Индустрия поклепа

Опубликовано: 1 августа 2001 г.
Рубрики:

За что же мне, несчастливцу,
недобрый поклеп такой:
будто у самого себя стянул кобылу.

         Н.В.Гоголь. Сорочинская ярмарка.

Статья Е.Манина "Третья точка зрения" ("Чайка", #4, 16-30 июня, 2001) состоит из двух частей - вводной, принадлежащей перу самого автора, и переведенного им интервью Нормана Финкелстайна германской газете "Ди Вельт". В редакционном предисловии статья названа спорной, однако тем, кто знаком с историей вопроса, которому посвящено интервью г-на Финкелстайна, с этим трудно согласиться, ибо перед нами бесспорная попытка преподнести шаблонную антисемитскую ложь в слегка закамуфлированной упаковке, дабы придать ей видимость "новой" концепции, заслуживающей если не одобрения, то внимания.

Прежде всего, я должен возразить против того, будто "до сего времени существовали две прямо противоположные точки зрения на Холокост. Первая, общепризнанная: Холокост - неоспоримая человеческая трагедия, в результате которой около шести миллионов евреев были уничтожены нацистами. Вторая точка зрения, "ревизионистская": Холокост никогда не существовал. Это - еврейская выдумка, созданная с целью выколачивания денег".

То, что в годы Второй мировой войны нацисты поставили своей задачей поголовное уничтожение еврейского народа и осуществляли ее с небывалой целеустремленностью, так что только военное поражение не позволило им довести свое дело до конца, есть доказанный факт, как то, что Земля круглая, а вода - в известном интервале температур - мокрая. Такова одна, и единственно возможная в цивилизованном обществе, точка зрения на Холокост. Она основана на изучении тысяч и миллионов совершенно бесспорных фактов, документов, свидетельских показаний, судебных решений. Данные о Холокосте постоянно пополняются, уточняются, какие-то детали пересматриваются и переоцениваются. Но главное было вскрыто еще Нюрнбергским Трибуналом над нацистскими преступниками и пересмотру не подлежит, как не подлежит пересмотру математическая истина, что дважды два равняется четырем, а, не, допустим, семнадцати. Если все-таки находятся отрицатели Холокоста, то не потому, что у них "другая точка зрения", а потому что они - человеконенавистники, стремящиеся обелить Гитлера и нацизм, чтобы подготовить их второе пришествие.

Поставленные вне цивилизованного общества, отрицатели Холокоста стали гримироваться под так называемых ревизионистов. Они стали уверять, что не отрицают Холокост, а только сомневаются. Наука-де не должна стоять на месте, ученый все подвергает сомнению. Может быть, погибло не шесть миллионов евреев, а только шестьсот тысяч. Может быть, Гитлер вовсе не ставил целью их уничтожить, а они умирали от болезней. Может быть, в газовых камерах не убивали людей, а проводили санобработку. Нет, нет, мы ничего не отрицаем, мы только сомневаемся. Эта легкая косметика может обмануть только тех, кто хочет обмануться. Согласно известному анекдоту в бухгалтеры был принят не тот, кто уверенно ответил, что дважды два равняется четырем, и даже не тот, кто, желая угодить нанимателю, назвал цифру пять, а тот кто заявил, что дважды два равны той величине, какая нужна начальству.

Отрицатели Холокоста - с гримом и без грима - активизировались в последние годы благодаря Интернету, где появилась безграничная возможность создавать сайты и помещать на них "исследования". В 1993 году американский историк Дебора Липстадт опубликовала книгу, в которой проследила всю историю "отрицателей" и по косточкам разобрала их аргументацию.1 Появление этой книги в США большого интереса не вызвало. На массового читателя сухой академический тон изложения не мог произвести впечатления, что же касается специалистов, то, отдавая должное научной добротности коллеги, они полагали, что автор ломится в открытые двери. Однако позднее, когда книга вышла в Великобритании, один из "героев" повествования Липстадт, британский историк Дэвид Ирвинг, счел себя оклеветанным и подал в суд, что привлекло к книге Липстадт, а еще больше - к самому Ирвингу огромное общественное внимание.

