Журнализм: мифы о второй древнейшей профессии

Опубликовано: 1 июля 2012 г.
Рубрики:

Reporter w.jpg

Мифы о «второй древнейшей профессии»
В США на протяжении XX века ко «второй древнейшей профессии» относили не только журналистов, но и актеров, азартных игроков, аферистов, мошенников, фармацевтов, воров-карманников, жиголо, стеклодувов, переводчиков, ростовщиков, сутенеров, пиратов, шпионов, шарлатанов (псевдо врачевателей). Согласно антропологу из Йельского университета Ральфу Линтоону, первой древнейшей профессией следует считать врачевателей, а проституток — второй древнейшей профессией.
В США на протяжении XX века ко «второй древнейшей профессии» относили не только журналистов, но и актеров, азартных игроков, аферистов, мошенников, фармацевтов, воров-карманников, жиголо, стеклодувов, переводчиков, ростовщиков, сутенеров, пиратов, шпионов, шарлатанов (псевдо врачевателей). Согласно антропологу из Йельского университета Ральфу Линтоону, первой древнейшей профессией следует считать врачевателей, а проституток — второй древнейшей профессией.
Давным-давно, два с половиной тысячелетия назад, старина Эсхил, мудрейший, между прочим, человек рассказывал о трагедии из жизни пернатых. Однажды орел, пораженный стрелой, посмотрев на ее оперение, сказал — нашими же перьями, а вовсе не чужой рукой сражают нас сегодня.

Если расширительно толковать слова древнегреческого драматурга, отца европейской трагедии, то можно сделать печальный, но совершенно справедливый вывод о том, что и орлы, и люди всегда сами создавали себе проблемы и сами зачастую накликали на себя беду. Или клевету. Или что-то еще очень нехорошее. Потому что несть числа тем бедствиям, которые человек сам на себя обрушивает. Правда, не всегда это бывает так трагично, как с орлом в басне. Но все же случаются обидные коллизии, где оказываешься без вины виноватым, сам же на себя клеишь ярлык и потом с таким ярлыком и ходишь, а на тебя поглядывают и многозначительно улыбаются. Мол, знаем вас, меченое племя.

Я люблю изучать этимологию каких-то крылатых выражений. Например, говорят «из него песок сыплется». То есть подразумевается, что это такой старый хрыч, что дальше некуда. Как вы знаете, в старину и молодые, и уже не совсем молодые рыцари и разные военные люди носили ботфорты. И когда эти самые рыцари становились совсем дряхленькими, то исхудалые от возраста ноги просто до неприличия болтались в этих самых ботфортах. И тогда старикашки засовывали в эту средневековую обувь мешочки с песком, чтобы ноги выглядели как нормальные. Во все времена люди хотели казаться помоложе. И старикашки старались хоть как-то сохранить свое лицо и не выглядеть такими уж дряхлыми. А мешочки с песком имеют тенденцию к разрушению, и из них начинал сыпаться песочек. Так что все просто объясняется.

Но не все так просто, когда речь заходит о другом выражении, которое весьма популярно в современном мире. Это о второй древнейшей профессии, к которой я имею счастье принадлежать. Меня лично это выражение умиляет. Конечно, каждая профессия по-своему интересна. Но ни на одну я не променял бы журналистику. Она дала мне возможность встречаться с интереснейшими людьми и попадать в такие ситуации, которые носителям многих обычных профессий и не снились. И когда люди, скучные до того, что не могут запомнить свое лицо от бритья до бритья, ухмыляются, мол, вы из второй древнейшей, — меня это умиляет. Они ведь утверждают это с таким превосходством, будто сами ангелы во плоти. Но, как говорили древние, сапожник, не суди выше своего сапога.

Нет, нет, у меня нет личных обид. Десятилетия я вкалываю на близкой и родной мне ниве журналистики, меня лично никто не прикладывал и не оскорблял, не обзывал бранными словами и не делал намеков на мою якобы «вторую древнейшую профессию» и не обзывал акулой пера. А если бы обозвали, я бы в долгу не остался, не на того нарвались. И борюсь я сейчас не за то, чтобы выглядеть чистым и таким до благопристойности безупречным, а потому, что, как говорил герой одного популярного фильма, «за державу обидно». То есть за мою руганую и переруганную, но тем не менее поистине замечательную профессию (это мне так представляется, более того, я в этом убежден).

Прав был старина Эсхил. Ни один враг не нанесет такого урона, как ты сам или твой же товарищ или коллега. Знаете ли вы, откуда идут ноги у этого выражения о второй древнейшей. Известно не только имя автора, но и день, когда родилась эта нелепая фраза, абсолютно не соответствующая действительности. По этой фразе проституция и журналистика — это одно и то же или почти одно и то же, потому что рядом стоят в огромном списке разного рода деятельности человеческой.

Итак, 28 октября 1936 года на редакционном совещании газеты «Дейли глоб» ее владелец, медиамагнат Джон Ходжмен, этот эксплуататор талантов, произнес слова, вошедшие в историю: «Не трудитесь нанимать великих писателей для моей газеты. Великие писатели для газеты писать неспособны. Они пишут друг для друга, хотя воображают, что пишут для потомства. Мне нужны такие, которые трудятся для сегодняшнего дня и забывают завтра то, что написали сегодня. Мне нужны профессионалы для «Глоб». Газетное дело — не искусство, а ремесло. Это профессия почти столь же древняя, как... словом, это вторая древнейшая профессия».

