"И времена начинают смыкаться..."

Опубликовано: 1 ноября 2002 г.
Рубрики:

Несколько слов о минувшем:

15 лет назад - 10 ноября 1987 года Б.Н.Ельцин был снят с должности Первого секретаря Московского горкома КПСС. Событие, с точки зрения сегодняшнего дня, заурядное: подумаешь, укоротили амбициозного зарвавшегося аппаратчика, дерзнувшего побежать впереди паровоза перестройки, эка невидаль! Тем более, что все было пущено по накатанному еще в сталинские времена сценарию: он был обвинен во всех мыслимых грехах, от нарушения партийной дисциплины до чуть ли не шпионажа в пользу врага, который, как известно, не дремлет. И что характерно, наказуемый знал свою роль назубок и потому каялся и каялся, произносил жалкие слова и благодарил за критику и заслуженное увольнение (!).

По моему глубокому убеждению, вот именно это событие стало триггером - спусковым крючком всех последующих грандиозных перемен, включая развал Советского Союза.

Косноязычный популист и выпивоха, не обремененный интеллектом, стал знаменем жаждущей перемен популяции, гордо именуемой советским народом, которая в массе своей была убеждена, что если (согласно Жванецкому) этого продавца заменить на другого - то будет непременно лучше. "Страдалец за народное счастье" обрел неслыханную популярность и тогда я впервые услышал замечательное выражение: альтернативы Ельцину нет...

В тот день и было написано стихотворение, где я выразил свое понимание происходящего. Следующим днём оно было читано в Центральном Доме Литераторов (ЦДЛ). И присутствующие "представители творческой интеллигенции" дружно винили (автора, естественно) в непонимании текущего момента, глумлении над единственной надеждой всей мыслящей России, звали защитить Ельцина, спасать...

Спасли.

          Оглашение
          (Б. Ельцину)
   
   Первая жертва, последняя жертва, - 
   и времена начинают смыкаться: 
   аутодафирован самый верный 
   изо всех распоясавшихся паяцев. 
   
   Вновь ременная упряжь в движении: 
   скрип колеса - рукоблудье оваций - 
   лишь фокусирует изображенье 
   пыльной шлеи в хомуте аберраций. 
   
   Ах, назадачливый пылкий тореро! - 
   щупал пути в заскорузлый заказник: 
   лайнер шустрил, громыхая фанерой 
   по колее непролазных соблазнов. 
   
   Ось крутанулась со скрежетом чеки 
   в муфте гнезда по цирлам новаций 
   и, с переливами прокукарекав, - 
   режь отходную! Смейтесь, паяцы! 
   
   Впаян отныне в пейзаж достижений 
   долгой и вязкой занозой примера, 
   гипертрофируя воображенье: 
   может, ему не хватило фанеры?.. 
   
   Сверка зеркал. 
   Мудрено ль обознаться!.. 
   Руки на стол! - успокаивай нервы. 
   
   Не рассвело?.. 
   Начинает смеркаться?.. 
   Первая жертва?.. 
   Последняя жертва?.. 
   
                10 ноября 1987