И не друг, и не враг, а так...

Опубликовано: 1 ноября 2010 г.
Рубрики:

"В России очевидна тенденция деградации человеческого капитала. Для экономически активного населения характерна деквалификация, деградация, люмпенизация и даже дебилизация".


О калифорнийской Силиконовой долине я впервые услышал в начале 70-х годов от друзей-инженеров с петропавловского радиозавода, работавшего на космос. Слово "полупроводник" было для них обыденным, а вот "микропроцессор" они произносили с придыханием. И острили: "Мы все тут полу-проводники. Надо решительно переходить к микропроцессорам, а мы на половине дороги остановились".

Хотя, казалось, им-то грех жаловаться - на космос, тем более на военный космос, денег не жалели. Но тогдашние инженеры всегда были недовольны существующим положением дел: они ведь рвались в неведомые нам дали технического прогресса.

И вот через 40 лет снова входит в обиход нарицательное словосочетание - "Силиконовая долина". Российской Силиконовой долиной называют создающийся близ Москвы, у деревни Сколково, суперсовременный научно-технологический комплекс по разработке новых технологий. Инициатор и куратор - сам президент страны Дмитрий Анатольевич Медведев. Он и в Калифорнию ездил, в ту самую, первую Кремниевую долину, выступал в Стэнфордском университете. Студенты и профессора встретили его с большим энтузиазмом.

Горячо приветствуют российский проект Сколково и американские бизнесмены, приглашенные к финансированию Иннограда - инновационного города. Они восхищены и масштабами - сразу же вкладывается 60 миллиардов рублей, затем еще 190 миллиардов. И налоговым раем - нет налогов на прибыль до 10 миллионов долларов, на имущество и землю; налог на добавленную стоимость платится по желанию (?!). И вообще - режимом наибольшего благоприятствования под покровительством высшей государственной власти.

У россиян отношение к будущему Наукограду сложное. Недавно две тысячи ученых обратились к президенту с открытым письмом о поддержке и развитии фундаментальной науки. Сколково впрямую не упоминается, но намеки прозрачны. Ученые пишут, что тысячи научных групп работают при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) и Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ). Но их бюджеты резко сократили. В то же время на создание сравнительно небольшого числа новых научных групп выделяются деньги, сопоставимые с финансированием всех проектов РФФИ.

"Таким образом, - говорится в письме, - поддержка тысяч успешно работающих научных групп оказывается менее важной, чем поддержка групп, которые еще даже не созданы. Трудно понять логику тех, кто принимал такое решение".


Отношение общественности еще резче. О чем только ни говорят! И о налоговом рае, оффшоре, намекая на отмывание денег, и на особую зону со своей милицией и чуть ли не со своим правосудием: мол, на 300 гектарах строят свою, отдельную Россию. Имеют место и такие сентенции: "Господи, да о чем вы? Об инновациях и нанотехнологиях? Вы поезжайте в сельскую глубинку, посмотрите на убогие школы и больницы, на дороги, посмотрите, как и чем народ живет..."

Тут еще появились сообщения из... Индии - о том, что там массово производят маленький ноутбук по цене 32 доллара. С выходом в интернет и прочими опциями, разумеется. Государство дотирует его производство, доводит цену до 15 долларов, чтобы планшет-ноутбук получил каждый мальчишка и каждая девчонка в сельской глубинке. Чтобы они в любой деревушке имели доступ к любой информации, в том числе учебной, научной. Кто из сотен миллионов индийских детей изобретет новое колесо или новую теорию относительности - вопрос открытый.

А мы, пользуясь "Яндексом" и "Гуглом", бросаем 110 миллионов долларов на создание национальной поисковой системы. Специалисты полагают, что причины здесь политические - таким образом власть получит относительно контролируемый поисковик с лояльными владельцами. Останется только соединить его с нашим недавно созданным англоязычным телеканалом "Раша тудэй". В уверенности, что мир узнаёт о жизни в России исключительно из "Раша тудэй", а дополнительную информацию начнет черпать только из нашего особого поисковика. "Яндекс" и "Гугл" застрелятся.

