Стоит ли быть бессмертным?

Опубликовано: 18 января 2002 г.
Рубрики:

Парочка юных филадельфийцев лет семнадцати-восемнадцати наслаждалась жизнью, сидя в маленьком баре на Саут-стрит и мечтая о кайфе где-нибудь на Багамах, когда к ним вдруг обратился газетный репортер-"опросчик":

- Скажите, молодые люди, а хотелось бы вам быть бессмертными или хотя бы дожить лет до двухсот, если это было бы возможно?

Девушка изумленно взглянула на репортера, помедлила и ответила с этакой царственной небрежностью:

- Нет, я полагаю, что в нашем приходящем в упадок мире вполне достаточно восьмидесяти лет. Что за интерес быть свидетелем и жертвой угасающего мира?

Ее спутник согласно кивнул головой.

- Ну, а если бы вы оставались всегда такими же молодыми, красивыми и здоровыми?

- О, тогда конечно! - почти хором ответили оба.

Сегодня проблема старения и проблема продления жизни человека стоят в центре биологических исследований. Многие блестящие ученые - из тех, что работают с быстро плодящимися и быстро мутирующими мушками-дрозофилами, - полагают, что недалеко то время, когда человек в 100 лет будет увлеченно играть в теннис, а в 200 - одним мощным дуновением гасить двести свечей на своем именинном пироге. Сверхдолголетие, говорят они, - совершенно реальная вещь: это уже доказано на дрозофилах, дрожжевых грибках и дождевых червях. А так как механизм жизни и смерти у высших и низших животных принципиально ничем особенным не отличается, то есть все основания для оптимизма.

Рой Уолфорд, известный патолог и геронтолог, так и говорит: "Я убежден, что многие из ныне живущих людей будут жить в течение наступившего столетия и войдут в следующее за ним".

Ему вторит Рональд Клатц, президент Американской медицинской академии по борьбе со старением, принимающий 60 таинственных пилюль в день: "Хронологически мне 41 год, биологически - 33, и я не собираюсь становиться старше. Бессмертие - буквально за углом".

И, наконец, Майкл Роуз из Калифорнийского университета, добившийся удлинения срока жизни мух-дрозофил с 60 до 120 дней (у человека это соответствует 200 годам), резюмирует: "Я считаю, что в ближайшие 25 лет будут найдены средства, значительно продлевающие человеческую жизнь. Срок жизни зависит теперь не от природы, но исключительно от развития медицинской технологии".

Выслушаем и другую сторону. Говорит Джон Медина, профессор клеточной биологии Вашингтонского университета и автор недавно вышедшей книги "Возрастные часы": "Продление отмеренного человеку предела жизни так же невозможно, как игра в снежки в Сахаре летом. Этот предел теоретически составляет 120 лет".

"Только один из четырех миллиардов человек имеет шанс дожить до 120 лет, - говорит Томас Перле, геронтолог из Гарварда, имея в виду Жанну Кальмен - француженку, дожившую до 122 лет. - Ко мне обращались множество агентов литературных издательств, прося написать книгу о том, что значительное продление срока человеческой жизни - вполне реальная вещь. Но это дешевая ложь. Больше того, это идиотизм. Добросовестный врач или биолог не может написать такой вздор, - это просто легкий способ заработать деньги".

Леонард Хейфлик, бывший президент Американского геронтологического общества и пионер в исследовании старения живых клеток: "Мысль о том, что мы способны увеличить пределы жизни человека до 150 или даже до 200 лет, попросту смешна. Так могут говорить лишь невежды, ничего не смыслящие в биологии клетки. Старение организма представляет собой процесс во многом случайный, который мы не можем и никогда не сможем контролировать".

