Куда исчезла Шандра Ливи

Опубликовано: 1 сентября 2001 г.
Рубрики:

Сегодня вряд ли среди интересующихся тем, что делается вокруг, найдется кто-то, кто не слышал о Шандре Ливи. Четыре месяца это имя, соединенное с именем конгрессмена-демократа из Калифорнии Гэри Кондита, ежедневно упоминается в теле - и радио-новостях, мелькает на газетных и журнальных страницах. Красивая 24-летняя женщина, дочь врача-онколога из калифорнийского города Модесто, Шандра окончила штатный университет Южной Каролины и приехала в Вашингтон на практику в Департамент тюрем. 30 апреля ее в последний раз видели около живой. С этого дня она исчезла. Таинственно и бесследно.

Столичная полиция, хоть и с некоторым опозданием, предприняла небывалые по интенсивности поиски, которые, увы, не увенчались успехом. К делу подключились специалисты из ФБР. Но и их поисковые инициативы, едва обозначив направление розыскных операций, безнадежно зависают, оставляя без ответов все, даже самые простые, вопросы. Считалось, что Шандра последний раз вышла из своей вашингтонской квартиры 1 мая. Но утверждение это на поверку оказывается зыбким и неопределенным. Вышла ли она сама (одна?) или кто-то зашел (зашли?): в ее квартиру, а потом увел (или даже унес?) ее с собой? И когда именно это могло произойти? Ответов нет. Все - тайна, все - загадка.

Известный постулат: "ищи, кому выгодно", на сей раз, как будто, тоже не срабатывает. Да, у Шандры богатый отец, и похитители (если Шандра похищена?) могли бы сорвать с родителей внушительный куш. Но пока за выкупом никто не обращался. Вопрос же о выгоде не снимается. Исчезновение практикантки может быть выгодно людям, не нуждающимся в деньгах.

Полиция дотошно проверяла разные возможности. Самоубийство? Вроде бы, полностью отпадает. Похищение на улице серийным убийцей? Пока для подтверждения этого предположения нет оснований. Вихри жутковатых подозрений упорно вьются вокруг двусмысленной (проще сказать: с двойным дном) и скользкой фигуры Кондита, который поначалу назвался "другом Шандры", а потом, на третьем интервью с полицией (!), вынужден был признать, что был ее любовником. С момента исчезновения практикантки поведение конгрессмена было (и остается) совершенно необъяснимым. Ну, если у человека пропал друг (или любовница), должен же он проявить беспокойство, участие, сожаление, наконец, сочувствие родителям? Ничего подобного не происходит с калифорнийским конгрессменом. Его холодное недоброе лицо не отражает ничего, кроме презрительного равнодушия. Он старается показать своим видом, что полностью отстранился от того, что связано с пропажей Шандры Ливи. Хотя официально ему не предъявлено никаких обвинений, он нанял адвоката - специалиста по уголовным делам (того самого Эйба Лоуэла, который защищал Клинтона во время процедуры импичмента и прославился тем, что даже после признаний его высокого клиента продолжал долбить, что президент не имел никаких отношений с Моникой и никогда не лгал). Сам для себя заказал (и оплатил), так сказать, приватный тест на детекторе лжи. После чего конгрессмен "умыл руки", если не считать поощрения разрушения репутации Шандры Ливи, предпринятое его помощницей. Как заметил один из телеобозревателей, Кондит повел себя с такой наглой отвагой, словно ему уже все равно терять нечего.

По чайной ложке к обеду всплывали отрывистые сведения о событиях последних дней присутствия Шандры в жизни Кондита. Стало известно, что 28 апреля между практиканткой и женой конгрессмена состоялся телефонный разговор, длившийся пять минут. Прожекторы медии незамедлительно были направлены на перепитии семейной жизни Кондита, оказавшиеся неприятными, некрасивыми, в высокой степени "некошерными".

Каролин и Гэри знали друг друга еще со школьных лет, когда они учились в одной школе, в одном классе, в городе Талса (Оклохома), где отец Гэри был протестантским священником, а отец Каролин владел магазином готового платья. Бывшие соученики вспоминают Каролин прелестной девочкой, предметом воздыханий множества молодых людей. Была она, несмотря на богатство своей семьи, очень скромной, приветливой, доброжелательной. Никто не помнит, чтобы она кому-то нагрубила, о ком-то сказала плохое слово. Зато Гэри остался в памяти одноклассников озлобленным, угрюмым. В старших классах он постоянно являлся в школу с бутылкой виски и на уроках потягивал спиртное прямо из горла завернутой в бумажный пакет бутылки. И надо же, так случилось, что "лучшая девочка в классе" отдала свое сердце именно Кондиту! Они поженились, когда обоим исполнилось 18 лет. Через шесть месяцев Каролин родила их первенца.