Законы о клевете в Великобритании резко отличаются от аналогичных законов в Соединенных Штатах и в большинстве демократических стран. Если в Америке истец должен доказывать, что о нем опубликована намеренная, порочащая его ложь (а в большинстве случаев намеренность доказать очень трудно или невозможно), то в Великобритании все бремя доказательств лежит на ответчике, что дает истцу огромные преимущества. Особенно это касалось данного случая, так как Дэвид Ирвинг, автор трех десятков книг о нацистской Германии, многократно переиздававшихся на многих языках мира, пользовался репутацией хотя и спорного, но очень знающего и энергичного исследователя, знатока нацистских архивов, блестяще владеющего материалом, пустившего в научный оборот множество неизвестных до него документов, сделавшего ряд важнейших научных открытий.

Чтобы доказать юридически правоту Липстадт, издательству "Пингвин" пришлось нанять нескольких первоклассных адвокатов, которые пригласили пятерых экспертов, работавших около двух лет. Один из ведущих экспертов, профессор Ричард Эванс только что выпустил книгу о процессе, значение которого сейчас приравнивают к Нюрнбергскому трибуналу и делу Эйхмана.2 Тема эта особая, я надеюсь написать об этом отдельно; сейчас же укажу, что при всех попытках Дэвида Ирвинга дистанцироваться от отрицателей Холокоста, убедить судью в том, что он является серьезным ученым, а не фальсификатором, и что если он допускал ошибки, то они не имели тенденциозного характера, направленного на обеление Гитлера и отрицание геноцида евреев, ему не удалось. Посрамление самого известного представителя "второй точкой зрения на Холокост" было тотальным.

Не далека от "второй точки зрения" и "третья", которую в последнее время связывают в основном с именем Нормана Финкелстайна и его книгой "Индустрия Холокоста". В статье правильно указывается на то, что Финкелстайн "не подвергает сомнению ни Холокост, ни число его жертв". Он "всего лишь" утверждает, что "американская еврейская элита" и ее организации занимаются вымогательством миллиардов долларов у европейских стран и корпораций "якобы на нужды выживших жертв Катастрофы", а на самом деле - "для финансирования пропаганды", строительства мемориалов, учебных программ, писания книг и вообще "для обогащения еврейской общины". При чем, именно "индустрия Холокоста", по мнению Финкелстайна, является также главным источником роста антисемитизма в Европе, поскольку она "создает образ жадных и не брезгающих никакими средствами евреев-вымогателей".

Увы, "образ жадных евреев-вымогателей", создан тысячи лет назад; с тех пор он кочует из страны в страну и из эпохи в эпоху, из одного антисемитского пасквиля в другой. Никакой нужды заново создавать этот образ нет. Что же касается реальности, то состоит она в том, что Израиль, еврейские организации и правительства стран-победительниц принципиально отказались от каких-либо репараций за гибель миллионов и миллионов жертв нацистского геноцида. Отказались потому, что никакими деньгами вину за массовое целенаправленное уничтожение невинных людей искупить нельзя. Репарации же, полученные Израилем от Германии - в размере нескольких сот миллионов долларов (а не десятков и даже сотен миллиардов, как утверждают представители "второй" и "третьей" точек зрения) - шли исключительно на расселение и адаптацию в Израиле иммигрировавших туда узников концлагерей. Иначе говоря, нагнетают антисемитизм не "евреи-вымогатели", а те клеветники, которые кричат о вымогательствах, то есть проповедники старых, но слегка подновленных антисемитских мифов. Как видим, Норман Финкелстайн все перекладывает с больной головы на здоровую. Понятно, что это тот же самый ревизионизм, только грим наложен погуще.

Отрицатели Холокоста, антисемиты и всякого рода ксенофобы, естественно, ухватились за книгу Финкелстайна. Как же! Сам еврей, сын жертв Холокоста, а говорит почти то же, что и они. Но нормальные критики отнеслись к псевдо-разоблачениям Финкелстайна с той брезгливостью, какую они заслуживают, и если газета "Нью-Йорк Таймс сравнила ее с "Протоколами сионских мудрецов", то такое сравнение вполне корректно.

