Закон нелеп, но это — закон!

Опубликовано: 20 декабря 2002 г.
Рубрики:

США— страна с не очень долгой, хотя и изобилующей яркими событиями историей, сравнительно молодое государство, не ведающее ни римского права, ни салической правды или торы, никакого иного свода законов, по которому жили древние предки современных американцев — европейцы, китайцы, африканцы, мексиканцы, филиппинцы, евреи и представители иных рас и наций, населяющие ныне эту самую передовую страну мира.

Поэтому в США — свои законы. Большей частью весьма толковые и всеобъемлющие, обеспечивающие каждому гражданину максимум прав и свобод при непременном условии, что этим не ущемляются права и свободы никакого другого гражданина. Казалось бы, идиллия: следовать таким законам легко и приятно, знай только следуй. Однако боюсь, что, начни американцы неукоснительно исполнять все свои законы, эта великая держава уже через неделю-другую будет лежать в руинах и бесславно прекратит славное существование. Ибо у вполне вменяемой и вразумительной законодательной системы означенной сверхдержавы, увы, есть, как у луны, своя оборотная сторона, тоже предельно вразумительная, но, к сожалению, совершенно невменяемая даже с точки зрения самого законопослушного гражданина. Эта оборотная сторона — свод так называемых «нелепых» законов, состоящий частью из допотопных и безвозвратно устаревших законодательных актов и уложений былых времен, но частью — из законов вполне современных, что называется, «на злобу дня», и это особенно забавно и удивительно, если учесть, что в общем и целом американцы мыслят вполне рационально и разумно. Причем законы эти — не только федеральные, сиречь, общегосударственные. Многие действуют на уровне штата, графства, даже городов и чуть ли не отдельных улиц. О них-то мы и поведем речь.

США — страна на колесах, и это обстоятельство, разумеется, не могло не найти отражения в законодательстве различных штатов, городов и весей. Например, в Алабаме вас посадят в тюрьму, если вы сядете за руль с повязкой на глазах; в калифорнийском городе Серритос — если уснете в стоящей машине. Но кого сажать в том случае, если автомобиль без водителя превысит скорость шестьдесят миль в час? Об этом надо спросить законодателей моей обожаемой Калифорнии: ведь именно они ввели такой причудливый, но наверняка зачем-то нужный запрет. Зато в Алабаме можно ездить по улицам с односторонним движением навстречу транспортному потоку, надо лишь, чтобы перед вашей машиной чинно шествовал человек с фонарем или факелом в руках. В Денвере вас арестуют за езду на черном автомобиле в воскресный день. А в аризонском Глендейле — за передвижение задним ходом. Только вперед! — таков девиз законопослушных моторизованных горожан.

В те времена, когда Америка еще не была страной автомобилей, людям приходилось преодолевать ее просторы на поездах. Отсюда — целый ряд забавных и зловещих железнодорожных правил, иные из которых (в частности, техасские) и закаленному кочегару способны внушить чувство полной безысходности и черной безнадеги. В той же Алабаме, к примеру, безжалостно предадут смертной казни любого умника, которому взбредет в голову посолить железнодорожной полотно. А в Техасе существует такое правило, немало способствующее росту объемов перевозок пассажиров и грузов по железной дороге: если на перепутье встретятся два железнодорожных состава, каждый из них должен остановиться и ждать, пока не проедет другой (такое же уложение действует и в штате Вашингтон на крайнем северо-западе страны). Вот так-то! Приехали!

Ну да бог с ними, с путейцами, у них свои заморочки. Поезда в США все же кое-как ходят и исполняют свое столь нужное обществу предназначение. Хуже (а иногда — лучше) другое: нелепые законы регламентируют даже сугубо личную жизнь американцев, и от штата к штату законы эти делаются все смешнее и все невыполнимее. Впрочем, иногда и в них есть какой-то прок. В Аризоне вас посадят за решетку на четверть века, если вы срубите кактус — чем не забота об окружающей среде? А если не подадите человеку стакан воды, нары вам обеспечены — чем не забота о ближнем?

Но чаще проку нет. В той же Аризоне обороняться от уличного хулигана разрешается лишь таким же оружием, с каким он на вас нападает. Нельзя держать в доме больше двух пластмассовых половых членов (сам по себе закон далеко не вздорный, но разве он — преграда для самоотверженного извращенца?). Нельзя селить в одном здании больше шести девочек одновременно. Нельзя резаться в карты на улице с индейцем (тоже, в общем-то, неплохое уложение, и его выполнение даже можно кое-как контролировать). Нельзя носить брюки на подтяжках. И лучше не воровать мыло. Чистота — залог здоровья, но человека, «смылившего» кусок мыла, заставят мыться этим мылом, пока он не изведет весь кусок до последнего мыльного пузыря. Ну, а уж класть осла спать в ванну так и вовсе не рекомендуется: замучаешься после выхода на волю мыло воровать. А если вам стукнуло 18, и вы решили улыбнуться, не имея одного переднего зуба, срочно выбейте себе еще один: закон запрещает совершеннолетним улыбаться при недостаточной щербатости. Не менее двух недостающих зубов, иначе — прощай, свобода! К счастью, этот закон действует только в городке с жизнеутверждающим названием Томстоун (Могильный камень).

