«Иллюзионист» и судьба Жака Тати

Опубликовано: 1 марта 2011 г.
Рубрики:
Жак Тати в фильме "Мой дядя", 1958 г.

Мультипликационный фильм "Иллюзионист" выдвинут на "Оскара".

Его сделал талантливый французский режиссер Сильвен Шоме Шоме, которому принес известность его прелестный, необычный фильм "Тройняшки из Бельвиля" (2003).

"Иллюзионист" тоже замечательная картина, и тоже необычная. Я пошла ее смотреть из-за Шоме, ровно ничего не зная о том, что мне предстоит увидеть. И вместе с восхищением испытала некоторое удивление.

Сделанный с большим изяществом и вкусом, "ручным способом", "Иллюзионист" рассказывает историю стареющего одинокого фокусника. Сперва он выступает в знаменитом парижском зале "Олимпия". Но пришли новые времена, молодежи уже не интересно смотреть, как вытаскивают кролика из цилиндра. Она заходится от своих кумиров — визжащих и скачущих по эстраде рок-певцов. Фокусник пересекает Ламанш — но и в Лондоне он мало кому нужен. В своих скитаниях он добирается до Ирландии, потом до Гебридских островов. Здесь, в глухомани, он развлекает посетителей деревенского кабачка. Они принимают его с восторгом. А Алиса, юная служанка в скромной гостинице, вообще прикипает к нему сердцем, и когда он пускается дальше, уезжает вместе с ним. Она верит, что фокусник — настоящий волшебник. Это не роман, отношения между девочкой и пожилым бродячим артистом больше всего напоминают отношения отца и дочери.

Странная пара приезжает в Эдинбург и поселяется в дешевом отеле, где живут такие же бродячие артисты. Третий член их семьи — кролик, у которого буйный, непокорный нрав, подстать скорее тигру. Девочка вносит в их жизнь уют и заботу. Но и в очаровательной, волшебной столице Шотландии фокуснику не везет. Чтобы творить для своей спутницы чудеса — например, подарить ей новые туфельки — ему приходится тайком подрабатывать механиком в гараже, но он явно не создан для этой работы.

Когда девочка знакомится с симпатичным юношей, фокусник сходит со сцены — и в буквальном, и в переносном смысле. Выпустив на свободу кролика, он без предупреждения покидает Алису и снова отправляется в путь — может быть, последний?

Шоме почему-то сделал героя этого странного, печального сюжета как две капли воды похожим на французского комика Жака Тати (1907-1982). И посвятил свою картину не известной нам Софи Тати.

Пришлось почитать, чтобы разобраться, в чем тут дело.

Настоящая фамилия знаменитого комика была Татищев. Его дед Дмитрий, женатый на француженке, был генералом и графом, военным атташе русского посольства в Париже. Дед с материнской стороны — голландский художник. Во Франции родился и отец Жака, Жорж-Эмманюэль Татищев, и он сам. Тати начинал как профессиональный игрок в регби, потом стал мимом, выступал в мюзик-холле "Лидо". Биографы, стыдливо потупив глаза, упоминают о том, что он продолжал работать и в оккупированном Париже.

В 1942 году у Тати был роман с австрийской танцовщицей Гертой Шиль, у них родилась дочь Хельга. Но Жак отказался жениться — видимо, под влиянием своей сестры Натали, богатой и властной деловой женщины. От Герты фактически откупились, она подписала документ, что не имеет к Тати никаких претензий. Коллегам артиста эта история сильно не понравилась, все они были на стороне Герты. Окруженный всеобщим презрением, Тати даже бежал из Парижа — уехал работать в Берлин, а потом, вернувшись, несколько лет жил за городом.

В 1944 году он женился на Мишлин Винтер, в 1946 году родилась их дочь Софи, а три года спустя сын Пьер.

После войны Тати увлекся кинематографом. Придумал себе комедийную маску — нескладного и невозмутимого господина Юло, облаченного в мятый плащ и короткие штаны, с неизменным зонтиком и зажатой в зубах трубкой. Стал снимать про него фильмы, где практически не было диалога. Французские критики превозносили Тати за то, что он создал "интеллектуальный слэпстик". В 1958 году "Мой дядя" получил специальный приз в Каннах и "Оскара" как лучший иностранный фильм. Журнал "Энтертейнмент уикли" составил список из 50 величайших режиссеров, куда вошел (на 46-ом месте) и Тати. Во Франции господину Юло поставили бронзовый памятник.