"Протоколы" были сфабрикованы сто лет назад для того, чтобы "обосновать" тайный сговор еврейской элиты с целью захвата мирового господства. Примерно об этом и книга Финкелстайна, только масштаб еврейских притязаний в ней менее грандиозен. Ведь если еврейская элита превратила Холокост в средство обогащения и политического шантажа; если она заграбастывает под этим предлогом миллиарды долларов, заставляя весь мир каяться, мучаться сознанием вины и - платить, платить, платить; а потом на эти деньги гужуется в свое удовольствие и использует их для усиления своей пропаганды и выколачивания новых миллиардов, то тут должен быть сговор или заговор большой шайки преступников, повязанных круговой порукой. Носитель "третьей точки зрения" "разоблачает" этот фиктивный заговор таким же образом, как это делал Павел Крушеван, впервые опубликовавший "Протоколы", и его нынешние российские последыши, кричащие, что все в них предсказанное "осуществилось".

В публикуемом интервью Финкелстайна германской газете "Ди Вельт" присутствует весь набор привычных антисемитских клише, а сверх того и нечто новое. "В результате плана Моргентау (еврей, между прочим) миллионы немцев погибли в 1945-50 гг. от голода и болезней. Это был сознательный геноцид, организованный нашим правительством", не моргнув глазом, сообщил Финкелстайн корреспонденту немецкой газеты, который, видимо, онемел от изумления, потому что ни одной его реплики по этому поводу в тексте нет.

Да как не онеметь, если речь идет о том самом времени, когда Германия с неслыханной быстротой поднималась из руин, воссоздавала инфраструктуру, налаживала экономику,-осуществляла то, что вскоре стали называть германским чудом. Америка помогала колоссальными финансовыми вливаниями по "плану Маршалла", о котором Финкелстайн "забыл". Он сообщает о "плане" Моргентау, сгубившему миллионы немцев!..

Где же их братские могилы? Где исполнители преступного плана - американские Эйхманы? Где дневник их Анны Франк? Где Оскары Шиндлеры и Раули Валенберги, которые правдами и неправдами спасали обреченных на смерть жертв "сознательного геноцида"? Где воспоминания и свидетельские показания уцелевших? Ничего этого нет и никогда не было, есть антисемитский бред г-на Финкелстайна.

Не знаешь, чему больше удивляться - примитивному уровню его "разоблачений" или тому цинизму, с каким он на глазах у доверчивого читателя перевирает самые известные факты или манипулирует ими. Ему, например, представляется "абсурдным - если не комичным - ... что Соединенные Штаты возвели музей, посвященный памяти евреям-жертвам нацистского геноцида, а не жертвам собственного геноцида: например, музей, посвященный памяти жертв негритянского рабства или памяти миллионов жертв истребленного коренного населения - индейцев". Да, это утверждение абсурдно и смехотворно, ибо Финкелстайну хорошо известно, что Соединенные Штаты, то есть американское правительство, не возводило музея Холокоста. Этот музей в Вашингтоне построен и оборудован исключительно на частные пожертвования, составившие, если не ошибаюсь, около 170 миллионов долларов. Комитет, строивший музей, принципиально отказался от правительственных дотаций. Участие правительства выразилось лишь в том, что оно выделило участок земли в престижном районе столицы. Только позднее, когда стала очевидной огромная просветительская и гуманизирующая роль музея для всего общества, правительство приняло его на свой баланс, и теперь его текущая работа финансируется из государственного бюджета, как и работа других ведущих столичных музеев. Если сейчас в Вашингтоне строится музей, посвященный рабству в Америке, то побудительным импульсом к этому стал именно пример музея Холокоста. Только в воспаленном мозгу разоблачителя "еврейских козней" могло родиться желание противопоставлять явления, родственные по своему существу.

После таких циничных передергиваний можно не удивляться манипуляциям какими-то фантастическими цифрами, которые Финкелстайн заканчивает сакраментальной фразой: "Как говорила моя покойная мать: если поверить, что все именующие себя [выжившими] жертвами Холокоста, ими действительно являются, то кого же уничтожил Гитлер?" Таким "научным" методом Финкелстайн "доказывает" один из своих тезисов - что "индустрия Холокоста" стала чуть ли не большим ревизионистом Холокоста, чем самые яростные ревизионисты. Непонятно только, в чем же уличает Финкелстайн "индустрию Холокоста" - в том, что она преувеличивает в десятки раз число евреев, переживших гитлеровский геноцид (и, следовательно, преуменьшает число погибших), или преувеличивает число погибших, преуменьшая количество выживших. И то, и другое было бы одинаково бессмысленно для самой "индустрии", так что тут пахнет тем самым поклепом, о котором говорит гоголевский герой, обвиненный в том, что он сам у себя кобылу украл.

