США: попытка признания вора

Опубликовано: 1 июля 2011 г.
Рубрики:

В начале июня вор в законе впервые признал себя виновным в США. Это был 47-летний Армен Казарян по кличке Пзо. Когда Казаряна арестовали в октябре прошлого года, американский минюст заявил, что он первый вор в законе, арестованный в США по уголовным обвинениям с 1996 года.

Очевидно, минюст имел в виду Вячеслава Иванькова по кличке Япончик. Тогда минюст неправ: Япончика арестовали в июне 1995 года. Видать, бюрократия остается беспамятной и в компьютерный век. В каком-то смысле это окрыляет.

Признание Казаряна окончилось пшиком. Процедура признания вины в американском суде определяется специальным протоколом, который, в частности, предусматривает, что обвиняемый сформулирует своими словами, в чем же, собственно, он признается. Вот этого Казарян толком сделать не смог.

«Я был участником преступного сговора», — сказал он через переводчика федеральному судье Полу Гардефи. Больше ничего связного не последовало. Попытка признания длилась минут 20, пока судья, наконец, не заметил: «Я не услышал деталей сговора».

«Мы совершенно запыхались, переводя с английского на армянский и потом опять с армянского на английский», — объяснил защитник Казаряна, именитый калифорнийский адвокат Марк Герагос.

После ареста Казарян допустил элементарный промах, которого благоразумно избежал в 1995 году Япончик. Вместо того, чтобы молчать в тряпочку и требовать адвоката, Пзо пустился в объяснения. Я не видел протокола его допроса, но он, очевидно, наговорил лишнего. Поэтому Герагос потратил несколько месяцев на то, чтобы убедить судью не приобщать этот протокол к материалам дела.

Адвокат доказывал, что Казарян вообще «неграмотный», что он говорит на особом диалекте армянского, который включает армянские слова вперемешку с русскими, и поэтому не понимал фэбээровских переводчиков, говоривших на другом диалекте. По словам Герагоса, Казарян имел в прошлом лишь спорадический контакт с американской юстицией и поэтому толком не соображал, что происходит.

Несмотря на героические усилия адвоката, Гардефи отклонил его ходатайство.

Казаряна арестовали осенью прошлого года вместе с десятками других фигурантов, в основном армянских эмигрантов и граждан Армении. Им предъявили целый букет обвинений, от иммиграционного мошенничества до отмывания денег. Но самое сенсационное касалось грандиозной аферы, в ходе которой они якобы пытались обмануть Medicare, систему государственного медицинского обслуживания престарелых и некоторых категорий инвалидов, более чем на 100 млн. долларов.

 

Мошенничество с «Медикэром»

Medicare, которую наши эмигранты называют «Медикэром», обманывают все, кому не лень. В марте 2007 года власти США сформировали межведомственную спецгруппу по борьбе с мошенничеством в этой сфере. С тех пор к суду были привлечены более 800 лиц и организаций, которые в общей сложности нагрели «Медикэр» на 2 млрд. долларов.

На первый взгляд, это большой успех правоохранительных органов. На самом деле, это капля в море. По выкладкам властей, каждый год аферисты накалывают «Медикэр» на сумму от 60 до 90 млрд. долларов.

В медицинских аферах задействованы многие тысячи людей, в том числе, большое количество выходцев из бывшего Союза. Как острит нью-йоркский бизнесмен Григорий Винников, «Медикэр» — и ее сестричка «Медикейд» — это такой же костяк экономики Брайтон-Бич, как Газпром — костяк народного хозяйства России.

Механизм медицинских афер однообразен. Мошенники договариваются с врачами, открывают на их имя клиники и затаскивают туда пациентов, которые разрешают им пользоваться своими фамилиями и регистрационными номерами в системе соцобеспечения.

Потом аферисты выставляют государству счета за мифическое лечение этих пациентов или якобы предоставленное им оборудование, например, инвалидные кресла или специальные кровати. Пациентов заманивают к врачам всякими калачами, например, бесплатными завтраками. В конце 1990-х годов им дарили конфеты и консервы, а сегодня, как сообщила мне одна местная журналистка, «это переросло в продуктовые наборы».

«Скудные, правда, — оговорилась она, — но хоть такие»

За сеанс физиотерапии, по ее словам, некоторые врачи доплачивают пациенту аж по 50 долларов. «Он сходил три раза в неделю на массаж и получил 150 долларов», — говорит моя собеседница.

 

Организация Мирзояна и Терджаняна (ОМТ)

Но до разоблаченной осенью преступной группы, которую крышевал Казарян, все такие аферы нуждались в реальных врачах, реальных клиниках и реальных пациентах. Новаторский прорыв данной группы, которую ФБР окрестило Организацией Мирзояна и Терджаняна (ОМТ) по именам двух ее главарей, заключался в том, что она обходилась без трех указанных элементов и действовала в виртуальном режиме.

ОМТ не нуждалась в реальных врачах, потому что похищала их личные данные. Она не открывала реальных клиник, а ограничивалась почтовыми ящиками или снятыми для этой цели пустыми помещениями. Она не соблазняла потенциальных пациентов консервами, а пользовалась их похищенными именами и регистрационными номерами.

