Дружеские шаржи

Опубликовано: 1 сентября 2011 г.
Рубрики:
 
«Мне с детства было многое дано:
тетрадь, фломастер, твёрдая подушка...
Когда на подоконнике сидишь,
то терриконы сказочней и ближе...
Ещё любила Гегеля читать,
я от него беременела в школе...»
Ганна Шевченко
 
Мне с детства было многое дано
Солдатики, короткие штанишки,
фуражка, шашки, кегли, домино,
московский говор, Михалкова книжки.
 
Когда на крыше ветреной лежишь,
То кажется — весь мир перед тобою,
Бомбей, Варшава, Лондон и Париж —
Мы связаны одной большой судьбою.
 
Еще любил Жорж Санд тайком читать,
Итог: у Жорж родились два ребенка,
Решил — женюсь, но возразила мать —
Ей нравилась соседская девчонка.
 
Недолго я страдал и тосковал —
Приятель одолжил Агату Кристи,
Мы с ней вдвоем отправились на бал,
Но вмиг поблекли чувства словно листья.
 
Потом Саган исчезла без следа,
Оставив в ванной десять граммов солнца,
Но слишком холодна была вода,
Чтоб за любовь прекрасную бороться.
 
Прошли года, промчались как стрела,
Жизнь повернулась стороной суровой
И я, познав все тайны ремесла,
Воспитываю внучку от Донцовой...
 
c
 
«Я не остыла — просто устала драться.
Я не люблю ни шахматы, ни корриду.
Раньше? Так раньше, рыцарь,
                                          мне было двадцать.
Всё было как-то проще: и вдох, и выдох...»
                                Вероника Сенькина
   
Я не остыла, ты прикоснись, не бойся,
Просто на пластику долларов не хватило,
Раньше всё было — дача, два ролс-ройса,
Пятый Шанель, брильянты,
                                                   а дальше забыла.
Раньше бывало,
                         что матадор влюблялся,
Карпов с Каспаровым
                            в грезах зевали пешки,
Сам Магомаев молил, блин,
                                             о туре вальса,
И Смоктуновскому нравилась
                                               очень Кешке.
 
Всё мне легко давалось:
                                французский, лепка,
Да и за вдохом, не вздох шел,
                                         а выдох строгий,
Всё во мне было упруго,
                                        загарно, крепко,
Ну а особенной гордостью были ноги.
 
Как я сражалась за честь свою
                                            днем и ночью,
Лет сто вернуть,
                        княгиней была б великой,
Жить я могла в Эрмитаже бы,
                                         между прочим,
Только бы звали меня
                    не Сенькиной Вероникой...