Общеизвестно, что в последнее время в клеточной и молекулярной биологии сделано много важных открытий, и именно поэтому ряд биологов надеются, что открытие тайны старения клеток поможет справиться с такими страшными врагами, как рак или болезнь Альцгеймера. И что мы станем много здоровее, живя на девятом и десятом десятке. А уж наиболее неисправимые оптимисты полагают, что в ближайшие годы естественный процесс старения человека будет не только заметно замедлен, но что сам этот процесс можно будет повернуть вспять - из старика вновь стать молодым!

Ну у кого из нас, стареющих, все изложенное выше не вызывает восторга? И что удивительного в том, что любители легкой наживы тотчас же воспользовались благоприятным моментом, и книжный рынок немедленно заполнился товаром, вроде "Чудо мелатонина", "Остановив Часы", "Старение, повернутое вспять", "Омолаживание с помощью ГРЧ (гормонов роста человека)" и уже упоминавшиеся "Возрастные часы" Медины.

Мечта о бессмертии, кстати сказать, отнюдь не нова. Даже если оставить в стороне древние мифы и сказания, уместно вспомнить, что в 1512 году Понсе де Леон, наслушавшись сказок о "Фонтане юности" в Новом Свете, бросился на его поиски. "Фонтана" он, естественно, не нашел, но зато открыл Флориду, за что мы, опять же естественно, весьма ему благодарны.

Так вот о старении. Никто, к сожалению, не знает, почему мы старимся. Можно было бы рассуждать примерно так: жизнь человека начинается с эмбрионального состояния во чреве матери, потом - рождение ребенка, рост его и взросление, а затем зачатие собственного ребенка. Почему бы, после того, как эта великая эпопея закончена, человеку не жить беззаботно и в свое удовольствие сотни лет?

Часть ученых именно так и думает. Они полагают, что с этим связана одна-единственная задача: обнаружить таинственные "биологические часы" в живой клетке и настроить их по-новому. "Я вовсе не считаю это невозможным, - говорит Уолфорд. - Эйнштейн и Бор, как известно, предсказывали в 1935-м, что мы никогда не овладеем энергией атомного ядра. А всего десять лет спустя взорвалась первая атомная бомба".

Другие возражают: это просто вздор, потому что природа многократно мудрее человека: она обеспечивает бессмертие не особи, но биологического вида, оберегая его от вырождения. Когда человек выполняет свою биологическую миссию продления рода, природа позволяет нашему телу, постепенно разрушаясь, умереть.

"Старение - сложнейшая из всех биологических проблем, - пишет в своей книге Медина. - От макушки до кончиков пальцев на ногах, от простейших белков до молекул ДНК, от нашего рождения и до смерти легионы таинственных процессов наступают волна за волной, чтобы состарить наше тело, состоящее из 60 триллионов клеток". Человеческий век, считает Медина, ограничен 120 годами, и тут уж ничего не поделаешь: даже если мы научимся оберегаться от всех болезней и побеждать их - возраст сам убьет нас после 120 лет.

Хейфлик высказался афористично: "Всё старится в мире, даже вселенная, что же может сделать человек?"

Один из самых известных исследователей клетки, Кэлвин Харли считает, что заглядывать в биологическое будущее человека попросту бессмысленно: "Обернитесь и взгляните в 1951 год. Молекулярной биологии тогда не существовало вообще, ни ее, ни связанных с нею предсказаний. Кто же может сегодня говорить о том, что нас ждет пятьдесят лет спустя? Только шарлатан!"

Вспомним, что именно Хейфлик в 1961 году сделал первый прорыв в изучении проблемы старения. Он, работавший тогда в Вистаровском институте в Филадельфии, взял у человеческого зародыша клетки на исследование, поместил их в искусственную среду и стал наблюдать за их делением. Они делились определенное число раз, потом старели и умирали. Тогда он проделал такой же эксперимент с клетками, взятыми у 70-летнего старика. Оказалось, что они делились многократно меньше раз и умерли очень скоро. До этого биологи были убеждены, что отдельно взятая живая клетка, помещенная в соответствующую искусственную среду, будет жить и делиться неопределенно долгое время. И вот теперь Хейфлик доказал, что у каждой клетки есть точно отмеренный срок жизни, что в ней существуют некие биологические часы, отмеряющие время и подающие сигнал к смерти.