«Липовые, или фантомные, клиники существовали лишь на бумаге, — отмечает прокуратура, которая расследовала это дело с 2009 года. — У них не было врачей, и они не лечили никаких пациентов».

Хотя в ОМТ состояли десятки людей, масштабы аферы были настолько велики, что они не успевали за всем уследить и иногда попадали впросак. Например, их фантомный патологоанатом выставлял «Медикэру» счета за осмотр больных. Ухогорлонос просил оплатить ему ультразвуковое просвечивание беременных. Нарушения сна лечили то хирург, то дерматолог, то терапевт. Задним проходом занимался то патологоанатом, то ухогорлонос, то психиатр.

Организаторы аферы прекрасно знали, что век их короток, и что администраторы «Медикэра» рано или поздно спохватятся. Скорее рано, поэтому расчетный срок жизни фантомных клиник (а мошенники в общей сложности открыли 118 штук в 25 американских штатах) не превышал нескольких месяцев. Потом клиника закрывалась, а вместо нее открывалась новая. Но за ее недолгую жизнь ОМТ успевала предъявить «Медикэру» к оплате счета на сотни тысяч и миллионы долларов.

Опасаясь, что законные врачи останутся без денег, а пациенты — без лечения, «Медикэр» сперва платит, а потом задает вопросы. Поскольку в данном случае ответов на них не было, программа в один прекрасный день прекращала платежи. Но пока она платила, мошенники в общей сложности успели слупить с нее более 35 млн. долларов.

По словам прокуроров, с января 2008 по июнь 2010 года на один только счет Казаряна в «Бэнк оф Америка» поступило 112.475 долларов наличными, а ездил он на «Роллс-Ройсе» «Фантом» за 350 тысяч долларов.

Его адвокат Герагос парировал, что машина Казаряну не принадлежала.

 

Связи в Армении и Азербайджане

Барыши обналичивались в ювелирных лавках или в казино Лас-Вегаса, где на них покупались груды фишек, а также разными способами переводились в Армению. Деньги клались на банковские счета, открытые людьми, которые собирались вернуться в Армению. Идея была в том, что если власти спохватятся и начнут выяснять происхождение денег, то спрашивать будет не у кого.

Прокуратура приводит в своих ходатайствах цитаты из телефонных разговоров, которые, по ее словам, свидетельствуют о том, что у мошенников были связи в руководстве Армении. Конкретных имен она не называет, но это не значит, что их у нее нет.

Если нет, то, возможно, еще будут: в базе данных суда имеется ряд засекреченных документов, наличие которых обычно свидетельствует о том, что кто-то из обвиняемых сотрудничает со следствием.

По словам прокуроров, у Казаряна имеются хорошие связи и в Армении, и в Азербайджане, хотя ему предоставили в 1996 году убежище в США на том основании, что он, по его словам, опасался преследований в обеих странах. «Заявление Казаряна на убежище было вопиюще лживым», — говорится в ходатайстве прокуратуры о том, чтобы его не выпускали под залог.

В частности, он утверждал, что у него на глазах его отца облили бензином и подожгли, и что его самого чуть не убили, когда он посетил отцовскую могилу. В 2005 году следователи ФБР допрашивали его по другому делу и попутно отметили, что его отец жив и находится в России. Казарян ответил, что он ошибся насчет убийства отца, хотя раньше он описывал это событие очень детально.

По словам прокуроров, Казарян также ездил в последние годы и в Армению, и в Азербайджан. В апреле прошлого года он, например, вылетел из Лос-Анджелеса в Париж и пробыл за границей до июля. Возвращаясь в США, он указал на границе в анкете, что был лишь во Франции, хотя из его разговоров с Давитом Мирзояном, в честь которого названа группировка, следует, что он провел большую часть времени в Армении.

Иными словами, Казаряну грозил срок и за обман иммиграционного ведомства.

Загадочно поэтому, что в обмен на признание вины прокуратура согласилась требовать для него лишь 37 месяцев тюрьмы. В любом случае Казарян не смог признаться, как следует, и судья распорядился, чтобы через неделю тот сделал новую попытку. На данный момент она все откладывается.

Как пишет армянская газета «Чоррорд Инкиншханутюн», Казарян состоял в близких отношениях с братом президента Армении Александром Саргсяном (Саркисяном). Пзо бежал из Армении в 1996 году из-за войны, которую объявил уголовным авторитетам тогдашний министр внутренних дел Вано Сирадегян.

Потом он периодически возвращался на родину и был два раза арестован, но, как пишет газета «Армения тудей», оба раза его отпускали благодаря вмешательству президента страны Сержа Саргсяна (Саркисяна) и особенно его брата Сашика.

В армянской общине Лос-Анджелеса Казаряна якобы знают как «смотрящего» Сашика Саргсяна за его делами в Америке.

Пзо присутствовал в качестве почетного гостя на свадьбе сына бывшего президента Армении Роберта Кочаряна и «преподнес очень дорогостоящие подарки», хотя я написал бы просто «дорогие».