Ржавые корабли

Опубликовано: 16 мая 2010 г.
Рубрики:

Американцы создают "световой корабль", получающий энергию с Земли по лазерному лучу, а мы в это время державно сохраняем ржавые корабли в украинских водах и называем это стратегической победой


Каждый россиянин волен по-своему воспринимать доклад премьер-министра Владимира Путина об успехах в борьбе с кризисом. И об успехах вообще. Для одних — правда-истина в высшей инстанции, для других — лакировка действительности, для третьих — ловкое оперирование цифрами.

Но невозможно представить, чтобы слова Путина тут же опровергались данными Российского статистического агентства (Росстата) и даже его подчиненными из правительства. Однако так оно и было.

"В России нет пенсионеров, живущих за официальной чертой бедности", — объявил Путин, выступая перед Государственной думой.

"До пенсии доживает лишь каждый второй россиянин", — сообщил вице-премьер Александр Жуков.

"Нестабильность не затронула рядовых граждан... Реальные доходы граждан в 2009 году, по сравнению с 2008 годом, выросли на 2,3 процента", — говорил Путин.

Росстат, подведя итоги 9 месяцев 2009 года, сообщил, что количество живущих за чертой бедности увеличилось еще на 700 тысяч человек. И сейчас их 20 миллионов, почти 15 процентов от всего населения.

Парадокс ситуации в том, что две трети от этих 20 миллионов (62,2 процента) — трудоспособное население. Более того — работающее. "Среднестатистические бедняки в нынешней ситуации — это супружеская пара с двумя детьми, в которой один человек не работает или занят в бюджетном секторе", — так определила заместитель директора Независимого института социальной политики Лилия Овчарова относительно новое явление.

Причина его, во-первых, — рост безработицы. НИИ труда и соцстрахования сообщает, что за прошлый год на предприятиях сократили 1 миллион 200 тысяч человек. Во-вторых, снижение зарплат. Реальная зарплата (за вычетом инфляции) за 2009 год по сравнению с 2008 годом снизилась на 2,6 процента. Премьер же говорил (см. выше), что, наоборот, доходы выросли на 2,3 процента.

Часто предприятиям выгоднее выплачивать работникам мизерные деньги, чем увольнять. При низкой зарплате можно не обновлять, не улучшать производство, а держать людей на непроизводительном, но выгодном (!) хозяину ручном труде.

"Рецессия в нашей экономике закончилась. Это не значит, что кризис закончился, но рецессия действительно приказала долго жить", — приговорил Путин.

Рецессия — спад производства. По сводке Росстата никак нельзя сделать вывод, что спад закончился.

"В 2010 году рост экономики РФ составит 3 процента", — обещал Путин.

Но эти прогнозируемые 3 процента за год — меньше роста ВВП всего лишь за второе полугодие 2009 года, по данным Росстата. Где же собственно рост и конец рецессии?

Наконец, есть текущие цифры, на которые мало обращают внимания. Российский кризис начался, когда рухнули цены на нефть в конце 2008 — начале 2009 годов. То падение цены на нефть так и запечатлелось в общественном сознании как постоянная величина. И до сих пор оправдывает состояние экономики.

Между тем уже второй год пошел, как нефть непрерывно дорожает, цены на нее выросли вдвое. Сейчас — около 80 долларов за баррель. За нынешний первый квартал выручка от нее почти в два раза превысила выручку первого квартала 2009 года. Дополнительные нефтедоллары снова (и сравнительно давно) льются рекой. За январь 2010-го нефтегазовые доходы почти достигли уровня "золотого января" 2008 года. Однако внешний долг практически не сократился — 479,4 миллиарда долларов на 1 января 2009-го и 473,7 миллиарда на 1 апреля 2010-го. Государственные резервы за тот же период увеличились всего на 17 миллиардов.

Министр финансов Алексей Кудрин выдает мрачные прогнозы: "Перед кризисом мы при цене 70 долларов [за баррель] имели профицит бюджета — 4 процента ВВП. Сейчас мы пока на следующий год ориентируемся, что при 70 долларах мы будем иметь дефицит 4 процента".