Но вернемся к детям. Мой друг, секретарь Союза журналистов России Виталий Челышев в блоге (journalist-virt.ru/blogs) разместил свое письмо под названием "Сколково, говорите?", а также письмо директора школы Аллы Нестеренко президенту РФ Дмитрию Медведеву.

Челышев пишет о судьбе российского гения и его детища, вернее - его талантливых детей. Гения зовут Генрих Саулович Альтшуллер (15.10.1926 - 24.09.1998). В шестидесятые годы он был знаменит в СССР как писатель-фантаст Генрих Альтов. Как теоретик он, в частности, создал ТРИЗ - теорию решения изобретательских задач. Его группа из учащихся ПТУ (!!!) на испытаниях расщелкала, как орехи, задачи, над которыми безуспешно бились академические институты. А взрослые члены группы за 40 минут решили сложнейшую проектную задачу со сбросом воды Днепро-Бугского гидроузла. В институте предполагалось потратить на нее 400 миллионов, а тризовцы дали вариант за 20 миллионов рублей.

Последние десять лет Альтшуллер прожил в Петрозаводске, куда он переехал, спасаясь от бакинских погромов. В Петрозаводске Генриха Сауловича чтили, ценили - удостоили звания почетного гражданина города. Там до сего дня в школе № 20 работала одна из ТРИЗ-площадок под руководством директора школы Аллы Нестеренко. Недавно ее закрыли, а взрослых и юных исследователей разогнали. Открытое письмо Аллы Нестеренко президенту РФ Дмитрию Медведеву можно прочитать здесь: allanes.livejournal.com

"Как Сталину не нужны были люди, бегущие впереди паровоза (в 1948 году за письма Сталину с предложениями об изобретательском деле в СССР Альтшуллера приговорили к 25 годам лагерей - С.Б.), так и сегодня, в век модернизации и нанофикации всей страны, они не нужны, - пишет Виталий Челышев. - Они ведь алгоритм знают... Ещё придумают, как нам Сколково удешевить. А такого допустить нельзя!"


Академгородок 50-х годов в Новосибирске, Кремниевая долина 70-х в Калифорнии и другие подобные проекты - это, наверно, было чем-то вроде ударных армий той эпохи. Для прорыва фронта, броска вперед. Рванем на узком участке боев - а там и отстающие эшелоны подтянутся. Но сейчас, создавая Сколково в 10-е годы нового века, не живем ли мы представлениями и идеями полувековой давности? Или признаём тем самым, что откатились на рубеж 50-х годов? Но даже если и так, то мир-то вокруг совсем другой. Вроде бы, при господстве современных информационных технологий нет нужды в ударных армиях прорыва, сосредоточенных на одном узком участке. Поди еще определи, тот ли участок выбран...

Сегодня, наоборот, развитие идет путем расширения, глобализации, повсеместного охвата.

Не мне судить, оправдан ли и удастся ли проект Сколково. Как и другие подобные по финансовым затратам мегапроекты. Я пишу о том, что нельзя при этом забывать про миллионы мальчишек и девчонок в селах и деревнях, где школы закрываются. Иначе инновации и нанотехнологии, должные вывести страну на сияющую дорогу прогресса, так и останутся полу-проводниками. Совсем не в техническом смысле. И тут никакое отдельное Сколково не поможет.


Недавно Игорь Юргенс, директор ИНСОР (Института современного развития, где глава попечительского совета - президент Дмитрий Медведев), выступил на пресс-конференции со своими мыслями о народе и прогрессе. Невеселыми, резкими.

По данным социологических опросов, сообщил Юргенс, программа модернизации не встречает понимания и поддержки в народе. Потому что народ наш воспитан в патерналистских традициях.

"На Западе люди переселились из деревни в город уже давно, поэтому у них в сознании закрепилась индивидуальность: нужно пробиваться, надеяться на себя, развиваться, расти. Русские еще очень архаичны. В российском менталитете общность выше, чем личность. Поэтому "государство все, а мои усилия - ничто". Пускай кто-то что-то делает, борется, а у меня своих проблем хватает, какая модернизация?".

