Братания 1914: шнапс и штык

Опубликовано: 1 февраля 2002 г.
Рубрики:

Сегодняшний союз преуспевающих народов Западной Европы удивителен тем, что за плечами этих народов - исторически еще совсем недавнее кромешное кровавое прошлое. Не вполне укладывается в сознании, как свирепость двух мировых войн в течение нескольких десятилетий могла смениться дружбой и экономическим срастанием. Оптимисты объясняют это тем, что две страшных войны (их некоторые историки склонны считать одной войной - так близки были геополитические цели кайзера и нацистов, царя и большевиков) были аномалиями, минутным буйным помешательством культурных христианских народов, в своей основе - единых. В качестве доказательств приводят знаменитые солдатские братания на фронтах в рождественские дни 1914 года. Этим братаниям посвящена недавняя книга Стенли Уайнтроба (Stanley Weintraub. Silent Night: Remarkable Christmas truce of 1914).

Автор поставил себе целью уяснить, что правда, а что выдумка в легендах, ходящих об этих братаниях. Сделать это было не совсем просто. Участников первой мировой войны осталось на свете с десяток, всем им перевалило за сто, да и свидетельские показания тех из них, кто пожелал бы и смог бы дать таковые, стоят недорого - просто потому, что легенды давно вытеснили из памяти ветеранов, в ту страшную пору - мальчишек, реальные события. Зато всяческих мемуаров, журнальных и газетных статей, полковых историй и иных документов о первой мировой войне - море разливанное. Вот их-то Уайнтроб и проработал с чисто немецкой методичностью (фамилия историка, разумеется, немецкая; на немецкий лад он - Вайнтрауб). Список источников занимает у него больше места, чем у иных авторов - целая глава связного текста.

Рождественские братания начались после заключения сторонами двухдневного перемирия на западном фронте. Там преобладали христиане, для которых Рождество - один из двух главных праздников года. (Со стороны Антанты, заметим, были целые нехристианские полки - индусские, в составе британских сил; на восточном и кавказском фронтах было немало мусульман, в турецкой армии они и вообще преобладали; кроме того, в армиях обеих коалиций сражались евреи, - но общей картины все это не меняет.) И вот правительства договорились о перемирии. Помимо сакрального смысла к нему подталкивала и чисто практическая необходимость: нужно было похоронить убитых. Война велась траншейная. Солдаты видели трупы вчерашних товарищей в нескольких метрах о себя на ничьей земле, что не способствовало боевому духу. Перемирие для похорон - вообще древнейший и, конечно, дохристианский обычай.

Но вот печальный долг павшим был отдан, и полоса между траншеями очистилась. По обе стороны начались празднества с обильными возлияниями, украшение рождественских елок, зажигание елочных свечей, песни, а вслед за ними ... и футбол. Да, да! Как ни трудно в это поверить...

Братания начались на французской территории - между немцами и британцами. Именно в таком порядке; как правило, инициатива исходила от немцев, которые в ту пору выигрывали войну. Солдаты сперва сближались с опаской, затем пили и обменивались продовольственными пайками, а затем вспомнили об английской игре, ставшей международной. В большинстве случаев играли не нестоящими надувными мячами, а суррогатами; случалось даже - завернутой в тряпье гильзой от снаряда. Впрочем, кое-где и настоящие мячи нашлись - что, согласимся, само по себе удивительно. Война ведь велась жуткая, зима стояла суровая, снежная, а тут - мячи!

Занятно, что в футбольных матчах тоже почти всюду побеждали немцы. Самый обычный счет был 3:2 в их пользу. Документы, главным образом - газеты, сохранили подробности этих небывалых международных встреч.

Поначалу выйти к противнику безоружным было непросто, требовалось мужество. Да и командиры от братаний были в ужасе и пытались унять их. Но ничего из этого не вышло. Настроение было именно рождественское. Люди изголодались по человеческому общению и тянулись друг к другу. А физически - осуществить братание было совсем просто. Траншеи противника располагались близко, немцы и британцы прекрасно слышали друг друга. Толчком к сближению, полагает автор, послужили рождественские песни, которые хором. Немецкая рождественская песня Тихая ночь (Stille Nacht) - вещь задушевная, она редко кого оставляет равнодушным. В британских траншеях аплодировали, слушая ее, а кое-где и плакали. Рождественские традиции у немцев вообще сильны. А британцы трогательных песен не пели, в их репертуаре преобладали задорные и грубоватые сатирические солдатские песенки.

Были и случаи нарушения перемирия. И с той, и с другой стороны многие были озлоблены затянувшейся войной (что худшее - впереди, еще не знали). Было немало и фанатиков-националистов. Случалась пальба и по пьяному делу, и по недоразумению. Потом стороны оправдывались друг перед другом, ссылаясь именно на недоразумения.

Впрочем, один случай недоразумением не назовешь. В самый разгар перемирия один немец появился перед британкой траншеей со словами, что вызывает желающего на штыковой поединок. "Хочу, говорит, биться насмерть, но - не с ирландцем!" Почему, так и осталось загадкой. Вызов принял шотландец. Обе стороны наблюдали за этой жестокой схваткой, не вмешиваясь. Верх взял шотландец, заколовший немца. Так что были и такие братания... Но все же это - исключение. Гораздо характернее другой эпизод. В рождественскую ночь британский летчик пролетел над французским городом Лиллем, занятым немцами, и сбросил изумленным неприятелям большой хорошо упакованный сливовый пудинг. А лейтенант Джон Рейт - тот самый, который впоследствии основал Би-Би-Си - дал немецким офицерам званый обед во французском замке, с шампанским и при свечах.