Сладкий наркотик

Опубликовано: 16 июля 2012 г.
Рубрики:

Во многом знании — много печали. Большую часть своей жизни я провел в блаженном неведении, из какой химии состоит рацион моего питания, и поэтому храбро покупал любые продукты. Глядя на ценники, а не на тыльные этикетки. Пока бес не попутал меня увлечься кулинарией. С практикой расширялся теоретический кругозор о свойствах и содержимом продуктов — что хорошо, что не очень, а что совсем вредно. В «пищевой мартиролог» вошли жиры, соль, белый хлеб, макароны, дрожжи, яйца, мороженые продукты, маринады. Перечень длинный. Попутно, тефлоновые сковородки, пластиковая посуда, микроволновка. Как оказалось, жить опасно и вредно.

Под каждой броской продуктовой упаковкой — логово очередного хищника, съедающего потребителя заживо. Медленно, но верно. Только начнешь с ним бороться — тут как тут, новый. Одни ученые работают, как накормить нас вкусно, дешево и красиво. Все аплодируют, народ радуется новому открытию, бизнесы потирают руки. Компоненты открытия спешат впихнуть, куда только можно. И даже нельзя. Через несколько лет или десятилетий, другие ученые начинают рассматривать открытие под лупой. Караул, спасайся, кто может! Только бизнесы не спешат резать своими руками курицу, несущую золотые яйца. И, правдами-неправдами, продолжают втюхивать нам опасный для здоровья товар. В конце концов, торжествуют идеалы свободного рынка. С одной стороны, за процент прибыли капиталист продаст кости своей бабушки. С другой, — покупать-не покупать, твои проблемы, насильно никто не заставляет. Примерно по такой схеме давно работает американская пищевая индустрия. Ее стыдят, корят, клеймят, а она продолжает ставить на нас эксперименты.

В последнее время в центр внимания медиков и групп по охране общественного здоровья попал вроде бы безобидный, к тому же, наверное, самый американский продукт на основе самого американского злака — corn syrup, кукурузный сироп. Сироп получают из кукурузного крахмала, он давно применяется в пищевой промышленности в качестве загустителя и подсластителя. У сиропа много достоинств. Он имеет свойство не засахариваться, помогает продуктам сохранять нежную структуру, выглядеть свежими и не высыхать, увеличивает объем и обогащает вкус. В условиях США кукурузный сироп является дешевой альтернативой тростниковому и свекольному сахару, используется при производстве широкого ассортимента продуктов.

Так в чем же обвиняют столь замечательный продукт? Диетологи и группы защиты общественного здоровья считают сироп, ни много, ни мало, виновником № 1 ожирения Америки. Точнее, виноват не сам сироп, а содержащаяся в нем фруктоза, но, по сути, это ничего не меняет. Сколько человеку нужно в день сахара? Две-три чайные ложки на чай и кофе. Ну, может, еще одну-две съест в хлебе, фруктах и овощах. В итоге, три-четыре. Так вот, благодаря кукурузному сиропу и его компонентам, наше ежедневное потребление сладостей эквивалентно 10,5 чайным ложкам тростникового или свекольного сахара — спрятанных в «содовой», кукурузных хлопьях, хлебе, соусам к салатам и барбекю, кетчупах, вареньях, кондитерских изделиях и т.д.

Подсластители на основе кукурузного сиропа — одни из главных поставщиков калорий в наш организм. Если 30-40 лет назад на их долю приходилось 16 процентов потребляемых нами калорий, то сегодня почти половина. В год мы съедаем 143 фунта невидимок-подсластителей. Почти вдвое больше нормы. Это в идеальном варианте. Индивидуальное потребление, сплошь и рядом, достигает лошадиных доз. Только одноразовая бутылка «Кока-колы» (20 oz, 590 ml) содержит 65 граммов сахара, это эквивалент 15 чайных ложек. В такой же емкости напитка Mountain Dew уже 77 граммов, или 20 ложек. Миллионы американцев ежедневно, особенно летом, выпивают несколько бутылок «содовой», а с ними 300-400 граммов сахара!

Добавим к этому любимые народом чипсы, легкие закуски, печенюшки и конфеты. Опять же с высоким содержанием подсластителей на основе кукурузного сиропа. Я уже не говорю об американских тортах и пирожных с запредельным содержанием сахара. Стоит ли тогда удивляться тотальному ожирению нации? 28 процентов населения нашей страны страдает избыточным весом (в моем Кентукки — 32 процента). 9 процентов американцев имеют диабет, 4,5 процентов — страдают от коронарных проблем сердца и еще от букета «вторичных» заболеваний, связанные с ожирением.

Коварство sweeteners (подсластителей) — в быстром привыкании к ним организма. Сладкий наркотик требует от своей жертвы все больших и больших доз. Если обычный сахар посылает в мозг сигнал насыщения, то подсластитель коварно молчит. Примет человек сто или тысячу калорий за присест, полкило или килограмм сахара, ему все равно. Давай еще!

Казалось бы, враг обнаружен, осталось его обезвредить. Не тут-то было. Слишком высоки ставки. Кукурузный сироп является главным компонентом огромного ассортимента продуктов общей стоимостью в сотни миллиардов долларов. Вынь этот стержень, продукты, может, и станут здоровее, но сложней в производстве, дороже и менее привлекательными. И главное — не столь прибыльными. Тот же свекольный или тростниковый сахар дороже кукурузного сиропа вдвое. Поэтому пищевая индустрия стоит насмерть за свои интересы, имея мощное лобби в Конгрессе, министерстве сельского хозяйства, медицинской науке.

Так, например, в этом году грозное Управление по контролю над лекарствами и пищевыми продуктами США успешно завалило логичный запрос общественных адвокатских групп. Общественники предложили заменить на торговых этикетках туманные эвфемизмы, непонятные рядовому покупателю, на четкую и простую дефиницию — corn sugar («кукурузный сахар»). Под давлением Ассоциации сахаропроизводителей США предложение не было принято. Под предлогом «научной неаккуратности формулировки».

Кстати, ссылки на большую науку — универсальный и довольно эффективный способ защиты пищевого бизнеса от происков и нападок различных недругов. Когда на пищевиков начинают валить грехи в ожирении нации, в ход идет главный козырь. Да, соглашаются те же сахаропроизводители, мы не отрицаем частичных негативных последствий подсластителей, но проблема ожирения Америки комплексная и не сводится к одному лишь кукурузному сиропу. С этим не согласны общественные группы защиты здоровья. По их убеждению имеющихся статических и научных данных вполне достаточно для запрета кукурузного сиропа в пищевой промышленности. Чистая наука колеблется. С одной стороны, картина очевидна. С другой, у сиропа, действительно, немало союзников в ожирении нации. Кроме кукурузного сиропа, пищевая промышленность использует еще около 120 подсластителей. Попробуй, разберись, кто из них самый вредный? Добавим еще «мусорную пищу», протеин, лактозу, консерванты, злоупотребление лекарствами, гормональные контрацептивы, генную инженерию, всеобщую автомобилизацию, малоподвижный образ жизни. В конце концов, конфронтация сводится к очередному компромиссу. Требуются новые, более глубокие, комплексные исследования. Пищевой бизнес не возражает и даже оплачивает гранты. Ему это на руку.

Полностью статью можно прочесть в бумажной версии журнала. Информация о подписке в разделе «Подписка»

 

Комментарии

Аватар пользователя Александр

С возрастом начинаеш  думать и понимать по другому.