Евгений Сатановский: Масса вариантов развития событий на Ближнем Востоке...

Опубликовано: 1 марта 2012 г.
Рубрики:

satanovskiy_w.jpg

Евгений Сатановский
Евгений Сатановский. Photo Courtesy:  YouTube /3  Kanal Moscow / Seagull Publicaions
Евгений Сатановский. Photo Courtesy: YouTube /3 Kanal Moscow / Seagull Publicaions
Уже не первый год лидеры западных стран и Израиля время от времени говорят о том, что если дипломатические усилия по предотвращению создания Ираном ядерного оружия не увенчаются успехом, то не исключено и силовое решение этой проблемы. Но совсем недавно уже стали называться конкретные сроки возможной операции против ядерных объектов Ирана. Об этом говорил министр обороны США Леон Панетта, который обозначил точные временные рамки возможного удара Израиля и предположил, что это может произойти в апреле, мае или июне этого года. Министр обороны Израиля Эхуд Барак и другие официальные лица страны говорили о том, что, по мнению Израиля, Иран в скором времени перейдет «точку невозврата» — момент, когда бомбардировка ядерных объектов будет не способна остановить Иран в создании и производстве оружия массового уничтожения. Речь идет о планах иранских властей перенести большую часть работ по обогащению урана в подземное хранилище близ города Кума, под толстый слой укрепленного гранита. 

Судя по сообщениям некоторых американских средств массовой информации, в администрации президента Барака Обамы убеждены, что недавно одобренные и принятые санкции против Ирана вскоре докажут свою действенность. Высокие экономические потери должны убедить Тегеран в том, что игра не стоит свеч и столь масштабный ущерб для иранской экономики не оправдывает существование ядерной программы. В этом случае надобность в военных действиях отпадает сама собой. 

Разных мнений в прессе разных стран очень много.

А что об этом думает президент института Ближнего Востока в Москве Евгений Сатановский? 

 

Евгений Сатановский: — Масса вариантов, по которым могут развиваться события. Предсказать здесь трудно. Срок назвал высший руководитель Ирана (Рахбар) Хаменеи. Именно он, а не президент Ахмединежад определяет политику страны, именно он объявляет о войне. В марте этого года в Иране пройдут парламентские выборы, в 2013-м — президентские, а к 2014-му году Израиля на карте, с точки зрения Хаменеи, остаться не должно. Это сигнал к уничтожению Израиля вообще и уничтожению евреев на Ближнем Востоке в частности. Под выборы в парламент в Иране в этом году будет тяжелая мясорубка, под выборы президента в будущем году будет мясорубка еще тяжелее. Но Рахбар назвал срок 2014 год. Это четко и определенно — Израиль должен перестать существовать. Всякие сказки насчет того, что Ахмединежад раньше, говоря об Израиле, об его уничтожении, вовсе не то имел в виду, что говорил он теоретически, что еврейское государство плохое, а должно быть государство всех граждан, что никто Израиль стирать с карты не будет — все это разговоры для наивных. Будет, будет. И Рахбар призвал к этому абсолютно четко. Израиль надо вырезать как раковую опухоль. 2014 год не за горами. Через год, максимум через полтора у Ирана будет своя ядерная бомба, и будут практические возможности для осуществления своих угроз. Вот вам и все сроки. 

Но все дело в том, что речь идет не только о противостоянии Израиля и Ирана. Отношения исламской республики с арабскими монархиями Персидского залива не просто плохи, но балансируют на грани военного противостояния, которое может разразиться в любой момент. Столкновение их интересов в Ливане, Ираке, Йемене или Мавритании, не говоря уже о Сирии, взорвет регион с тем же успехом, что и удар по ядерным объектам Ирана. Вопрос лишь в том, когда этот взрыв произойдет. Появится ли опция обойтись сначала войной с Саудовской Аравией и Катаром, трудно сказать... 

— Вы допускаете такой вариант развития событий, что до Израиля по Ирану могут ударить Саудовская Аравия и Катар? И это может произойти в обозримые сроки? 