Вот такие слова сказал это Герострат от журналистики. Вообще-то он почти все сказал верно, кроме «второй древнейшей», показав, на мой взгляд, свое полнейшее невежество в знании истории и обладании здравым смыслом. Потом американский писатель Роберт Сильвестр написал роман «Вторая древнейшая профессия», эпиграфом к которому поставил вышеуказанные слова. И пошло, и поехало. Это выражение подхватили во всем мире представители множества профессий и стали его склонять по случаю и без случая. Это всех устраивало. Мол, какая у нас чистая и прекрасная профессия. Мы вам не какие-нибудь проститутки или журналисты. Это, знаете, как в толпе, вор шапку украл и кричит «держи вора», а сам под шумок убегает. Я то, мол, ни при чем, я весь белый и пушистый.

Поскольку мне «за державу обидно», я считаю, что это вопиющее в своей наглости и несоответствии истине утверждение никак не вяжется ни со здравым смыслом, ни с историческими свидетельствами, ни с мало-мальской справедливостью.

 

Журналистика — не древнейшая профессия

Начну с истории. Здесь самый компетентный источник Библия, Ветхий Завет.

Итак, появились на свет наши замечательные Адам и Ева. Бытие, глава 3, стих 7. «И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания». То есть не надо быть Шерлоком Холмсом, чтобы придти к логическому умозаключению, что первая профессия — портной. Потом родились у первой пары на земле двое сыновей — Каин и Авель. «И был Авель пастырь овец, а Каин был земледелец» Здесь прямо указаны профессии — пастух (пастырь) и пахарь (земледелец).

Нехороший человек был Каин. Просто негодяй. Убил родного брата. А когда его спросили, где же Авель, он, не моргнув глазом, заявил: «не знаю; разве я сторож брату моему?» Вот вам еще одна древнейшая профессия — сторож.

Эти библейские очень простые изыскания можно продолжать долго. И оказывается, что следом за сторожем идут такие профессии, как строитель, музыкант, кузнец, плотник, кораблестроитель, мореплаватель, винодел и другие. Настоящим многостаночником был Ной, который сочетал в себе множество талантов.

Очень долго надо читать Библию, чтобы дойти до первых проституток, которых называли в то время блудницами. Причем блудницы в Библии далеко не падшие и презираемые женщины. Некоторые из них изображены с большой симпатией. Так, например, Раав, она же Рахав, она же Рахава. Она укрыла в своем доме двух соглядатаев из войска Иисуса Навина, и за это при взятии Иерихона ее пощадили вместе с ее домочадцами. По одной из легенд у нее была завидная судьба, она якобы стала праматерью многих пророков, царя Давида и самого Иисуса Христа. Вот вам и блудница, как видите, не все так просто в истории.

Но совершенно очевидно, что ни проституция, ни журналистика к древнейшим профессиям не принадлежат, если исходить из хронологии. Все это элементарный поклеп. А если исходить не из летоисчисления, а из зловредности профессий, то ведь до журналистов существовало множество представителей других сфер деятельности человеческой, которые причиняли этому самому человечеству неисчислимый ущерб.

Знаете ли вы историю журналистики? Она ведь была создана в сегодняшнем понимании этого слова совсем недавно. Первые печатные газеты в Европе с профессиональными журналистами появились только в XVII веке. Так при чем здесь «древнейшая профессия»?

Журналистика ведь одна из самых молодых профессий на земле, немногим только старше (в историческом смысле, конечно), чем кинорежиссер или программист. И среди журналистов, естественно, встречаются разные малосимпатичные личности. Но не больше, чем в любой другой профессии. Перефразируя известные слова Жаботинского о том, что каждая нация имеет право на своих негодяев, можно сказать, что каждая профессия имеет право на своих сукиных сынов.

И как здесь ни вспомнить одну из моих любимых книг «Вся королевская рать» Роберта Пенна Уоррена. Ту самую, в которой говорится, что добро можно сделать только из зла, потому что больше его просто не из чего делать. Есть в этой книге такой персонаж Джек Берден, помощник беспринципного губернатора, журналист, раздираемый круговоротом между добром и злом. Так вот, он говорит, что не обязательно даже в нашей профессии быть подонком. Правильно, не обязательно. Но ведь это относится к любой профессии, не так ли? Я так полагаю, что процент подонков среди журналистов примерно такой же, как количество подонков среди представителей других профессий. И эти представители приносят гораздо больший вред людям в целом и конкретным людям в частности, чем это делают журналисты. Никакая акула пера не может сравниваться по кровожадности с другими особями.

 

Не только журнaлисты...

За тысячелетия до того, как появились журналисты, были во всех странах бессовестные политики и военачальники, ни во что не ставящие жизнь людей и готовые на любые авантюры, чтобы утвердить свою власть. Были судьи, выносившие несправедливые приговоры, и чиновники, набивающие карманы деньгами. Были врачи, дурившие несчастных больных, строители, наживавшиеся на подрядах, алчные банкиры, торговцы. Сколько было мерзавцев, которые шли во все тяжкие, думали только о себе, а отнюдь не о благе человечества. А сколько сейчас таких горе-политиков, чиновников, судей, банкиров, менеджеров и шарлатанов разных специальностей, которые соревнуются в искусстве причинить людям как можно больше вреда. Да журналисты по сравнению с ними мелочь, их возможности причинять зло и врать не идут ни в какое сравнение с сильными мира сего! 

 

Полностью статья опубликована в бумажном варианте журнала. Информация о подписке в разделе «Подписка»