Все картины Тати — "Мой дядя". "Каникулы господина Юло", "Время развлечений", "Траффик" — шли на советских экранах, поскольку сатирически изображали такие недуги современного западного общества как потребительство, бездуховность, утрата человечности.

Я не пересматривала их с тех давних пор. Помню, что тогда Тати не казался мне ни особенно смешным, ни трогательным по сравнению с гениальными Китоном и Чаплином. Возможно, сейчас я увидела бы его по-другому.

Так вот, именно Тати написал сценарий "Иллюзиониста", причем, давным-давно, в 1956 году. Но поставить почему-то не смог. А в 2000 году его дочь Софи переслала этот старый сценарий Сильвену Шоме — видимо, считала, что он сумеет осуществить постановку в жанре мультипликации. Шоме корит себя за то, что даже не успел ее поблагодарить. В 2001 году Софи умерла — от рака легких, так же, как ее отец. Режиссер посвятил картину ее памяти.

После выхода фильма на экраны вокруг него разразилось нечто вроде скандала. Дело в том, что Шоме стал рассказывать, будто бы Тати написал этот сценарий как лирическое послание Софи. В нем он как бы извинялся перед дочерью, что из-за своей занятости уделял ей мало внимания.

Тут раздался разгневанный голос Ричарда Мак-Дональда. Это один из троих внуков Тати, сыновей его "незаконной" дочери Хельги Шиль, которая вышла замуж за шотландца и поселилась в Великобритании. После того, как известный американский кинокритик Роджер Иберт увидел "Иллюзиониста" в мае 2010 года на Каннском фестивале и откликнулся на него статьей, Ричард послал ему очень длинное и нервное открытое письмо. Он писал, что Тати проявил бессердечие к Герте Шиль и к своей дочери Хельге, за что от него отвернулись все артисты парижских мюзик-холлов. Больше того, когда в 1955 году 13-летняя Хельга находилась в детском приюте в Марокко (почему, Ричард не объясняет), там началось восстание против Франции. Французское консульство посоветовало ей связаться с отцом, чтобы он помог ей уехать в Париж. Девушка написала Тати, но он не ответил.

Ричард категорически отвергает утверждение, что "Иллюзионист" адресован Софи (которой в то время было всего девять лет). Недаром действие сценария развертывалось вовсе не в Эдинбурге, а в Праге. Герта Шиль, мать Хельги, оказывается, имела двойное гражданство — австрийское и чешское, и сам Тати всегда называл ее чешкой. Письмо дочери, возможно, пробудило в Тати раскаяние, и он излил свои чувства в сценарии, который связан вовсе не с Софи, а с Хельгой. Сценарий стал чем-то вроде извинения за былое предательство по отношению к старшей дочери. Кстати, сообщает Ричард, Тати вовсе не собирался сам сниматься в "Иллюзионисте". На роль фокусника он хотел пригласить Пьера Этекса. Представив фокусника в образе самого Тати, Шоме нарушил замысел автора.

Так вокруг скромного лирического фильма Шоме вдруг вспыхнули страсти, разбуженные давними обидами. И его финал, когда фокусник бросает Алису в городе, приобрел особое значение.

Шоме, по его словам, изменил место действия с Праги на Эдинбург, потому что побывал там в 2003 году на фестивале и влюбился в этот город. Больше того, в Эдинбурге он и делал "Иллюзиониста". Работа шла не слишком весело. Местные художники, специалисты высочайшего класса, пребывают в унынии из — за будущего мультипликации. Они считают, что голливудское помешательство на трехмерных компьютерных фильмах задушит любую конкуренцию. Многие меняют профессию.

Сомневаюсь, что негромкий, изящный фильм Шоме получит "Оскара", которого он вполне заслуживает.

 

The Illusionist
Режиссер Сильвен Шоме

 

****


***** — замечательный фильм
**** — хороший фильм
*** — так себе
** — плохой фильм
* — кошмарный