А чем не угодил Финкелстайну знаменитый писатель, лауреат Нобелевской премии мира Эли Визель? Оказывается, тем, что получает большие гонорары за свои выступления. Финкелстайн называет суммы, которые я оставляю на его совести, потому что выискивать или перепроверять такую информацию считаю верхом бестактности. Я лично впервые встретил Эли Визеля два года назад в Бостоне, на антифашистской конференции, организованной Бостонским отделением Ассоциации иммигрантов из бывшего СССР, и знаю, что ни о каком гонораре за его выступление речи не шло. Полагаю, что и во многих других случаях он выступает бесплатно. Ну, а когда его приглашают на платные выступления, то платят столько, сколько принято платить людям с его общественным положением и весом. В любом случае, речь идет о деньгах, не имеющих ничего общего с ассигнованиями на компенсации узникам концлагерей, как не имеют к ним отношения гонорары, например, Михаила Горбачева и других знаменитостей.

Не устраивает Финкелстайна "доктрина "уникальности" Холокоста", которую он изображает коварным пропагандистским трюком. Ничего уникального, оказывается, в программе поголовного уничтожения целого народа, не было! "Мелкое примечание ко Второй мировой войне", как выразился французский неофашист Ле Пен, причем, поскольку с таким заявлением он выступил в Германии, то тотчас был привлечен к суду, ибо в Германии не только публичное отрицание, но и тривиализация Холокоста запрещены законом.

Если попытаться понять, в чем же состоят истинные претензии Финкелстайна к "еврейской элите", то сводятся они к тому, что его матери, которая была узницей Майданека, выдали единовременное пособие, но отказали в пожизненных ежемесячных выплатах. Однако из его же слов видно, что претензии надо адресовать не еврейским организациям, а врачу, выдавшему справку, что ее нервная болезнь вызвана не перенесенным в Майданеке, а трудностями адаптации к американской жизни.

Г-н Финкелстайн уверяет, что он 15 лет изучал законы и регламентации, касающиеся выплаты компенсаций. Если это так, то ему известно, сколько в них ограничений и оговорок. Известно ему и то, что ограничения установлены не еврейскими организациями. Германские власти, признающие в принципе свою ответственность перед жертвами гитлеровского геноцида, цепляются за любую возможность ограничить платежи. Если все-таки они выплачивали и выплачивают большие суммы, то именно потому, что еврейские организации, а под их давлением и правительства (прежде всего американское) ведут с ними нелегкие переговоры и заставляют идти на уступки. Понятно, что решающую роль в этом играет общественное мнение, которое создавали и создают такие люди, как Эли Визель и тысячи других писателей, ученых, журналистов, художников интеллектуалов - евреев и не евреев. Цель их отнюдь не сводится к компенсациям (что, похоже, только и интересует носителя "третьей точки зрения"). Их величайшая заслуга - не только перед евреями, но перед всем миром - состоит в том, что они не дают уснуть совести человечества, держат руку на пульсе, доводят правду о нацистских зверствах до новых поколений, исходя из того, что забвение может привести к повторению пройденного.

Только после того, как "индустрия Холокоста" поставила проблему геноцида евреев в центр общественного внимания всего мира, армяне заговорили о геноциде армян в годы Первой мировой войны. Только после этого мир стал интересоваться геноцидом цыган со стороны той же нацистской Германии, страшной резней китайцев в Нанкине, устроенной японцами в 1937 году, и многими другими массовыми преступлениями против человечности. Если мир стал за последние пятьдесят лет чуть-чуть гуманнее, если в нем появилось чуть больше добра и чуть меньше зла, то, в первую очередь, благодаря "индустрии Холокоста", то есть благодаря тем, кто не устает вести исследования, строить музеи, мемориалы, снимать фильмы и писать романы о Холокосте, вводить изучение Холокоста в школьные программы, чем так недоволен Норман Финкелстайн, утверждающий, что эта работа проводится якобы за счет ассигнований на помощь узникам концлагерей. Это ложь чистой воды. Музей памяти жертв Холокоста в Вашингтоне, как я уже упоминал, построен на частные пожертвования. Многочисленные исследования, учебные программы, конференции и все другие мероприятий, связанных с изучением Холокоста и просвещением населения, проводятся на средства различных частных или государственных фондов, а не на деньги, ассигнованные на пособия бывшим узникам нацистских концлагерей.

