Нейрохирург Григорий Леонтьев: «Медицина не бизнес а образ жизни»

Опубликовано: 16 апреля 2011 г.
Рубрики:
Григорий Леонтьев

Всем нам приходилось сталкиваться с врачами — се ляви, как говорят французы. Я с радостью встретился с моим собеседником, прямо заявив: объектом его высокого профессионализма быть не хотел бы...

 

— Григорий, вы пошли в медицину по стопам отца — врача-кардиолога, но кардиология вас не привлекла. Почему?

— Меня с детства привлекала, хотя, может быть, на примитивном уровне, хирургия — относительно быстрое и радикальное лечение. Взгляните на работу психиатра, когда необходимо вернуть к нормальной жизни пациента, страдающего депрессией. Тут требуется безграничное терпение. Но любой врач, каким бы органом человека он ни занимался, обязан лечить и вылечивать.

— Вы приехали с советским дипломом врача и, чтобы иметь американскую лицензию, посещали так называемые Каплановские курсы, а потом сдавали соответствующие экзамены. Они, говорят, очень трудные. Что бы вы посоветовали тем, кто выбрал здесь путь, аналогичный вашему? Некоторые иммигранты предпочитают получить американское медицинское образование, то есть пойти учиться на врача заново. Ваше отношение к этой альтернативе?

— Это вопрос сугубо индивидуальный, зависящий от возраста, усидчивости, предыдущего опыта работы. Кому-то достаточно года для сдачи экзамена на "лайсенс", кому-то не достаточно пяти. Просто необходимо понимать, что для американского выпускника будут открыты все двери, а иммигранту-самоучке придется в них настойчиво стучаться.

— Вы занимаетесь неотложной нейрохирургией. Вот вы впервые увидели святая святых — мозг человека. Не страшно было прикасаться, работать в непосредственной близости от него? И второе: привычка не нивелирует ли осторожность?

— Я работаю в нейротравме, где всех больных объединяет одно обстоятельство — ситуация возникла неожиданно и развивается крайне быстро. И действовать необходимо так же. А что перед вами — почка, сердце или мочевой пузырь — неважно.

— Вы помните всех, кого удалось спасти? Назовите, пожалуйста, несколько имен. У вас и у спасенных вами людей есть тяга друг к другу? Или, возможно, вы стараетесь избегать такие встречи?

— Запомнились только самые курьезные случаи, и по этому поводу у меня дома есть коллекция рентгеновских снимков. Конечно, ни лиц, ни имен я не помню. И тяги встретиться с этими пациентами не имею. Где-то слышал о встречах мушкетеров и одноклассников двадцать лет спустя, но ни от одного врача о подобной тяге не слышал.

— Должен ли обладать нейрохирург какими-либо особыми физическими данными?

— Любой хирург должен обладать ими, какой бы орган он ни оперировал. Чтобы выстоять пяти-десятичасовую операцию и быть в состоянии к концу сохранить тот же уровень концентрации, нужно находиться в форме. А для принятия критических решений необходим повышенный тестостерон.

— Нейрохирургия, оказывается, занимается и спинным мозгом, то есть радикальное лечение болей в спине также входит в сферу ее деятельности? Надо ли вообще в этом случае прибегать к помощи нейрохирурга?

— Механическое сдавливание нерва нуждается в механическом его высвобождении. Способов много. Стопроцентной гарантии не обеспечивает ни один из них. Но пробовать следует!

— Какая страна мира занимает ведущее положение в нейрохирургии? Что вы знаете и думаете о московском институте нейрохирургии имени Бурденко?

— Передовые места принадлежат таким странам, как Великобритания, Франция и Израиль, особенно в области исследований, связанных с использованием стволовых клеток. С достижениями московских нейрохирургов не знаком, в институте Бурденко не работал, но от пострадавших знаю, что отнюдь не все московские клиники оснащены томографами, не говоря уже о провинции.

— Теперь несерьезный вопрос, очень косвенно относящийся к вашей работе. Известно, что размер мозга не определяет ум человека. У гениального немецкого математика Леонарда Эйлера, например, голова и, соответственно, мозг были весьма миниатюрными. Что вы можете сказать по этому поводу?

— Ну что вы! Как раз напротив: это крайне важный вопрос в физиологии. Мозг по сей день является малоизученной субстанцией. Представляя из себя конгломерат саморегулирующихся химических и электрических рецепторов, мозг предпочитает обходиться без физических и эмоциональных встрясок. Что касается размера мозга, из млекопитающих самый большой мозг у кита, но среди этих гигантов ни один не получил Нобелевской премии, как, впрочем, и среди математиков, правда, на это у Нобеля были свои причины (смеется).

— Ваши дети, насколько мне известно, выбрали специальности, далекие от медицины? Вы были сильно огорчены?

— Мой старший сын далек от медицины, и я этому рад. Его эта сфера не привлекла в той же степени, как меня в свое время кардиология. Медицина — не бизнес, а образ жизни, ее надо любить.

— Ваш старший сын пошел служить на флот в самое горячее время, находился в Персидском заливе. Расскажите, пожалуйста, о ваших с женой ощущениях в то время. Кстати, ваша жена кто по специальности?

— Мой сын служит по своему выбору и призванию, он прекрасный специалист и счастлив — мне этого достаточно. Одним потенциально плохим доктором меньше (смеется). А что до опасностей профессии подводника... Мы с женой оптимисты. Она у меня далека от медицины, от флота — тоже. Зато ежедневно снабжает радостными новостями с экрана телевизора.

— Когда-то я беседовал с хирургом и министром здравоохранения СССР Борисом Васильевичем Петровским. Он честно признался в двух слабостях своих и коллег: употреблении во время операции ненормативной лексики (в присутствии медсестер) и расслаблении после операции с помощью... сами догадываетесь чего. Ну и вопрос мой вы легко вычислите...

— За тридцать лет мне довелось работать с хирургами разных специальностей и разных калибров. Мой учитель, замечательный нейрохирург Самуил Шехтман, в критические моменты голос, наоборот, понижал, дабы повысить концентрацию внимания в операционной. А от крика возникает только дрожь в руках. Крик скорее демонстрирует наличие страха и потерю контроля над ситуацией. Расслабляться после? Просто не надо так напрягаться...

— Что бы вы хотели пожелать читателям "Чайки?"

— Будьте здоровы! Обращайтесь к врачам пока вас ничего не начало беспокоить, ибо профилактика — ключ к здоровью!