В переводе на наш язык — при той же цене на нефть мы раньше имели прибыль, а сейчас предвидим только убытки.

На том заседании Госдумы лидер КПРФ Геннадий Зюганов пригрозил Путину: "Если дальше так пойдет, отставка правительства будет неизбежной".

Да, не очень верится в эффективность правительства, если победные реляции его главы тут же дезавуируют члены правительства, а статистическое агентство просто-напросто опровергает. Но суть, наверно, не только в отставке тех или иных лиц. Независимые эксперты считают, что новые нефтедоллары не принесут прежнего процветания, потому что они уже не прикроют состояние экономики, запущенной за десять лет сырьевого развития.


Американцы запустили на орбиту первый космический беспилотный самолет военного назначения, а мы продлили аренду севастопольской базы Черноморского флота. События несопоставимого масштаба произошли на одной неделе.

Как сказал представитель ВВС США, космолет может находиться на орбите 270 суток, и на смену ему в любой момент может прийти другой: "За сравнительно небольшое время можно загружать необходимое войскам оборудование в грузовые отсеки, отправлять на орбиту, а после выполнения боевой задачи возвращать домой".

Видимо, слово "оборудование" на военно-дипломатическом языке означает "оружие". К примеру — лазер. Чтобы поражать наземные цели из недостижимого космоса. Как в советской песне о летчиках: "Мне сверху видно все — ты так и знай!" Бывший главком ВВС РФ генерал Корнуков считает, что отныне "в случае военного конфликта России грозит судьба Ирака и Югославии".

Наверно, он говорит не об агрессии США, а о беззащитности России. Если на дипломатическом языке — о нарушении паритета.

Так его давно нет. В науке он не может соблюдаться искусственно. Американцы не обязаны нас ждать, как сильный бегун на дистанции не может ждать слабого. Если кто-то исключительно в научных целях интенсивно осваивает ближний и дальний космос, то к ним, к научным целям, естественно примыкают военные.


Что у нас происходит с наукой, в том числе и космической — школьники знают. В редких нелицеприятных высказываниях специалистов открывается общая картина, поражающая апатией, безразличием, если сказать жестко и правдиво — полной деградацией. Духовной, морально-волевой и, как следствие, материальной. Ушли последние титаны, ставившие перед собой и перед руководством страны масштабные задачи. Кто пришел к руководству на всех уровнях — бог весть. Мелкие детали ярко характеризуют общую картину. Михаил Тюрин (два полета на международную космическую станцию — МКС) рассказывал, как обсуждали сложную посадку Николая Бударина. Он приземлился далеко от намеченного района. Начальство грозно спрашивало: почему так долго искали? Что надо сделать, чтобы впредь такое не повторялось?! "Докладывают: можем сделать требуемую систему, но для этого необходимо пять лет и столько-то денег. Тут космонавт Павел Виноградов берет слово: "Зачем так сложно. Зайдите в ближайший магазин и купите спутниковый телефон".

По словам Михаила Тюрина, истинное положение в космосе и на земле мы воочию увидим уже через три года. "Ресурс МКС рассчитан до 2015 года. В 2010 году американские шаттлы ставятся на прикол и больше летать не будут. Представим, что завтра американцы скажут: мы выходим из программы. Но это будет означать и конец российской пилотируемой космонавтики... Без американских систем связи мы даже хорошую фотографию в Центр управления полетами (ЦУП) передать не сможем. Разве что файл со страничкой текста. Придется диски с данными на кораблях возить туда-обратно с запаздыванием до полугода. Впрочем, науки нашей все равно на борту нет. Следовательно, и делать-то там нечего. Ну, и кому такая станция нужна?"

Однако пока никто не бьет тревогу. Большое количество "протонов" и "союзов" военного назначения работают ныне на мирный космос, на вывод спутников на орбиту — и начальство премного довольно. Довольны и американцы, они всегда могут арендовать нашу ракету или слегка ее переделать для сиюминутных целей. Они на мелочи не отвлекаются. Пока мы упиваемся обилием бесплатно доставшихся от СССР "союзов", американцы создают "световой корабль" — без топлива, получающий энергию с Земли по лазерному лучу. Двенадцать-пятнадцать лет назад мы воспринимали эту идею как научную фантастику в чистом виде.