Идем дальше. Конституция США провозглашает право всех граждан на свободу и стремление к счастью. Но чем ближе подбирается человек к своему счастью, тем больше подчас рискует он свободой. В Алабаме, например, до сих пор запрещены браки между людьми с разным цветом кожи. Не разрешается торговать игрушками для любовных утех (для кого-то это — большое несчастье). Мужьям нельзя поколачивать жен палками, толщина которых превышает толщину большого пальца каждого конкретного мужа-дебошира (возможно, для кого-то и этот суровый закон — препятствие на пути к обещанному Конституцией счастью?). В городах запрещено улюлюкать при виде женщины. В Арканзасе мужьям разрешается дубасить жен чем угодно, лишь бы не чаще раза в месяц. Вот оно, женское счастье! Дамы, переселяйтесь в Арканзас. Здешний закон запрещает убийство любого живого существа, будь то жена или муха, а от навязчивых ухажеров вы сможете спрятаться в городе Литтл-Рок, где за уличный флирт полагается месяц отсидки. Гораздо тяжелее жизнь замужних обитательниц Лос-Анджелеса: там жен бить можно. Главное, чтобы ширина ремня не превышала двух дюймов. А если превышает, муж должен предварительно испросить у жены согласия на применение такого орудия вразумления.

Жители Флориды, не предавайтесь любовным утехам с дикобразами! Это тюрьмоопасно и чревато увечьями. Не допускайте никаких соитий иначе чем в «миссионерской» позиции (кто бы объяснил мне, сирому отцу троих детей, что означает сие название). Не принимайте душ голышом и не целуйте супругу в грудь. А когда будете с ней ссориться, не бейте больше трех тарелок в день, а то ей придется носить вам передачи. Если же во флоридском доме мир и лад, но нет достатка, все равно не продавайте своих детей. Приторговывать потомством по законам этого штата нельзя.

В Айове лучше не носить усов, если вы влюблены: усачам запрещается целовать своих дам в общественных местах. Но и у безусых жизнь — не сахар: по законам Айовы, поцелуй не может длиться больше пяти минут (кто-то когда-то подсчитал, что именно на столько каждый поцелуй сокращает человеческую жизнь). А уж подмигнуть незнакомой женщине — преступление сродни сексуальному домогательству.

В Массачусетсе при совокуплении супругов позы тоже четко регламентированы соответствующими законами. Гражданки этого штата не имеют права «лезть наверх». Вообще Массачусетс — кладезь правоведческих познаний в их медицинско-гигиеническом приложении. Здесь запрещается храпеть, если окна спальни не заперты на задвижки. Запрещается ложиться спать, не приняв ванну. Запрещается наносить татуировки и прокалывать части тела. Запрещается продавать детям сигареты, хотя сами дети по закону имеют право курить. В Бостоне запрещается принимать более двух ванн за все время вашей жизни там. Хотите искупаться в третий раз — отправляйтесь за город. И никогда не лезьте в ванну в воскресенье. Но, главное, никому из бостонцев не дозволяется принимать ванн, не заручившись врачебным предписанием!

В Мичигане женщина не может пойти в парикмахерскую без разрешения супруга. Муж и жена могут предаваться любовным утехам в автомобиле лишь у себя на дворе… Эх, ну и житуха в Мичигане!

Но не будем о грустном: гораздо более разумно сформулированы законы, регламентирующие отношения американцев с окружающей средой. Например, все в том же благословенном Мичигане запрещено раскрашивать воробьев под длиннохвостых попугаев с целью сбыта. В Балтиморе нельзя издеваться над львами, таская их по театрам. Опять-таки в Мичигане вы получите десять центов премии за каждую крысиную голову, сданную городским властям, но будете оштрафованы за плевок против ветра и сядете в тюрьму, если умертвите собаку в барокамере. На Аляске вас надолго упрячут за спаивание лосей и побудку спящего медведя с целью его фотографирования, но отнюдь не за убийство медведя бодрствующего, а в Айдахо ни в коем случае нельзя удить рыбу, сидя на спине верблюда (интересно, можно ли брать с собой на рыбалку сигареты «кэмел» и бросать в водоем их окурки?). Не вздумайте во время матча хоккейной команды «Детройт-ред-уингз» выбросить на лед осьминога: двухминутной отсидкой не отделаетесь.