— Такая война неизбежна, и все, что происходит сейчас вокруг Сирии — это преддверие этой войны, это преддверие зачистки сирийского президента Башара Асада как союзника Ирана. И откровенно говоря, я не уверен, что Аль-Каида, которая сейчас контролирует часть Сирии, и нынешний ее лидер Завахири останутся в стороне. Этот человек призвал к джихаду в Сирии. Тот самый Айман аз-Завахири, лидер этой организации, египтянин, отсидевший 5 месяцев в махачкалинской тюрьме в начале 90-х, где его, к сожалению, не распознали и выпустили, объявил джихад Асаду. Поэтому свержение Асада нашими западными коллегами, если до этого дойдет, будет происходить не только вместе с Лигой арабских государств, но и вместе с Аль-Каидой и прочими неприличными людьми. Если хотите Аль-Каиду себе в союзники — вперед! Я полагаю, что столкновение неизбежно. Либо что-то происходит с шиитами в очередной раз, и Иран не выдерживает, бьет по Аравийскому полуострову, неизбежно получает американский удар, потому что за Аравийский полуостров Америка будет биться, и то же самое будут делать французы и англичане. 

Мечта саудовцев и катарцев сейчас состоит в том, чтобы евреи воевали с шиитами, а они добивали оставшееся. Причем в случае с Израилем это будет делаться не военным, а политическим путем. Так что не исключено, что еще до Израиля радикальные шииты и радикальные сунниты будут выяснять отношения друг с другом. Российская позиция в свое время заключалась в том, чтобы уговорить и Буша-старшего, и Буша-младшего не трогать Саддама Хусейна именно для сохранения этого баланса. Табуретка на трех ногах стоит, она на двух не стоит. Когда такие светские диктаторы, как Саддам Хусейн, Башар Асад или Каддафи, религиозные диктаторы, вроде монархов залива, и шиитские диктаторы Ирана балансировали друг друга, это был самый замечательный момент истории Ближнего Востока. Как только из треугольника выдернули сначала Саддама, а теперь выдергивают и всех остальных светских диктаторов, все полетело. На двух ножках табуретка теперь не стоит. Это значит, что война неизбежна, как говорил еще в свое время генерал Лебедь: двое пернатых в одной берлоге не живут... 

— Нередко приходится слышать от людей, которые не очень хорошо знают ситуацию в этом регионе — а почему у Саудовской Аравии такие непримиримые отношения с Ираном, которые, по вашим словам, грозят взрывом чуть ли не в ближайшее время? Вроде бы мусульмане, сплоченные одной религией... 

— Борис Николаевич Ельцин, принимая когда-то иранского посла, задумчиво сказал ему — чего вы там не поделили, одна же нация, арабы... Иранского посла, который, естественно, перс, можно было откачивать тут же, так он был изумлен. Это вроде вопроса блондинки на экзамене: никак не пойму, как правильно пишется, Иран или Ирак... 

Давайте вспомним о Византии и Риме, об отношениях протестантов и католиков. Речь идет об отношениях религиозной войны, которая идет на Ближнем Востоке с седьмого века, — вы говорите о шиитах и суннитах. Много крови было пролито, как и в Европе в свое время. Посмотрите, что было у католиков и протестантов, вспомним Варфоломееву ночь во Франции. Это всем известно... 

— Но ведь известно, что радикальных шиитов и суннитов одинаково объединяет ненависть к Израилю. Не та ли эта ситуация, когда они могут забыть о прежних распрях? 

— Саудовцы с Ираном не объединятся никогда. Не случайно в свое время шах Ирана поддерживал Израиль против арабов. Точно так же, как и Турция, которая в свое время была в огромной мере союзником Израиля... Потому что Турция ненавидела, во всяком случае, до возникновения исламских факторов в турецкой политике, вот этих сепаратистов, которые оторвали турецкие провинции, назвались государствами, нашли там нефть и укрепились. Есть этнические конфликты, есть религиозные конфликты. Самый страшный вариант конфликтов — этно- конфессиональный. Вот тут мы имеем такой конфликт. 

