Договорились...

Опубликовано: 16 октября 2011 г.
Рубрики:

 

putin-medvedev.jpeg

Владимир Путин и дмитрий Медведев. Съезд партии «Единая Россия». 24 сентября 2011 г.
Съезд партии «Единая Россия». 24 сентября 2011  г.  Аплодисменты бывшему и будущему президенту В.В.Путину... Фото пресс-службы Президента России
Съезд партии «Единая Россия». 24 сентября 2011 г. Аплодисменты бывшему и будущему президенту В.В.Путину... Фото пресс-службы Президента России
Общий вздох разочарования вырвался из душ демократически настроенных граждан, следящих за политическим процессом, когда на съезде партии «Единая Россия» нынешний глава государства Дмитрий Медведев возвестил, что Владимир Путин вернется на президентский пост.

Нельзя сказать, что не ожидали, наоборот — были почти уверены. Но теплилась какая-то надежда, что очередной этап застоя, вечного кручения-верчения в колесе, минует нас. Не миновал.

Значит, все было игрой. И декларации Медведева о свободе, и публичные одергивания Путина за его антизападную риторику, и заявления, что мы теперь пойдем другим путем — игра в злого и доброго полицейского.

Выходит, так.

Общее разочарование демократической части населения многократно усугубилось процедурой. Да и на тех, кто далековат от таких убеждений и политики вообще, телерепортаж со съезда «ЕР» произвел удручающее впечатление.

«Договоренность, что делать, между нами достигнута уже давно, несколько лет назад, — сообщил ничтоже сумняшеся премьер-министр Путин. — Считаю, что список «Единой России» должен возглавить Дмитрий Анатольевич Медведев».

Бурные аплодисменты. Все встали.

Казалось, должны учесть, что еще два года назад слово «договоримся» вызвало общий ропот. Тогда Владимир Владимирович в интервью японским журналистам неосторожно обмолвился, что они с Дмитрием Анатольевичем насчет будущего президентства «договорятся». Затем, в ответе на вопрос американского политолога Николая Злобина о возможной конкуренции с Медведевым, уже развернуто ответил, дважды употребив скандальное слово: «Мы разве конкурировали в 2008-м? Вот и в 2012-м конкурировать не будем. Мы договоримся, потому что мы люди одной крови и одних политических взглядов... Сядем, договоримся в зависимости от конкретной ситуации. Решим между собой».

Не то чтобы ропот по сути: «Это мы, великий российский народ, решим, кому быть президентом! А не вы — в междусобойчике!» Нет, понимали и понимаем: наше дело — сторона, сиди на солнышке, грейся... Коробила откровенность, цинизм. Прямо в глаза 140 миллионам. Ну надо же соблюдать приличия...

 

Казалось бы, ту реакцию не только россиян, но прежде всего заграницы, должны учесть советники-спичрайтеры Путина. Может, и учли. Тем не менее, в решающий момент премьер-министр с трибуны спортивного комплекса в Лужниках, перед 11 тысячами делегатов и гостей, перед телекамерами, транслирующими его слова на весь мир, сказал то же самое: «Договорились... Еще несколько лет назад...».

А затем вышел Дмитрий Анатольевич. Кульминационная сцена спектакля.

«Я считаю, что было бы правильно, чтобы съезд поддержал кандидатуру председателя партии Владимира Путина на должность президента страны», — сказал действующий глава государства.

Кажется, была пауза в зале. Мимолетная. Такого никто не ожидал. Чтобы сам, публично, отрекся от престола! С одной стороны, вроде передавал его. А с другой — как временный, как слабый, волей или неволей уступал настоящему хозяину: посидел, и хватит! Наверно, возникла в душах собравшихся некая смесь чувств от лицезрения жалковатого зрелища. Вроде даже неловкость там присутствовала. Или почудилось? Действительно, какие там чувства! Люди-то отобранные.

Они встали. И устроили оглушительную овацию.

«То, что мы предлагаем съезду, — это глубоко продуманное решение», — добавил Медведев.

Как известно, слово — предатель. Значит, они уже давно замыслили данную комбинацию. Правда, сегодняшний президент вспомнил и о нас, о народе. О нашей, так сказать, роли в историческом процессе: «Но в любом случае, выбор за вами — за народом».

Наверно, многие в тот момент у телевизоров усмехнулись.

Зал аплодировал.

Потом снова вышел Владимир Владимирович и сказал, что приглашает на пост премьер-министра в его будущем правительстве Дмитрия Анатольевича.

Бурные аплодисменты.

