«Идиот» для не идиотов

Опубликовано: 4 июня 2003 г.
Рубрики:

      В России на телевизионном канале РТР с большим успехом прошел десятисерийный фильм «Идиот» по роману Ф.Достоевского. Автор сценария и режиссер Владимир Бортко (самые известные его фильмы — «Блондинка за углом», «Собачье сердце», «Афганский излом»,«Бандитский Петербург»), композитор — Игорь Корнелюк, который, оказывается, кроме всем известных шлягеров, вроде «Билет на балет», пишет и неплохую симфоническую музыку. В роляx: князь Мышкин — Евгений Миронов, Парфен Рогожин — Владимир Машков, Настасья Филипповна — Лидия Вележева, Аглая — Ольга Будина, генерал Епанчин — Олег Басилашвили, генеральша Епанчина — Инна Чурикова, Ганя Иволгин — Александр Лазарев-мл., генерал Иволгин — Алексей Петренко, Лебедев — Владимир Ильин, Келлер — Миxаил Боярский. Продюссер — Валерий Тодоровский.

      Наверное, почти каждый сталкивался с ситуацией, когда по любимой книге сделана экранизация, и она вдруг оказывается дрянной. И тогда ощущение такое, что лично тебе плюнули в лицо...

      Фильмом Пырьева я была глубоко разочарована. Я еще тогда подумала, что «Идиота» можно ставить только в виде многосерийной ленты, так как выдирать оттуда только историю с Настасьей Филипповной — кощунство. Ибо финальная трагедия, не подкрепленная предыдущими событиями, непосредственно с Настасьей Филипповной не связанными, становится невообразимо натянутой. И абсолютно отсутствует внутренняя мотивировка. То есть, получается, что князь просто ни с того ни с сего «сбрендил», а Рогожин — прирожденный убийца. В пырьевском фильме до этого не дошло, там все заканчивается на дне рождения Настасьи Филипповны и сжигании денег, но... чем делать так, без финала — лучше не делать вообще.

      Именно из-за пырьевского фильма у обывателя сложилось о романе впечатление дурацкое, как говорил Владимир Бортко: «В восприятии среднестатистического зрителя «Идиот» выглядит так: книжка толстенная, князь припадочный, деньги какая-то истеричка жжет... И бог его знает, про что это все написано».

      Ожидая нового «Идиота», я тешила себя надеждой, что фильм должен быть, по крайней мере, неплохой — все-таки «звездный» состав, режиссер Владимир Бортко, который умеет снимать классику, он доказал это хотя бы «Собачьим сердцем». И мои ожидания оправдались: Бортко впервые сделал фильм, исходя не из одной какой-то сюжетной линии, но полностью по книге, не отступая от нее ни на шаг.

      Его убеждали, что Достоевского невозможно экранизировать так — почти буквально, со всеми сюжетными линиями, он отвечал: «Про Булгакова говорили то же самое», а Достоевский «как автор чрезвычайно драматургичен. Не кинематографичен, а именно драматургичен. То есть у него очень много вещей решается через диалог, через действие».

      Есть в книге два особенно «тяжелых» для экранизации места. Одно — это начало второй части четвертая серия), где описано пребывание князя в Москве. Весь «московский» кусок (а это полгода!) укладывается в одну, практически чисто описательную главу. Исключить эти события из фильма никак нельзя, и мне трудно было представить, как можно их отобразить на экране. Но Бортко очень удачно обошел эти рифы, вложив в нужных местах нужные слова в уста героев. Таким образом, не пострадала ни фактическая, ни изобразительная часть. Второе — ближе к финалу, после возвращения князя к Настасье Филипповне. Там тоже больше описаний, чем прямого действия. Вместе с тем, эта часть крайне важна для сюжетного развития: ведь именно она ведет к кульминации действия. И вот здесь, на мой взгляд, подход оказался однобоким — чрезвычайно хорошо показаны страдания князя из-за Аглаи, но плохо просматривается его любовь к Настасье Филипповне, и совсем почти нет ее все возрастающего отчаяния и мучительного осознания того, что она своим поступком губит Мышкину жизнь.

      Тем не менее, финал трагедии снят очень сильно, мурашки по спине бегают, напряжение же в эпизоде ночевки Мышкина с Рогожкиным у тела Настасьи Филипповны такое, что Стивен Кинг отдыхает.

      В чем принципиальное отличие нового «Идиота» от старого воплощения?