Какой союз против кого? Эти люди не в состоянии договориться даже против Израиля. Потому что если палестинцы говорят: ладно, мы ваши враги, но мы одной рукой берем деньги и в то же время мы, палестинское руководство, — за переговоры с вами (иначе денег не дадут), то Иран говорит иначе, потому что так говорят палестинцы, которых покрывают Эмираты, Саудовская Аравия. Иран не может допустить, чтобы он не был главным во всех процессах: негативных, позитивных, каких угодно... 

Понятно, что ничего хорошего от Ирана Израилю не будет, но по-другому, чем от Аль-Каиды. Потому что Аль-Каида не только враг Израиля, но и Ирана. А Иран — враг Израиля и арабов. Что ему Израиль? Он в первую очередь враг ортодоксальных монархий, потому что с ними он соревнуется за главный приз. А главный приз для него — это кто главный в исламском мире, шиитский или суннитский ислам. Как можно это решить без конфликта, без войны, как можно решить мирно, где у вас центр вашего мира? Невозможно решить вопрос, кто главный, невозможно решить вопрос о том, что те, кто верят в двенадцатого скрытого имама — еретики, и их надо казнить... Невозможно забыть уничтожение всех шиитских святынь на Аравийском полуострове, когда полуостров завоевывала правящая ныне династия. Невозможно забыть погромы в Мекке и Медине, когда турецкие и персидские мавзолеи и дворцы в этих городах были уничтожены в XVIII веке, когда Ибн Ваххаб (Мухаммад ибн Абд-аль-Ваххаб — ред.), с дуру поддержанный Ост-Индской компанией, на короткое время захватил эти города. Это смертельная месть. В свое время ненависть между Саддамом Хусейном и аятоллой Хаменеи была колоссальной. Но ненависть между нынешним руководством Саудовской Аравии и нынешним руководством Ирана ну никак не меньше... 

— Вы сказали про Иран: стремится к господству в исламском мире; чтó ему Израиль, это для него не главное... Но, в то же время, Рахбар иранский заявляет, что Израиль надо вырезать как раковую опухоль. Но я что-то не читал такого рода его заявлений насчет Саудовской Аравии и Катара. 

— Там другое. Это еретики. Это враг. А Израиль — это дьявол. Точно так же, как саудовцы, когда они говорят об Иране, то для них Иран враг. А евреи это для них дьявол. 

Они говорят, когда дьявол ударит по врагу, мы не будем возражать. Это цитата. Вы видите, мол, как мы низко пали, мы готовы даже на союз с дьяволом. Еретик хуже иноверца. Но для Ирана Израиль, как впрочем, и для Саудовской Аравии, — это разменная карта в борьбе за лидерство в исламском мире. Ты против Израиля, значит ты храбрый, значит ты наш вождь. 

Так сложилось. Израиль стал центром арабского мира и исламского мира. Израиль единственное, что определяет единство организаций Исламской конференции. Нет там никакого и не было никогда никакого единства ни в одном вопросе, кроме антиизраильских резолюций. Израиль — уникальный фактор, определяющий единство арабского мира, который всегда воюет друг с другом, но в отношении Израиля опять-таки един. Парадоксальным образом не зря говорят, что якобы каждое арабское правительство наполовину состоит из агентов Моссада, явных или тайных, платных или добровольных, из мести к кому-нибудь или из ненависти к соседу. И при всем том, если Израиль провалится сквозь землю или можно будет это организовать, то они будут счастливы. 