Супруги поселились в городе Серес (Калифорния). Поговаривали, что под благотворным влиянием Каролин Гэри расстался с бутылкой и обрел некоторую внешнюю благообразность. Семнадцать лет назад он впервые одержал победу на выборах и занял в Конгрессе США кресло конгрессмена от Калифорнии. Каролин участвует в избирательных кампаниях мужа и, по словам избирателей, своею приветливостью, мягкостью привлекает на его сторону многих людей. Однако в столицу вместе с мужем не едет. Она живет по-прежнему в Сересе, с детьми, а теперь уже и с внуками, достаточно уединенно, и видит Гэри только тогда, когда он приезжает домой. Возможно, причина этого кроется в болезни Каролин - тяжелых изнуряющих головных болях - последствие перенесенной в детстве инфекции.

Совсем по-иному отзываются о конгрессмене те, кто его хорошо знают. Они представляют его человеком замкнутым, очень хитрым, внешний имидж которого не совпадает с сущностью. Винс Фламмини - многолетний помощник Кондита, исполнявший также обязанности его личного шофера, говорил журналистам о холодности и эгоистичности Гэри, об его умении держать себя постоянно под контролем, никогда не позволяя себе расслабиться. Мало с кем он раскрывает свое "я", и тогда перед вами совсем иной человек: грубый, жестокий. "Я никогда не видел, чтобы он обнял свою жену, поцеловал ее. Если она ехала с нами в машине, Гэри никогда не садился с нею рядом. Она сидела одна на заднем сидении, а он - рядом со мной. Если она пыталась сказать ему что-нибудь, он включал радио на всю мощь, чтобы заглушить ее голос. Каролин не выказывала своих обид, не упрекала его. Была всегда молчаливой, хотя знала, что он ей изменяет".

"Да, Каролин все знала, но не в ее характере, очевидно, обсуждать свои личные дела с кем бы то ни было, - сказал один из следователей. - Такое положение длилось годами. Она глотала обиды, считая, что мимолетные связи Гэри не угрожали их семейной жизни. Появление Шандры внесло в привычную ситуацию нечто новое".

Как полагают детективы, работающие над делом, отношения с Шандрой Ливи вошли в ту стадию, когда надо было принимать серьезное решение: расставаться ли с женой или начинать новую жизнь с молодой зажигательной женщиной. Шандра рассказывала своей тетке, что они с Кондитом обсуждали возможность жить вместе, создать семью, завести детей. Просочилась информация, что Шандра была беременна. Как стало известно, Шандра, фактически, жила в квартире Кондита. Во всяком случае, ее гимнастический зал и магазины, в которых она делала покупки, расположены около дома Кондита.

Когда Каролин позвонила мужу 28 апреля, Шандра была в его квартире одна. Вопреки категорическому запрету Кондита отвечать на звонки в его отсутствие, Шандра, увидев на индикаторе, номер калифорнийского дома конгрессмена, подняла трубку. Услышав голос Каролин, она представилась и поведала, что у нее с Гэри серьезный роман. Настолько серьезный, что он собирается бросить жену и соединить судьбу с нею, его возлюбленной. Разговор произвел на Каролин сильное впечатление. На следующий день она прилетела в Вашингтон и пробыла там до 3 мая. Шандра же, как считается, исчезла 1 мая.

А тем временем появляется еще одна версия, попахивающая душераздирающим триллером: Шандру похитили агенты иностранных разведок. Учитывая, что Кондит является членом комитета Конгресса США по разведке, занимает там довольно высокое положение и имеет доступ к государственным тайнам страны, нет ничего неправдоподобного в том, что он привлекает острое внимание охотников за американскими секретами. Они, безусловно, знали об отношениях Кондита и Ливи и вполне резонно могли подозревать, что в разговорах, как говорят американцы, "на подушке", конгрессмен мог поделиться с практиканткой кое-какой "горячей информацией". При этих обстоятельствах, полагает эксперт по разведывательным операциям Эммануэль Уинстон, нельзя исключить вероятности, что Шандру похитили с целью выведать у нее то, что ей стало известно от Кондита.

Однако более убедительной специалистам из мира розыска и расследований представляется версия, что Шандра Ливи в какой-то момент утратила свою ценность в глазах конгрессмена (что, согласитесь, бывает в жизни) и стала "неудобна" для Кондита (для его карьеры, семейной жизни, репутации, общественного положения). Очень даже возможно, считают они, Кондит прибег к помощи своих международных контактов (арабским нефтяникам, например, или сикхам) и решил поставить точку в своей любовной новелле.

Время идет. Кондит считает, что оно работает на него. Потому, невзирая на требования многих его коллег уйти в отставку, он собирается вновь выдвинуть свою кандидатуру в Конгресс. Поэтому он сочиняет для своих потенциальных избирателей письмо на трех страницах, в которых выставляет себя воплощением самых разных добродетелей, "другом" Шандры Ливи, сделавшим все возможное, чтобы отыскать ее. По всему видно, что Кондит не уважает тех, кто голосовали за него, более того, считает их полным тупицами, которые поверят в любую его трепню. Также с полным убеждением, что американцы - идиоты, давал он интервью телеканалу АВС и местной телевизионной станции в Модесто. В обоих случаях он опровергал самого себя (свои показания, которые он давал полиции) Однако пока ни его избиратели, ни более широкая американская аудитория не "купили" его самовосхвалений и многократных заявлений, что "другие" намеренно перевирают его слова или недопонимают их. Пока его коллеги считают появление Кондита на телеэкране "политической катастрофой".