Йоко Оно наградила «Пусси Райот»

Опубликовано: 1 октября 2012 г.
Рубрики:

Ono Verzilov w.jpg

Йоко Оно, Петр Верзилов и Гера Верзилова — 4-летняя дочь Петра Верзилова и Надежды Толоконниковой
На церемонии награждения российской панк-группы Pussy Riot премией «Грант мира имени Леннона-Оно»: Йоко Оно, Петр Верзилов — муж участницы группы Pussy Riot Надежды Толоконниковой, и Гера Верзилова — 4-летняя дочь Петра Верзилова и Надежды Толоконниковой. Фото В. Козловского.
На церемонии награждения в Нью-Йорке российской панк-группы Pussy Riot премией «Грант мира имени Леннона-Оно»: Йоко Оно, Петр Верзилов — муж участницы группы Pussy Riot Надежды Толоконниковой, и Гера Верзилова — 4-летняя дочь Петра Верзилова и Надежды Толоконниковой. Фото В. Козловского.
В Нью-Йорке состоялась церемония награждения российской панк-группы Pussy Riot премией «Грант мира имени Леннона-Оно». Премию каждые два года присуждает Йоко Оно, вдова участника ансамбля Beatles Джона Леннона.

Премия, денежная часть которой составляет 50 тысяч долларов, делится между пятью лауреатами. Среди других четырех были блистательный журналист Кристофер Хитченс, умерший недавно от рака, и прогрессивная американка Рэйчел Корри, раздавленная в 2003 году израильским бульдозером, от которого она пыталась защитить мирную палестинскую хату.

Премию принял от имени Pussy Riot гостивший сейчас в США москвич Петр Верзилов, муж самой фотогеничной участницы группы Надежды Толоконниковой, приговоренной в августе к 2 годам тюрьмы за акцию в храме Христа Спасителя.

Церемония проходила 21 сентября в полутемном подвальном зале Liberty Hall манхэттенского оте­ля Acе, популярного среди молодых хипстеров. В отеле бесплатный Wi-Fi, и в его фойе сидели в это утро десятки молодых людей с ноутбуками. При входе в подвал сотрудницы Amnesty International раздавали диски с песней Леннона Imagine.

За день до этого Верзилов, облаченный в видавшие виды джинсы, побывал в Вашингтоне на Капитолийском холме и встретился с рядом членов сената США и палаты представителей.

«Они говорили, что когда будет подписан список Магнитского, в него можно будет добавить людей, — сказал мне Верзилов, имея в виду американский закон, предусматривающий санкции для нарушителей прав человека. — В него, возможно, и очень вероятно, войдут люди, связанные с делом Pussy Riot».

Соответствующий законопроект забуксовал в конгрессе, у которого много неотложных дел. Я спросил, слышал ли Верзилов от конгрессменов, когда у них, наконец, дойдут руки до закона Магнитского. У него сложилось ощущение, что это произойдет, «скорее всего, в декабре».

По мнению Верзилова, решение обрушить гонения на Pussy Riot было принято лично Владимиром Путиным, который «решил по каким-то причинам арестовать и бросить в тюрьму именно этих девушек».

Я попросил своего собеседника прокомментировать недавнее заявление Дмитрия Медведева, который заметил, что содержание членов Pussy Riot в тюрьме кажется ему непродуктивным.

«Известно, какой вес имеют слова Медведева в современной России», — отмахнулся худощавый бородатый Верзилов. Я сказал, что мне это не известно. «Никакой, абсолютно никакой! — воскликнул Верзилов. — По американской терминологии, Медведев играет роль хорошего полицейского».

Мой собеседник не питает надежд на быстрое освобождение жены и ее подруг. «Я думаю, — сказал он, — что они большую часть срока, безусловно, проведут в тюрьме. Как Путин настроен сейчас, не похоже, что он их собирается выпускать раньше».

«Много вещей указывают на то, что режим кончится в обозримом будущем, — заметил Верзилов. — В пределах пяти-десяти лет».

Я спросил, может ли принести дело Pussy Riot какой-то положительный результат. Верзилов ответил, что да.

«Это поставило очень важные интеллектуальные, философские вопросы на первый план, — сказал он, — и, конечно, плоды этого дела будут ощущаться еще долго».

В интернете висит длинная видео­запись, изображающая, как нагие Верзилов и Толоконникова прилюдно совокупляютя в московском зоологическом музее. Толоконникова в тот момент была на сносях. Я планировал поделиться с Верзиловым воспоминанием о том, как меня в седьмом классе выгнали на неделю из школы за пьянство во время экскурсии в этот музей.

Моими подельниками были Миша Любезнов, рано умерший сын известного советского актера Ивана Любезнова, и поэт Юра Леонтьев, как-то познакомивший меня в Кыр-Пыре (Краснопресненском парке) с цветом люберецкой шпаны. Это, возможно, были деды нынешних люберецких братков.

Поделиться с Верзиловым я не успел, потому что из боковой двери торжественно ввели Йоко Оно.

Представляя Оно, которая явилась в брючном костюме и широкополой белой шляпе и в сопровождении высоченного коротко остриженного телохранителя, исполнительный директор Amnesty Сюзанна Носсел заметила, что ее организация внесла Толоконникову и осужденных вместе с нею Марию Алехину и Екатерину Самуцевич в свой официальный список «Узников совести».

Носсел объявила, что «всемирное движение за их освобождение» проведет акции в более чем 100 городах планеты 1 октября, когда в Москве будет рассматриваться их апелляция.

«Ужасно, что трое этих девушек посажены в тюрьму, хотя они не сделали ничего плохого, — заявила в своей речи Оно, говорившая с заметным акцентом. — Они просто выступали за свободу слова».

Внимание от речей постоянно отвлекала дочь Верзилова и Толоконниковой 4-летняя Гера, которая вела себя совершенно раскрепощенно, не стояла на месте, носилась во время торжественной части по залу и шутя пугала журналистов, в том числе автора этих строк, резко выбрасывая руки вперед и корча страшные рожицы.

Столь раскованные белые дети мне в жизни не попадались. Учитывая раскрепощенность родителей Геры, это немудрено.

Верзилова она называет Петей.

«У детей в ее возрасте это бывает», — ответила на мой недоуменный вопрос приехавшая с ними москвичка Аля Кириллова, которая снимает фильм о деле Pussy Riot под названием «Срок».