Но вот мы въезжаем в Оклахому. Друзья, поверьте, сюда вообще лучше не соваться. И уж, во всяком случае, житья тут нет ни людям, ни зверью. Если вы женщина, вам нельзя причесываться без письменного разрешения властей штата. Если вы собака, то вам необходимо разрешение мэра на образование стаи числом три и более голов. Если вы — оклахомец любого возможного пола и звания, не смейте кусать чужой гамбургер и натягивать собственные сапоги на задние ноги своей домашней скотины, не корчите страшных рож собакам, не плюйте на тротуар, не ложитесь спать в башмаках и не соблазняйте вашу невесту до свадьбы. А если вы в баре, не делайте вид, будто предаетесь амурным усладам с быком. За все вышеперечисленные злодеяния вы сядете в тюрьму, как и за ношение майки с символикой команды «Нью-Йорк-джетс», и за многое, многое другое.

Давайте, пожалуй, минуем Оклахому стороной от греха подальше и, если нам достанет на это безрассудства, дерзко вторгнемся в Юту, где лет пять назад я пережил волнующее и забавное (задним числом) приключение, навлекши на себя гнев целой оравы мормонских проповедников (нечаянно, поверьте). В Юте мы узнаем, что во время стихийных бедствий нельзя торговать алкогольными напитками. Очень неудобный закон: когда же еще наклюкаться, если не во время землетрясения или урагана — до состояния, в котором вас и торнадо не сдвинет с места? В Юте нельзя становиться виновником какой бы то ни было катастрофы. Нельзя рыбачить, сидя на лошади. Нельзя отказываться пить молоко. Нельзя взрывать ядерные бомбы любого типа (законодательство калифорнийского города Чико в этом отношении куда мягче: там взрывай на здоровье, только потом уплати 500 долларов штрафа), хотя хранить урановые бомбы дома разрешается. Если ваша жена у вас на глазах совершит преступление, сидеть вам, не ей. Нары ждут вас и в том случае, если вы займетесь китобойным промыслом в этом штате, почти всю территорию, которого занимает пустыня. И если предадитесь плотской страсти в карете «скорой помощи», едущей по вызову. И если пойдете по улице с бумажным пакетом, в котором будет лежать скрипка. И если вы — аптекарь, сбывающий порох под видом порошка от мигрени. И еще в миллионе разных курьезных случаев.

В штате Вашингтон запрещены все и всяческие леденцы. Дабы снизить уровень преступности, каждый злоумышленник, подъезжая к городу, должен остановиться, позвонить в полицию и предупредить о своем приближении (нечто подобное уже в наши дни, во время губернаторства Буша-младшего, ввели в Техасе). Перед каждой машиной должен идти человек с красным флагом днем и красным фонарем ночью. Запрещено делать вид, будто у вас богатые родители, плеваться на автобусы, покупать мясо по воскресным дням, выходить на люди с простудой, бить чужие пивные бутылки и определять точный размер ноги с помощью рентгеновского аппарата.

Поверьте мне, все вышеперечисленные уложения составляют, дай бог, один процент всех глупых законов, существующих в различных штатах и городах США. Пестрая и веселая картина, которая едва ли очень изменится, если я добавлю, что реке Арканзас, к примеру, запрещено законом подниматься выше моста на главной улице города Литтл-Рок (такой закон есть, уверяю вас!). Дело не в этом. А в том, почему эти законы появились и до сих пор почти ни один из них не отменен, несмотря на усилия всевозможных комитетов и инициативных групп, которым несть числа. В самом деле, почему? Разные исследователи и писатели объясняют это всяк на свой лад, но ни один из них еще не смог предложить сколь-нибудь вразумительного объяснения. Да и не стоит пытаться логически анализировать нелогичные вещи, иначе мы, по примеру какого-то бойкого журналиста, договоримся до того, что общий уровень умственного развития американцев плачевно низок, и им приходится указывать на самоочевидное, будто малым детям.

Моя жизнь в США (я уж молчу о великих достижениях этой страны во всех областях человеческой деятельности) убедила меня, что земля эта населена умнейшими людьми (разумеется, насколько такое вообще возможно). Позвольте же и мне попробовать предложить свое, быть может, тоже маловразумительное объяснение изобилия дурацких законов в Штатах, штатах, графствах и городах. Мне кажется, что изрядная часть этих законов, хотя и не все, являет собой своего рода итог игры ума. Законы эти — одно из проявлений замечательного американского чувства юмора. Сдается мне, что американские законодатели уже не одно столетие безошибочно чувствуют ту тонкую грань, которая отделяет серьезное от мрачного с одной стороны и серьезное от смешного — с другой. Вспомните, что сказал великий Марк Твен (за точность цитаты, простите, не поручусь): «Чтобы быть серьезным, вовсе не обязательно ходить со скорбной миной и говорить замогильным голосом». США — веселая и радостная страна, добрая страна, и пусть себе в ней вволю шутят все, даже законодатели.