      У Бортко князь — не «Иисусик». Вот цитата из одной статьи, посвященной фильму:

      «Мы хорошо знаем его предшественников — Яковлева и Смоктуновского. Актеров, которым подвластно все; возможно, гениальных. Мы знаем князя-страдальца и искупителя, скорбного рыцаря печального образа, юродивого, подставляющего щеку за щекой, мазохиста, бесплотного и бесполого ангела легче воздуха, прижимающего к груди узелок с манифестом: «Унижение — паче гордости».

      Мышкин Миронова совсем не такой. Но в этом заслуга не столько режиссера, сколько актера: «Мне нужно было понять, человек ли это или кто-то еще? Режиссер говорил, что Мышкин — это Иисус Христос, но это я играть отказывался» — говорит Миронов. И оказался исключительно прав. Его Мышкин — не бесплотный ангел, а нормальный человек, ну да, с «завихрениями», но — живой. А от того, какой Мышкин полностью, зависит и все остальное. Будет он «ангелом» — все прочие поневоле будут марионетками. В старом фильме так и получилось — талантливая игра в куклы.

      А здесь... Начинается фильм, и в нем нет актера Миронова, но — князь Мышкин собственной персоной, сошедший со страниц книги, явившийся из снов Федора Михайловича... Он настоящий до полного ощущения реальности происходящего на экране.

      Сказать, что Миронов играет гениально — не сказать ничего. То, что он делает, находится просто за гранью человеческих возможностей: как бесподобно он читает монологи! Двух-трехстраничные тирады проходят на одном дыхании! Я очень боялась именно за монологи, их много, они многословны, и нужен необыкновенный талант, чтобы так их произнести! А ведь некоторые из них длятся по 8-10 минут!

      И режиссер, и даже коллеги по фильму называют Евгения Миронова не иначе как «гений» и «великий актер». «Я чрезвычайно благодарен чрезвычайно талантливому человеку — Жене Миронову, играющему эту роль, за то, что он был вместе с нами, за то, что он согласился играть эту роль. Потому что я не знаю, как без него можно было бы это сделать, — говорит Владимир Бортко. — Мне сейчас кажется, что никто другой не может сыграть. Понимаете, никто другой! Мне и раньше так казалось, потому что других вариантов не было».

      Миронов работал по 20 часов в сутки (рекорд — 22 часа в кадре), учил десятки страниц текста и терял вес — килограмм за килограммом. «Мне нужно было учить весь роман, потому что князь Мышкин очень любит поговорить, как оказалось. И я его учил круглосуточно», — рассказывал актер.

      А вот что говорит его мама: «Женя выглядит там больным, потому что он и снимался больной. Для роли он похудел на 10 килограммов. Это такая нагрузка на организм! Уходил рано, приходил поздно. Сразу шел к себе в комнату, ложился на кровать и просил несколько часов к нему не входить. Мне приходилось просить у него аудиенции...»

      Евгений Миронов: «Я не боюсь, если посмотрят и скажут — провал. Вот провалился, ну и что? Зато в Мышкине провалился, а не в Мормышкине!»

      Не провалился.

      Не только не провалился, но вознесся до звездных вершин и встал в один ряд с великими актерами, которыми по праву гордится Российский кинематограф.

      * * *

      Каждую серию я смотрела дважды — утром и вечером, и получала огромнейшее эстетическое удовольствие (в самом деле, книгу я могу пересказать близко к тексту, я ее перечитываю не реже 3-4 раз в год, так что, сюжетом меня не удивить). Но я замирала у экрана с раскрытым ртом, и когда серия заканчивалась, сразу наступала некая пустота. Грустно расставаться с самым замечательным за последнее время фильмом, с его героями...

      Что же зрители вообще — их отношение? На сайте dni.ru в голосовании 77% считают, что фильм станет событием года.

      Его рейтинги сравнимы с рейтингами приснопамятной «Бригады» — наиболее нашумевшим российским сериалом, а в Москве фильм по рейтингам вообще занимает первое место. А ведь Достоевский — это не гангстерская история, не Маринина, над Достоевским надо думать, к Достоевскому у обывателя предубеждение еще со школьных лет. И вот — такой успех!

      А в общественном транспорте замечены в немалом количестве люди, читающие роман. Многие купили эту книгу. Многие после фильма впервые начали ее читать.

      И это уже здорово!