Вся проблема в том, как узнать, что же представляют собой такие часы? Некоторые исследователи полагают, что они почти проникли в их тайну. Хромосомы заканчиваются так называемыми теломерами - их часто сравнивают с металлическими или пластиковыми кончиками шнурков для ботинок. С каждым очередным делением клетки теломеры становятся несколько короче. Когда, как знаменитая бальзаковская "шагреневая кожа", теломеры исчезают полностью, клетки теряют способность к дальнейшему делению - это и есть старение и смерть. Так вот, полагают сторонники этой теории, если бы ученым удалось приостановить исчезновение теломеров клетки, а следовательно, и старение, люди могли бы жить намного дольше.

Некоторые виды клеток - например, раковые и клетки спермы - не знают ограничений в своем делении. Этому нашли объяснение: внутри этих клеток находится особое вещество - теломераза, которая предохраняет теломеры от укорачивания и обеспечивает клеткам практическое бессмертие. Если бы ученые нашли способ управлять теломеразой - это привело бы к настоящей биологической революции. Уметь "отключать" ее в раковых клетках - это значит победить рак. А уметь "включать" ее в здоровых клетках - значит значительно продлить человеческую жизнь. Такова "теория биологических часов".

Есть и другие теории. Одна из них гласит, что клетки тела попросту изнашиваются, как изнашивается, скажем, наша машина. То есть, смерть клетки диктуется не некими биологическими часами, а чисто физическими причинами. Согласно Второму закону термодинамики, со временем все портится, ломается и начинает работать неправильно. На клеточном уровне ни с чем не связанные атомы или группы атомов (так называемые "свободные радикалы") в своем беспорядочном движении наносят повреждения здоровым клеткам. Дальше происходит нечто вроде цепной реакции: накопление достаточно большого количества поврежденных одиночных клеток ведет к повреждению целой группы прилегающих здоровых клеток, а потом и к повреждению различных органов. Человеческий организм имеет особый защитный механизм против разрушительной работы свободных радикалов - антиоксидазы, но с возрастом их количество уменьшается. Значит, если противопоставить разрушительной силе свободных радикалов увеличение количества антиоксидантов, можно продлить жизнь клеткам и состоящему из них человеку.

Другая теория предлагает продлевать жизнь путем замены ГРЧ - гормонов роста человека, о чем писал в упоминаемой выше книге Клатц. Гормоны эти Клатц называет "волшебным эликсиром" и объясняет их действие так: "Пока в организме имеется необходимое количество ГРЧ, обмен веществ на клеточном уровне остается активным, организм - здоровым, а тело - молодым. Потом мы начинаем стареть - не имеет значения, чем это вызвано, скорее всего, генетическими проблемами, - и количество ГРЧ начинает неуклонно уменьшаться, поскольку органы, производящие их, стареют тоже. Результат - старение тела, старческие болезни и смерть". Вывод напрашивается сам собой, заключает Клатц: вводите в стареющий организм свежие ГРЧ в нужном количестве, и вы не только приостановите старение, вы повернете его вспять и начнете молодеть!

Критики этой теории говорят, что в ней больше красивой риторики, нежели фактов и доказательств. По мнению Хейфлика, "книга Клатца и ей подобные написаны для заработка, а те, кто, соблазнившись, покупают их, покупают мечту, и не более того".

Но вернемся к тому, с чего мы начали: а желают ли вообще люди бессмертия или хотя бы двухсотлетней жизни? В ходе опроса люди пожилые, в основном, отвечали так: да, мы хотели бы прожить еще сотню лет, но при одном непременном условии - что мы до самого конца будем полностью независимы; иначе - просим не беспокоиться! Люди молодые отвечали, что им вполне хватит 80-85 лет.

И никто не пожелал быть бессмертным. Невзирая на все существующие теории.