Я говорил не раз с персами, и они отмечают, что весь стержень идеологии исламской республики стоит на том, что свержение шаха — это божий промысел, потому что шах поддерживал отношения с Израилем, вот его за это Аллах и покарал. А иначе, как ответить, почему уровень жизни в разы ниже, чем при шахе? Почему уровень безопасности низкий? Почему расстрелы демонстраций оппозиции хуже, чем при шахской охранке? Все так, но шах заплатил за Израиль... Именно из-за этого и Ахмединежад, и Хаменеи, и Лариджани, и Хатами, и вообще кто угодно в своей риторике едины в отношении Израиля. Израиль — это враг, война до победного конца. 

Другое дело, что некоторые из них, придя к власти, тут же об этом забудут (это касается того же Хатами и Рафсанджани), а некоторые — не забудут. И Рахбар, и Ахмединежад не забудут. Они относятся к лагерю консерваторов, очень опасная группа, то направление, которое будет Ираном править. Даже если президент Ахмединежад будет заменен, все равно придет кто-то из его группы или из группы Рахбара. Разборки между Израилем и Ираном — это внутренняя иранская идеология, построенная на абсолютном исполнении. Иранцы — заложники этой агрессивной риторики, идеи о том, что Израиль не должен существовать. 

А про арабов они так говорить не должны. А что им говорить про Дубаи или Объединенные Арабские Эмираты, про Саудовскую Аравию или Кувейт? Само собой подразумевается, что это еретики, значит, их нужно завоевать и поменять неправильный ислам на правильный — шиитский, а всех, кого не смогут поменять, будут жить как люди второго сорта. В конце концов, шииты — люди второго сорта в Саудовской Аравии, а сунниты — люди второго сорта в Иране... А с Израилем никакого компромисса не получится. Израиль, они уверены, надо уничтожить, это раковая опухоль. Это и сказал Рахбар. Мы отделяем кровь евреев от крови мусульман. Это геноцид. Это значит, что евреев на Ближнем Востоке быть не должно, их надо уничтожать. 

— А нельзя ли на этих разногласиях врагов Израиля сыграть, если не стратегически, то хотя бы тактически? Не могут ли некоторые страны на какое-то время быть более терпимы к Израилю, чем к Ирану? 

— Была такая идея у руководства Израиля. Оно жестоко ошиблось и дорого за это заплатило. Была идея о том, что на этом размене с Ираном можно о чем-то договориться с ваххабитами, потому что считалось, например, что Катар — это ваххабизм с человеческим лицом, более либеральный. Идея оказалась чепухой... Катарский аэродром в Дохе. Там безопасностью занималась израильская фирма «Магаль», ее канадский филиал. И такой технологии (которую израильтяне использовали на аэродроме в Дохе — ред.) катарцы получили у израильтян довольно много. В благодарность, как выяснилось, именно катарцы в огромной мере проплачивали активность «Хамаса» — политическую, военную, военно-технологическую. Именно катарцы и саудовцы стояли за опасной инициативой внедрения палестинцев в ООН. Если у вас такие друзья и союзники, хотя бы временно, врагов вам уже не надо. Поэтому израильтяне недавно разорвали неформальные отношения с Катаром, поняв, что такие друзья не задушат, так зарежут, не зарежут, так застрелят. В крайнем случае, отравят. Это враг менее открытый, чем Иран, но это безусловно враг. Иран скорее помогает Израилю своей фанатичной риторикой. А другие страны действуют тоньше, не говорят впрямую об уничтожении еврейского государства. Суннитские эксперименты не менее опасны, чем шиитские. 

— Готов ли, на ваш взгляд, Израиль нанести удар по Ирану, пока происходят события в Сирии? 

