Три Марковы три

Опубликовано: 4 апреля 2003 г.
Рубрики:

      Это стало традицией: каждую весну в Alice Tully Hall, Lincoln Cеnter, устраивается концерт трех скрипачей, трех Марковых, семьи Марковых, «которая может — как написала Нью Йорк Таймс — изменить скрипичную игру в Америке». У этих концертов давно уже образовалась своя публика: профессиональные скрипачи и музыканты, знатоки скрипичной игры и просто те, для кого истинное наслаждение слушать музыку в прекрасном исполнении.

      В заголовке этих заметок есть нечто от цирка. И это не случайно, не от желания пошутить или поиграть словами. Как в цирке, где у артистов рассчитано все, где малейшая небрежность (или неумение) может стоить людям жизни, так и игра Марковых являет собою точную «сделанность», высочайший профессионализм, головокружительную виртуозность, в которой заявлены и воплощены все технические и исполнительские возможности инструмента. И все это не ради демонстрации техники, мастерства, умений, а ради музыки, ради раскрытия ее глубочайших, прежде еще никогда не слышанных тайн. Всякий раз, когда эти музыканты (вспомним поэта) берут в повелительные руки свои волшебные скрипки, души слушателей как бы отлетают куда-то в неясные сферы — «духи ада любят слушать эти пламенные звуки» — чтобы потом благодарно возвратиться к земному существованию. Кто же они, эти волшебники, творящие подлинный и столь редкий праздник скрипки?

      Как говорят в Америке: Lady is first! — и я начну с Марины Марковой. Окончив Московскую Консерваторию, она была принята в оркестр Большого театра. Тонкий музыкант хорошей школы, настоявшей культуры, вкуса, обладательница яркой артистической индивидуальности, она никогда не оставалась незамеченной. Играла в Ансамбле скрипачей Большого театра (с которым объехала весь мир), в квартете Большого театра. Приехав четверть века назад в Америку, выиграла конкурс и поступила в оркестр New York City Opera, где играет и поныне, так же, как и (со дня основания) в оркестре Mostly Mozart. Выходя в концертах вместе с мужем и сыном, Марина — прекрасная ансамблистка — привносит в выступление семейного «трио» очарование женственности.

      Концерты трех Марковых по форме приближаются к шоу, придуманному и поставленному Альбертом Марковым — выдающимся скрипачом, педагогом (автором превосходного учебника скрипичной игры), дирижером, композитором, а теперь, как оказалось, еще и режиссером. Эти концерты поставлены с веселой фантазией, занимательно и остроумно. Они идут в сопровождении камерного ансамбля «Рондо», который в этом году будет расширен до симфонического оркестра.

      После первого выступления Альберта Маркова в Америке Нью Йорк Таймс назвала его «совершенным волшебником». Как говорится: умри — лучше (и точнее) не скажешь. Как-то Марков рассказал мне, что его учитель Столярский сказал ему по поводу одной пьесы: «Здесь играй так, будто по улице идет франт с иголочкой». Великий скрипичный учитель плохо говорил по-русски. Надо бы: франт, одетый с иголочки. Но нечаянная ошибка придала образу неожиданную глубину и всеохватность. В своем облике (и в своей сути) Альберт Марков — стоит ли он на сцене со скрипкой или дирижерской палочкой, находится ли в классе со своими студентами, — он неизменно элегантен, грациозен во всем, что он делает, или говорит, или играет, как тот франт «с иголочкой». «Последний аристократ-скрипач», — как заметил один ценитель и знаток скрипки. Альберт признался, что он всю жизнь ходит как бы между двух рельсов, по едва различимой линии, удерживаясь на которой остаешься серьезным музыкантом и не скатываешься к игривой легкости дурного тона. Музыкант он безукоризненный, глубокий, мудрый. Но при этом в его игре присутствует особый изыск, который связывает исполнителя и слушателя во взаимном нескончаемом диалоге, перебрасывает в зал наслаждение от каждой взятой ноты, каждой сыгранной фразы. Ведь недаром же имя Альберта Маркова занесено в книгу «Великие скрипачи» и энциклопедический музыкальный словарь Гроувс. В этом словаре стоит также имя Александра Маркова.

      «Он несомненно один из самых блестящих скрипачей своего поколения. Молодой человек огромного потенциального запаса, он, безусловно, достигнет самых больших высот и, без сомнения, оставит яркий след в анналах скрипичной виртуозности нашего времени». Эти слова написал Иегуди Менухин о своем младшем современнике Александре Маркове.

      Александр родился в семье скрипачей и, естественно, рано взял в руки скрипку. Его первым (да и по существу, единственным) учителем был и остается его отец Альберт Марков. В 14 лет он выступил с оркестром в Карнеги холле и был объявлен лучшим юным музыкантом года, завоевав очень престижную премию Waldo Mayo. Тогда же он получил приглашение от Яши Хейфеца приехать в Лос-Анджелес, заниматься у него. А в 19 лет завоевал Золотую медаль на конкурсе Паганини в Италии. Когда знаменитый кинопродюсер Бруно Монсанджон, создавший удивительные фильмы о Иегуди Менухине, Глене Гульде и Рихтере, услышал Александра Маркова, он тут же предложил сделать с ним фильм «24 каприса Паганини». Это была сенсация. Все кассеты были немедленно раскуплены. О выпущенном фирмой «Эрато» компакт-диске «Три концерта Анри Вьетана в исполнении Александра Маркова» музыкальный критик Нью Йорк Таймс писал: «Яша Хейфец остается непревзойденным исполнителем Четвертого и Пятого концертов. Но Марков сделал свой вклад. Он играет эти произведения с такой убедительностью, что даже Хейфец пришел бы в восторг. Его техника и звук выше всех похвал». В идущем во всех странах мира фильме «Искусство скрипки», где показаны величайшие скрипачи ХХ века, рядом с такими гигантами, как Крейслер, Яша Хейфец, Миша Эльман, Натан Мильштейн играет и Александр Марков.

      Никакие слова не выражают и малой доли того счастья, которое испытываешь, слушая его. Ошеломляющая виртуозность, совершенное владение инструментом, порождающее свободу и легкость, неординарность трактовки, высочайший артистизм... Все это не помогает разгадать секрета завораживающего очарования его игры. Ибо в ней все элементы спаяны в единое целое, и музыка, как будто, рождается тут же, под пальцами и смычком, а не написана давным-давно другим человеком. На одном из концертов Александр на «бис» сыграл Мелодию Глюка, пьесу, которую играют ученики четвертого класса. Но она прозвучала так, будто никто ее никогда не слыхал, и никто не играл. Зал застыл. Казалось, музыка льется с неба... А потом грохот, грохот аплодисментов.

      А вот и другое мнение — с улыбкой о себе:

      Альберт Марков ТРИ СКРИПАЧА

      Три скрипача выходят на сцену

      Рубят с плеча вальс старой Вены.
      Весь звукоряд ломают с размаха.
      Щепки летят в прелюдии Баха.
      Водят смычками со скрипом и свистом.
      Щиплют клочками мелодии Листа.
      Стал уже красный, и желтый, и синий
      Битый злосчастный концерт Паганини.
      Струи из кранов пожарных. Сирена...
      Трех виртуозов смывают со сцены.

      Сайты Альберта Маркова и Александра Маркова