пресс-конференция — это был День второй.

У Роберта Червоного, когда он появился перед журналистами, был несколько странный вид. Он помаялся и сказал:

— Я знаю, мы сейчас окажемся в весьма незавидном положении, но я должен сознаться: найденные нами пять самолетов никакого отношения к Исчезнувшей эскадрилье не имеют. Те, кто верит в тайну Бермудского треугольника, могут продолжать верить в нее — даже с большим основанием, чем прежде.

Согласитесь, что услышать такое от человека, только что заявившего “Тайны больше нет!”, — это уже сенсация. И присутствующие, позабыв о правилах приличия, завопили на разные голоса: “Подробности!” Подробности оказались весьма странными и прекрасно дополняли загадку исчезнувшего экипажа.

Номера с индексом РТ, стоящие на четырех уцелевших машинах, — 120, 87, 241 и 292, — не только не соответствуют номерам машин Исчезнувшей эскадрильи, но таких номеров в архивах базы нет вообще! И, как было уже сказано, “рейс №19” был единственной эскадрильей, потерпевшей крушение в полном составе, — ни один подобный случай более неизвестен. Что касается номера 28 ведущей машины, то он соответствует архивным данным, но ведущих машин под таким номером было сто тридцать девять: это был переходящий номер, дававшийся ведущим машинам по мере их списания и замены новыми.

Значит, Исчезнувшая эскадрилья, самая известная жертва Бермудского треугольника, действительно исчезла, и объяснения этой загадке нет. Вместо этого появилась новая загадка — другая такая же эскадрилья, о катастрофе которой никто никогда не слыхал. И тайна этой новой эскадрильи сопровождается тайной исчезновения ее экипажа из закрытых изнутри кабин. Трудно сказать, когда потрясение было большим: в День первый, когда Тайна вроде бы исчезла, или в День второй, когда она не только вернулась, но и стала еще загадочнее.

Во всяком случае, романтики, преданные тайнам и загадкам, могут спать спокойно — все остается на своих местах: и Атлантида, и Пришельцы, и параллельное пространство, и вообще все, что угодно, — вплоть до незакрытого пупа Земли...