Наверно, зарубежные телеканалы показывали и долго еще будут в передачах о России показывать крупным планом лицо Дмитрия Анатольевича Медведева. В разных ракурсах. Его полуулыбку. Наверно, психологи будут пытаться что-то прочитать по ней.

 

Потом, днями позже, было еще хуже. Вице-премьер и министр финансов Алексей Кудрин в Вашингтоне, на следующий день после рокировки Медведева и Путина, заявил: «Я не вижу себя в новом правительстве... Те разногласия, которые у меня есть, они не позволяют мне идти в это правительство». Имелся в виду будущий кабинет министров, который возглавит после рокировки нынешний президент Дмитрий Медведев.

В этом сюжете отчетливо прослеживаются два момента: личный и общий, тесно переплетенные. Кудрин как дисциплинированный кадровый чиновник не мог позволить себе такое. Тем более, полугодом ранее, в том же Вашингтоне, он говорил: «Всегда работал и с Медведевым, и с Путиным, так что в значительной степени моя работа не изменится, кто бы ни принял решение идти на выборы...». Значит, новость на него неожиданно обрушилась и так сильно задела, что не сумел сдержаться. По пересудам в правительственных коридорах, Путин обещал место премьер-министра Кудрину, а потом «кинул» его, проведя «спецоперацию» с Медведевым.

По-человечески понятно. Обидно же. Кому только не отдавал Путин кресло премьера за десять лет — и Касьянову, и Христенко, и Фрадкову, и Зубкову. А кто они? Вчерашний день, случайные попутчики, в то время как он — ровесник, друг и соратник. К тому же обычно министр финансов — главная опора и преемник любого премьера.

Интерес представляло не только само заявление Кудрина и его тон, но и реакция правительственных чиновников. Представим, нечто подобное сказал бы кто-то из министров про Путина: мол, не желаю с ним работать. Его карьеру в тот же миг объявили бы конченой. А тут — полная уверенность в том, что сойдет с рук, нуль внимания и фунт презрения. К Медведеву.

«Алексей Леонидович пока работает вице-премьером и министром финансов, и будет занимать этот пост до выборов».

Догадайтесь, кто вынес сей вердикт? По державной уверенности можно подумать, что некий вершитель министерских судеб. Допустим, сам президент Медведев, решивший не заострять вопрос, отложить на время. Или премьер-министр Путин, решивший защищать своего друга Кудрина.

Нет — вердикт вынес пресс-секретарь Путина.

У нас уже пресс-секретари ни в грош не ставят действующего президента и его реноме. Ну, отозвался Кудрин в неподобающем тоне о Медведеве, ну так и что, как работал, так и будет работать, не Медведеву это решать.

 

Потом вся страна смотрела по телевизору, как президент выгоняет Кудрина: «Такого рода заявления, сделанные в США, выглядят неприличными и не могут быть ничем оправданы. Если вы считаете, что у вас иные взгляды на экономическую повестку дня, чем у президента, то есть у меня, вы можете написать соответствующее заявление об отставке. Ответить, естественно, можно прямо здесь и сейчас. Будете писать заявление?..».

Программа «Время» смонтировала сюжет. В эфир вырвалась лишь сдавленная реплика Кудрина: «Конечно...».

На самом деле ответ Кудрина звучал так (все с тем же оскорбительным оттенком): «Дмитрий Анатольевич, у меня действительно есть с вами разногласия, но я приму решение в связи с вашим предложением, поcоветовавшись с премьер-министром».

Если бы его ответ вышел в эфир, все бы расценили однозначно — Медведеву публично указали его место: мол, не тебе тут решать, казнить или миловать, на то есть Владимир Владимирович.

«Любую безответственную болтовню мне придется пресекать! — грозно продолжал президент Медведев. — Я буду принимать все необходимые решения вплоть до 7 мая следующего года. Я, надеюсь, всем понятно?!»

Увы, не только министры, но и телезрители уже имели твердую уверенность, что перед ними не орудийные залпы, а шутихи. После того, как он, молодой, полный сил и планов, забыв про свои же планы, публично уступил власть, кто его воспримет всерьез? Ведь еще полгода назад он говорил: «Руководитель, который занимает такую позицию, как президент, просто обязан хотеть баллотироваться».

Печальное было зрелище: Дмитрий Анатольевич, публично изгоняя Кудрина, пытался доказать нам, что он — президент. Еще печальнее стало его срочное интервью трем главным телеканалам (не в прямом эфире, а в записи, чтобы не только слово, а выражение лица было отредактировано), в котором он объяснял, что уступил кресло Путину для того, «чтобы приносить пользу своей стране и своему народу».