Но если запуск американского космолета российская пресса почти не заметила (сюжет в новостях НТВ и молчание на Первом канале и "России"), то договор Медведева-Януковича назвала стратегической победой. Речь об известном соглашении, по которому мы в течение десяти лет поставляем Украине газ со скидкой в 30 процентов, а взамен продлеваем срок аренды военной базы Черноморского флота в Севастополе до 2042 года.

Что дает договор Медведева-Януковича военному потенциалу России?

Сейчас на вооружении Черноморского флота находится 32 корабля, включая спасательной судно "Коммуна" 1915 года рождения. Из них сейчас к списанию готовятся 7 судов. Средний возраст кораблей — 30-40 лет. То есть предельный. К 2015 году практически все они придут в негодность.

Вообще флот, запертый в закупоренном водоеме, без выхода в Мировой океан, не имеет стратегического значения. (Выход через Босфор и Дарданеллы в Средиземное море и далее контролируется Турцией — страной, входящей в НАТО.) Впрочем, в современной войне основное значение имеют неуловимые и неуязвимые подводные лодки с баллистическими ракетами на борту. Но на ЧФ она одна — со стапелей сошла в 1989 году.

Значит, сейчас надо заново строить новый флот. Практически заново создавать его ремонтную и эксплуатационную базу. При этом платить Украине немалые деньги за аренду, а также терять миллиарды и миллиарды на экспорте природного газа.

В конце концов, если все придется создавать заново, то не выгоднее ли вообще перенести базу ЧФ на российскую территорию. (Она строится ни шатко ни валко в Новороссийске с 2003 года.) Оттуда уж никто не потребует вывода через какой-то оговоренный срок. Договор Медведева-Януковича обойдется нам в 40 миллиардов долларов. Есть ощущение, что украинская сторона такого подарка не ожидала. Премьер-министр Украины Николай Азаров в первые часы даже проговорился: "За 40 миллиардов долларов можно построить 5 таких баз. Наверно, да. Мы не считали, но, наверное, можно".


Если договор назвали стратегической победой Медведева, то в чем стратегия? Еще 25 лет негарантированного присутствия ржавых, негодных к эксплуатации кораблей в украинских водах? Негарантированного, потому Украина бурлит, оппозиция обещает тут же расторгнуть договор при смене власти. Значит, потом все бросим, вбухав в черноморское дно 40 миллиардов.

Создается впечатление, что главная стратегическая победа — условно политическая: сам факт присутствия на украинской земле, иллюзия контроля над Украиной. Возможно, кукиш украинским политическим силам, неприятным российскому правящему тандему. Нечего сказать, достойная цель и мотивация для великой державы.

Слесарь, донецкий рабфаковец Никита Хрущев мыслил космическими масштабами. Сейчас, по истечении исторического срока, мы можем зримо представить себе 1961 год, его место в череде времен. Пятнадцать лет назад (всего лишь!) закончилась Великая Отечественная война, которая длилась четыре года, предельно истощив людские и материальные ресурсы страны. Европейская часть СССР, научный, промышленный центр — в руинах, Сибирь и Казахстан — бараки вокруг эвакуированных заводов.

Казалось бы, не до спутников и ракет. Однако в 1961 году в космическое пространство вышел Юрий Гагарин.

Что такое пятнадцать лет в нашей современности? Пятнадцать лет назад закончился первый срок президентства Ельцина, и он выставил свою кандидатуру на новых выборах (и победил Зюганова). Почти двадцать лет прошло, как распался СССР — без войн и разрухи. Десять лет назад к власти пришел Владимир Путин. И за эти десять-двадцать мирных лет космическая отрасль пришла в полный упадок, деградировала на уровне масштабов, мыслей, целей, задач. Что сделали и делают американцы, известно. А мы в это время державно сохраняем ржавые корабли в украинских водах и называем это стратегической победой.