Укрыться в убежище

Опубликовано: 16 ноября 2011 г.
Рубрики:
Укрыться в убежище
Take Shelter
Сценарист и режиссер Джефф Николс

take_sheltor_w.jpg

Майкл Шэннон в роли Куртиса и (спиной к камере) Това Стюарт в роли Ханны в фильме Джеффа Николса «Укрыться в убежище» (Take Shelter).
Майкл Шэннон в роли Куртиса и (спиной к камере) Това Стюарт в роли Ханны в фильме Джеффа Николса «Укрыться в убежище» (Take Shelter)Photo by Grove Hill Productions, Courtesy of Sony Pictures Classics
Майкл Шэннон в роли Куртиса и (спиной к камере) Това Стюарт в роли Ханны в фильме Джеффа Николса «Укрыться в убежище» (Take Shelter). Photo by Grove Hill Productions, Courtesy of Sony Pictures Classics
Это второй фильм 33-летнего Николса, уроженца Арканзаса. Четыре года назад его дебют — картина Shotgun Stories про семейную вражду и месть — вызвал восторженный прием и получил несколько премий на американских фестивалях. Тот фильм я не видела, да и не слыхала про него. Зато посмотрев картину «Укрыться в убежище», легко поняла, почему она была номинирована на гран-при главного американского фестиваля в Сандэнсе, а в Каннах ее наградили на «Неделе критиков» большим призом и отдельно за сценарий.

Объяснение простое. Николс очень талантливый человек.

Историю он придумал мрачную. Ее герой Кертис — рабочий в песчаном карьере. Живет он в Огайо, в своем доме, с любимой семьей — женой и маленькой дочкой. Девочка глухая, ей собираются вживлять в ухо электронный приборчик (cochlear). Этот мотив не имеет, как мне показалось, никакого значения для сюжета, но автору виднее. Зато имеет значение то, что сам-то Кертис слышит и видит гораздо больше, чем окружающие.

Его преследуют видения грядущих бедствий. Чаще всего это страшные грозы и торнадо. Выпадающий из черных туч дождь — желтый. «Как свежее машинное масло», — говорит Кертис. Все остальные живут при хорошей погоде. Над ним одним гремят громовые раскаты и сверкают жуткие молнии.

И что-то случается с его собакой — она вдруг словно обезумела.

Кертису снятся кошмары. Чаще всего про те же природные бедствия. Но возникают в них и неясные фигуры людей, которые пытаются вломиться к нему в машину, похитить дочку.

Пытаясь найти объяснение своим мукам, Кертис начинает думать, что это болезнь — у него в семье был случай параноидной шизофрении. Его жене (которую играет Джессика Частейн — мать из фильма «Древо жизни») удается уговорить его обратиться к врачу. Ничего не помогает.

Что-то зловещее начинает чудиться Кертису даже на работе, в его напарнике, с которым у него всегда были прекрасные отношения. На семейном празднике рабочих у Кертиса не выдерживают нервы, он срывается и кричит, предсказывая катастрофу. Конечно, на него смотрят, как на безумца.

На Среднем Западе случаются ураганы и смерчи, поэтому в решении Кертиса построить возле дома подземное убежище нет вроде бы ничего удивительного. Кроме того, как много денег и труда он в него вкладывает. И кроме того, что когда на самом деле надвигается торнадо, и семья укрывается под землей, Кертис слишком долго не решается выйти наружу. Впрочем, потом они все-таки выходят и оказываются под безоблачным, безмятежным небом.

А затем следует краткий финальный эпизод, который ставит зрителя втупик...

Фильмы про грядущий апокалипсис мне всегда интересны просто потому, что у меня нет ни малейших сомнений: последние времена уже наступили, мы в них живем. Герой, остро предчувствующий беду, кажется мне очень актуальным персонажем.

Но тут весь вопрос еще и в том, как это сделано.

Классик американского кино Орсон Уэллс в 1962 году экранизировал «Процесс» Кафки. Спустя несколько лет его показали в московском Доме Кино. По только что обретенному нами Кафке мы тогда все с ума сходили. Но после просмотра один опытный режиссер сказал, что картина его разочаровала. Дело в том, объяснил он, что Кафка создает свои жуткие истории из прозаического, обычного материала. Весь секрет в том, каким неожиданным образом соединяются эти будничные элементы жизни. А Уэллс сразу вносит странность во все, что показывает, и делает это с нажимом — глядите, мол, как все кругом необычно! И эффект загадочности парадоксальным образом испаряется.

Я вспомнила это, когда смотрела фильм Николса. Его сила в том, что режиссер не делает ни фильм ужасов, ни фантастику. Действие погружено в самую что ни на есть обычную жизнь. В доме Кертиса двери не открываются сами собой. Машины, работающие в карьере, не стараются отгрызть рабочим руки. Ни у кого не загораются глаза красным светом. Все предметы и обстановка сняты очень выразительно, но без всякой мистики. Актеры играют в реалистической манере. Автор фильма точно проводит свой замысел. Он дает нам почувствовать, что апокалипсис растворен в повседневности.

И он очень удачно выбрал на главную роль Майкла Шэннона (который снялся у него и в предыдущей картине). У этого «простого рабочего», который так достоверен в сценах труда, вроде бы обычная пролетарско-американская внешность. Но в его резко вылепленном и очень запоминающемся лице Николсу удалось разглядеть нечто, что пробуждает в нас смутную тревогу...

На сайте «Гнилые помидоры» 93 процента критиков и 87 процентов зрителей одобрили эту картину. Больше ни одного фильма Джеффа Николса я уж не пропущу.

****

 


***** — замечательный фильм
**** — хороший фильм
*** — так себе
** — плохой фильм
* — кошмарный