 

Из политиков в первый же день резко отозвался о комбинации в стиле «договорились» заместитель руководителя фракции «Справедливая Россия» в Госдуме Геннадий Гудков: «Перестановка слагаемых сегодняшней власти сохранит ровно тот же результат, который есть сегодня... Народ недоволен сегодняшней жизнью и зреет революционная ситуация, которая может прорваться через 2-3 года».

Полагаю, сложно говорить столь уверенно о реакции народа. Да, общее недовольство очевидно. Но, возможно, основная масса не видит разницы между двумя кандидатурами из тандема и не придает значения их политической рокировке. Так ведь было и четыре года назад, когда в президенты баллотировался Медведев. Основная масса гораздо больше обеспокоена состоянием своих личных дел — работой, зарплатой. И наверху это прекрасно понимают, ставят во главу угла. Не случайно же в первый день съезда Владимир Путин заговорил не о расстановке сил в тандеме, а о средней зарплате. Заверил, что за последующие три года она поднимется с нынешних 23 тысяч до 32 тысяч рублей. И перед съездом несколько раз обещал повышение жалованья врачам и учителям.

Врачи и учителя — политический фактор. Обращение к их нуждам в общественном восприятии равнозначно заботе о благе народа. Так, премьер-министр несколько раз требовал поднять учительское жалованье до среднего в экономических отраслях каждого отдельного региона.

Статистика у нас хитрая. На самом деле ставка учителя в регионах — 5-6 тысяч рублей. Они работают на две ставки — эта сумма и идет в статистику. В экономике Ульяновской области средняя зарплата 13 682 рубля, в школах — 10 200. Выглядит почти хорошо.

Равно как и то, что называется средней по стране. 23 тысячи! Рядовые россияне усмехаются: это — не о них, это к ним не относится. В швейной и текстильной промышленности — 10,5 тысячи. В сельском хозяйстве — 12 тысяч. В Москве вызвало ажиотаж сообщение департамента экономической политики о том, что средняя зарплата в нашем городе — почти 40 тысяч рублей. Одновременно возмутились и регионы, традиционно недолюбливающие столицу и ее жителей: мол, жируют! Москвичам пришлось оправдываться.

«Я коренная москвичка, — писала в социальной сети «Гайд-парк» Ольга Сидорова. — Мне 52 года... На хорошо оплачиваемую работу принимают по ограничению в возрасте, до 45-50. Вот и приходится работать за 10 тысяч».

«В «Детском мире» сейчас набирают продавцов на оклад в 15 тысяч рублей», — сообщил Виктор Овчаренко.

Анна Воронина: «Вечно кто-то мифы сочиняет... Таких зарплат в Москве нет! Я — инженер, получаю 12 тысяч рублей».

Нельзя не принять во внимание, что Москва — особый город. Здесь — львиная доля денег и львиная доля самых высоких зарплат. К примеру, у сотрудников Рособоронэкспорта — 88 тысяч (33 тыс. долларов в год), чуть меньше у работников других федеральных ведомств. А глава крупнейшего банка — 60 процентов акций принадлежит государству — получает 950 тысяч рублей в месяц (350 тыс. долларов в год). Он один «обеспечивает» 40 «средних» зарплат по Москве. Но и это — сущие мелочи. Каждый член правления того банка (их 14) только в прошлом году получил годовую премию в 70 миллионов рублей. Если премия входит в статистику, то вот нам и 3 тысячи москвичей с очень приличным, по российским меркам, доходом. С одного члена правления. Таким образом, 14 членов правления только одного банка обеспечивают 42 тысячи больших статистических средних зарплат.

 

Одновременно Росстат дает и такую информацию: реальные доходы россиян в 2011 году уменьшились, количество граждан, относящихся к категории «бедные», увеличилось на 4,8 миллиона. За чертой прожиточного минимума находится 22,9 миллиона человек. Прожиточный минимум — 6,4 тысячи. К этим 23 миллионам надо прибавить и 27 миллионов неработающих пенсионеров с доходом 8,1 тысячи рублей. Да, он — больше прожиточного минимума. Формально, пенсионеры не относятся к «бедным». Но и до «средней зарплаты по России» им — как до неба.

Такова реальность.

«Нас ждет потерянное десятилетие», — как будто специально к съезду партии «Единая Россия» предупреждал уже бывший министр финансов Алексей Кудрин.

Одно путинское десятилетие — при высочайших ценах на нефть — уже потеряно. На Медведева все же возлагали какие-то надежды — хотя бы потому, что новый человек. Думалось: подождем, не все сразу... А с Путиным ясно — будет то же самое. Вплоть до 2024 года — прогнозируют иные политологи.