— Будем говорить так — мы не знаем. У израильского руководства свои резоны. Израиль не счастлив от того, что происходит в Сирии, потому что свержение Асада служит не интересам демократии и либерализма, а, возможно, интересам Аль-Каиды, которая объявила джихад Асаду. На сегодняшний день Запад поставил на исламских радикалов суннитского толка. Это такой же враг Запада, как и враг Израиля, враг России и всех остальных. И, на самом деле, это враг современного мира. Запад, Япония, Китай, Россия, многие другие страны могут ругаться, не соглашаться, спорить, конкурировать, но мы живем в одном мире. Но представьте, что мы открыли портал в мир средневековья, где живут по законам джихада. Люди пользуются твиттерами, фейсбуками, ездят на Мерседесах, летают на суперджетах, но они живут по законам XI-XII века... Этих людей пускают в ваш мир, и они ломают его, делают его под себя, устраивают вам 11 сентября, делают все, чтобы вас уничтожить, а вы им помогаете... И причины у вас резонны — вы хотите хорошее, вы хотите с ними нормальных отношений. Тактически — многое из предпринимаемого сегодня полезно, но стратегически — каждый из абсолютно верных шагов ведет в катастрофическом направлении, в направлении очередных 11 сентября. 

Израиль теоретически и практически готов ударить по Ирану давно. Он провел все учения, заключил все мыслимые союзы в условиях, когда пришлось перелопачивать многие соглашения. Например, соглашение с Турцией сегодня не действует. Может ли ударить Израиль? Может, хотя такое решение пока не принято. Сколько смогут в этом случае израильтяне уничтожить объектов, столько и уничтожат. Немного. Этого хватит, чтобы заморозить на несколько лет программу Ирана. Но для Израиля эти несколько лет могут стать абсолютно критичными. Потому что сменится власть в Иране, потому что пройдут выборы. Придет другое крыло, может измениться в определенной мере политика. У Ирана могут измениться приоритеты... 

Будем ждать, надеясь, что израильский удар, когда и если он состоится, не будет первым. В любой момент война может начаться на любом из плацдармов противостояния Ирана и нового халифата, суннитского халифата, ядром которого являются Катар и Саудовская Аравия. Плацдармов несколько. Они жестко противостоят один другому в Йемене, Ираке, Сирии, Ливане. Это основные направления, есть и побочные. На любом из этих плацдармов может произойти случайная стычка, которая может перерасти в войну. Будет ли что-то происходить в районе Ормузского пролива? Неизвестно. А если да, то это означает вступление в войну Англии, Франции и США. У Ирана противостояние с арабскими странами жестокое. Все может случиться. Будем надеяться, что Израилю удастся сохранить свои вооружения для, скажем, будущей возможной войны с Египтом, который уже грозит разорвать договор с Израилем. У Израиля могут быть столкновения и с Турцией. 

— И все же предположим гипотетически, что Израиль решил нанести удар по ядерным объектам Ирана. Каким может быть ответ Ирана? 

— Уберем сказки о том, что у Ирана есть много ракет дальнего радиуса действия, и они сразу ударят по Израилю. Эти ракеты перехватят. У Ирана есть около 50 тысяч ракет среднего и малого радиуса действия. Они находятся в руках «Хезболлы» на территории Ливана. Часть из них завезена в Газу. По Газе большой вопрос. Сейчас — распад «Хамаса», страшный раздрай. И газовцы совсем не хотят сейчас выступать за Иран. Теперь они будут ориентироваться больше на Египет и Саудовскую Аравию. Хотя провокации из сектора Газа могут быть. «Хезболла» совершенно точно будет бить по Израилю. Причем у них ракеты, которые могут долетать до Тель-Авива и Иерусалима. Если Израиль подавит с жесткостью и профессионализмом возможность этих ударов, то потери будут минимальными. К счастью, сейчас у Израиля то правительство, которое может это сделать, действовать жестко, потому что речь идет о существовании страны. Сейчас — сто процентов возможности террористических и диверсионных атак на Израиль через арабский сектор Израиля, через Голанские высоты, северные границы. И очень серьезные атаки по всему миру по израильским объектам с участием боевиков Ирана и других стран. Собственно это уже началось. Мы уже знаем о попытках нападения на израильских дипломатов в разных странах. Иран это уже начал. 

Вариантов развития событий очень много. Предугадать их сейчас сложно. Но надо полагать, что Израиль эти варианты четко просчитывает. Однако решения пока не приняты. Но несомненно, что на Ближнем Востоке надо ставить «железный заслон» против террористов.