Сравнительно недавно "вымогательство" зашло так далеко, что в число получателей компенсаций включены остарбайтеры, чей рабский труд использовался германскими корпорациями и правительством. Евреев среди этой категории получателей компенсаций очень мало - ведь они подлежали поголовному истреблению, из них почти никто не выжил.

О том, легко ли было "еврейской элите" добиться решения о выплате пособий многим тысячам бывших рабов, можно судить хотя бы по такому факту, о котором я только что узнал из телевизионной передачи, оторвавшись на несколько минут от писания этой статьи. Оказывается, американские воины, попавшие в годы войны в плен к японцам, трудились в самых бесчеловечных условиях на рудниках и заводах, и теперь они требуют компенсацию от японских фирм, которые обогащались за счет их рабского труда. Понятно, что компании отказываются платить. Ну а что же американское правительство? Оно тоже отказывается поддержать справедливые требования ветеранов, так как не хочет портить отношения с Японией! А ведь речь идет о своих собственных гражданах, ветеранах войны, ковавших победу над этой самой Японией. А остарбайтеры, работавшие в Германии, - это в основном граждане России, Беларуси, Украины, стран Восточной Европы.

Может быть, германское правительство и фирмы покладистее японских? Спросите об этом Сая Фрумкина: он расскажет о тяжбе бывших рабов с германской компанией "Хольцман", на которую он сам работал в малолетстве. Благодаря бесплатному труду тогдашних рабов фирма обогатилась на миллиарды долларов, а теперь "согласилась" внести в фонд компенсаций бывшим рабам небольшую сумму при условии, что никаких новых исков ей предъявляться не будет. Американское правительство с готовностью пошло на заключение соглашения: подписано, и с плеч долой. На радостях оно даже отстегнуло фирме "Хольцман" жирный контракт, да не какой-нибудь, а на строительство в Вашингтоне Мемориала ветеранам Второй мировой войны! В отличие от музея Холокоста, этот Мемориал строится на правительственные ассигнования, что и приводит к бюрократическим решениям, доходящим, как видим, до кощунства.

Все это я говорю к тому, чтобы подчеркнуть: если чего-то удается добиться от правительства и компаний Германии или, допустим, от швейцарских банков, в которых "затерялись" на шестьдесят лет вклады жертв геноцида, или от частных и государственных музеев многих стран, где осели награбленные гитлеровцами произведения искусства, имеющие законных владельцев, то только благодаря общественному давлению, то есть давлению со стороны той самой "индустрии Холокоста", на которую ополчился Норман Финкелстайн.

Именно благодаря этой "индустрии" его отец исправно получал синие конверты от германского правительства, выплатившего ему, как скрупулезно подсчитал сынок, 250 тысяч долларов. (В этих подсчетах он точен!). До какого же ослепления ненавистью надо дойти, чтобы противопоставлять "хорошее" германское правительство "плохим" еврейским организациям!

Сказанное не означает, что в деятельности этих организаций все обстоит превосходно. Не следует забывать, что через некоторые из них прокачиваются большие деньги - не только те, что предназначены для пособий выжившим жертвам Холокоста, но и многие другие. А деньги обладают свойством - прилипать к нечистым рукам. Если бы Норман Финкелстайн разоблачал коррупцию в "индустрии Холокоста", то многие люди сказали бы ему спасибо. Но он занят не этим. Его книга - это попытка изобразить евреев как группу сплоченных стяжателей, без стыда и совести мародерствующих на могилах своих предков. То, что этот поклеп исходит от еврея, делает его вдвойне отвратительным. Если ценою скандала автор хотел привлечь внимание к своей особе, то ему это удалось. Что и не удивительно, ибо индустрия поклепа всегда работает безотказно.


1 Deborah Lipstadt, Denying the Holocaust: The Growing Assault on Truth and Memory, Penguin, New-York, 1993; London, 1994.
2 Richard J. Evans, Lying about Hitler: History, Holocaust, and the David Irving Trial, Basic Books, 2001.