Далее Юргенс отметил деквалификацию, что молодежь ринулась в какую-никакую торговлю "без всяких шансов на изменение профессиональной траектории". А уж о гражданской активности и думать не стоит: "Мы не граждане, а какое-то племя... В России очевидна тенденция деградации человеческого капитала. Для экономически активного населения характерна деквалификация, деградация, люмпенизация и даже дебилизация".

Юргенс словно бензина в костер плеснул. Его тут же обвинили в непатриотизме, русофобии и далеко идущих замыслах. "Игорь Юрьевич не похож на сумасшедшего, - тотчас же обличил некий "молодогвардеец". - Значит, перед нами провокатор. И единственная его цель - расшатать ситуацию в стране, настроить народ против Дмитрия Медведева, которого Юргенс якобы поддерживает, вбить клин в единство российской власти, остановить модернизацию и в конечном итоге развалить страну. В чем Юргенс не стесняется открыто признаваться, видимо, считая, что его слушатели быдло".

Кто-то даже призвал к судебному преследованию Юргенса.

Но, как отметил один из молодых участников полемики: "Пытаться опровергнуть слова главы ИНСОРа о люмпенизации и деградации населения может только тот, кто ни разу не был за МКАД". (Московской кольцевой автомобильной дорогой - С.Б.)


Кто выезжал, тот знает - Юргенс прав. Кроме одного - установочного момента. Исторически основополагающего. Расчета на население как опору модернизации.

Никогда такого не было. Ни в одной стране в обозримом прошлом народ не пылал энтузиазмом по поводу реформ правителей. Массы никогда не хотели особых перемен. Народ не друг модернизации. Но и не так чтобы активный враг. Массы сами по себе всегда инертны: и не друг, и не враг, а так... Причем, не только сегодня - сегодня они особо, можно сказать - активно инертны. Могут возразить: а как же перестройка? Ведь был энтузиазм, на митинги по 200 тысяч выходило. Да, был. Когда требовали политических перемен. Но лишь заходила речь об экономических реформах, появлялась угроза существующему сложившемуся положению, большинство съёживалось: не трогайте наш завод, наш НИИ, не трогайте ничего...

Как горько острил мой приятель, инженер с военного завода: "Только к 50 годам приспособился к социализму - снова все порушили!"

В мировом научно-техническом прогрессе, в мировых научно-технических достижениях нет и процента заслуги широких трудящихся масс. Все вершилось умами и руками интеллигенции. Массы следовали по проложенному пути, пользовались благами нового.

Другое дело, что в более или менее экономически организованном государстве разрыв между инертными массами и производящей, активной интеллигенцией постоянно сокращался. Если не в образовании и работе, то в восприятии действительности, образе жизни. Когда во всех городах страны работали заводы, НИИ и КБ, на инженеров и МНС (младших научных сотрудников) смотрели с уважением, хотели быть, как они - умными, начитанными, интересными.

Они и были всегда двигателем и опорой прогресса.

Сейчас этой прослойки народа нет. Одни инженеры и мэнээсы, чтобы прокормить семьи, стали "челноками". Другие подались за границу. Вслед за ними - их младшие товарищи, братья, дети, и процесс этот не прекращается, а только усиливается.

Кто есть? Есть правящая так называемая элита. Если под словом "элита" понимать только "отбор", то кадры действительно отборные. На всех уровнях. О них Юргенс сказал, что они не заинтересованы в модернизации. Почему-то очень мягко сказал. На самом деле модернизация им поперек горла. Однако они спокойны, уверены, что их позиции незыблемы. Они знают, что одним центром в Сколкове страну не сдвинешь. А все остальное - сырьевая торговля, в которой они короли. И мелкобарахольная торговля, оставленная ими населению.

И как это ни печалит Юргенса, а народ в данном случае прав: государство - все, мы - ничто. Но что такое наше государство сейчас, из кого и из чего оно состоит?