Нам нечего бояться, кроме самого страха

Опубликовано: 1 мая 2010 г.
Рубрики:

Эти слова принадлежат Франклину Делано Рузвельту, одному из самых выдающихся американских президентов. Мудрый был человек. И хотя слова эти были произнесены много десятилетий назад, тем не менее, мне кажется, они звучат актуально и сегодня.

Правда, у каждого поколения свои страхи. В те времена, когда это было сказано, в Америке была Великая Депрессия, а потом — самая кровопролитная война в истории человечества, затем был страх перед тем, что наша планета может быть уничтожена из-за ядерного противостояния двух сверхдержав. Америка говорила о коммунистической экспансии, в России говорили о происках мирового империализма. Была холодная война, затем...

Можно еще долго продолжать. Сейчас мировой цивилизации, как мне представляется, в глобальном плане ничего не угрожает. Правда, существуют в мире силы, которые готовы были бы бросить вызов цивилизации, исходя из своих национальных или религиозных догм. Но такие силы не могут нанести западной цивилизации существенного урона. Если условно наш мир разделить на силы добра и зла, то силы добра гораздо лучше экипированы для защиты и нападения, если понадобится. Когда грязные и невежественные варвары наступали на Древний Рим, у них не было Цицерона и Сенеки, Марка Аврелия и литературы, культуры. Но Рим проиграл гуннам, потому что при всей своей культуре и духовности, при всех своих поэтах и философах его вооружение было таким же, как у варваров: те же катапульты, копья, стрелы и мечи. Гитлер мог при известном стечении обстоятельств повернуть судьбы мира. У современных варваров, которых немало сейчас в мире, нет ни малейшего шанса, если дело дойдет вдруг до открытого глобального противостояния, бросить вызов силам добра и навязать ему свою идеологию и свои обычаи. Урон демократии они могут причинить большой, но для них самих это будет очень быстрым самоубийством. Никогда еще в истории человечества у сил добра не было такого преимущества над силами зла, как в наше время. Современная цивилизация, в случае открытой угрозы ей, если дело дойдет до использования ее военных арсеналов, сметет силы, поддерживающие фанатизм с лица земли. Так, во всяком случае, мне представляется.

Глобального страха не осталось, но остались страхи другого рода, вполне реальные, но не столь масштабные. Недавно ушел из жизни хороший, на мой взгляд, писатель Майкл Крайтон. Широкой публике он известен в основном своими книгами о динозаврах, по которым были поставлены фильмы, обошедшие мировой экран. Но он писал и очень значительные романы. Один из них "State of Fear", написанный им незадолго до смерти. Он пишет, что с падением берлинской стены образовался некий вакуум. Но природа не терпит пустоты. И на смену тем страхам пришли иные. В наше время человек всего боится. Боится незнакомцев, болезней, преступлений, окружающей среды, еды, которую он ест, химии, новых технологий и т.д. И этот страх изо всех сил подпитывают в нем общественные институты. Политики, которым нужен страх, чтобы держать население под контролем, юристы, которым надо делать деньги, журналисты, которым нужен страх, чтобы иметь повыше рейтинг. Свою лепту вносят и ученые, которые нас всячески запугивают обещаниями разных катаклизмов. Взять хотя бы эти дискуссии о глобальном потеплении.

Я согласен с Крайтоном. Действительно, нас постоянно запугивают. Помните эту прошлогоднюю вакханалию со свиным гриппом, такое было чувство, как будто мы в средние века живем и на весь мир обрушивается страшнейшая эпидемия чумы. Заголовки — в Мексике умерло несколько десятков от свиного гриппа, в Америке умер один человек. Меня заклеймили позором, упрекали, что я недооцениваю страшной угрозы, грозящей человечеству. А я говорил в эфире, что не надо впадать в панику и надо реально отдавать себе отчет, что если в любой стране от этого самого гриппа умирают люди, то их, конечно, очень жаль, но в то же время от обычных форм гриппа и осложнений из-за них в мире ежедневно умирают многие тысячи людей. Никто же не подсчитывает каждый день их смерти. Я помню, мне надо было лететь в Прагу на марафон, и я волновался, что рейсы отменят, потому что в газетах были слухи о том, что в мире могут быть закрыты границы, чтобы обезопасить страны от контактов с больными. Вспомните, чем все это обернулось. Оказалось, что это очередная весьма противная разновидность гриппа. И не было, к счастью, предрекаемых миллионов смертей. Но кое-какие компании здорово на всем этом нажились.

Или нас достают этими бесконечными советами и угрозами. Ешьте то-то и то-то, ведите себя так то, иначе будет инфаркт, рак, инсульт и множество других смертельных опасностей. Сегодня ученые одного университета доказывают одно, а завтра ученые другого университета доказывают нечто противоположное. Нигде в мире нет такого количества ожиревших людей, как в Америке. Но колеса индустрии вертятся. Нигде в мире не зарабатывают столько на здравоохранении, как в Америке. В общем-то, врачи правы, рано или поздно с каждым из нас что-то произойдет, из этого мира никто еще живым не уходил. Но зачем так пугать и видеть идеал американца в человеке, который по каждому чиху бежит к врачу, непрерывно лечится и без конца пополняет запасы лекарств. Конечно, я не говорю об исключительных случаях, которые не так уж часто бывают в жизни. Кстати, у хорошего врача много пациентов не бывает, он их лечит по-настоящему, а к плохому все время ходят, из года в год, почти как на работу. Но я не о медицине (об этом я писал не раз), а о других страхах. И здесь, признаюсь, я тоже не без греха.

Меня, как, наверное, и многих радиожурналистов, упрекают в том, что в выпусках новостей, которые я читаю, очень много негативной информации. Теракты, насилие, катастрофы, преступления, наводнения, землетрясения и все прочее из такого же круглосуточного фильма ужасов, который, увы, крутится чуть ли не каждый день на нашей планете. Я признаю справедливость этих упреков, но в то же время не совсем понимаю, а что мне делать. Где-то произошел очередной теракт — что же, мне о нем не говорить, замалчивать его? Или упал самолет, погибли люди, что же, игнорировать это прискорбное событие? Меня спрашивают, почему так мало положительных новостей? А где их взять? Говорят, была когда-то попытка создать газету, состоящую только из положительной информации. Так эта газета не продержалась и двух недель.

Ну, предположим, не дам я информацию о потерпевшем катастрофу самолете, а зачитаю информацию о том, что сегодня самолет, вылетевший из пункта А в пункт Б благополучно приземлился. И дам еще десять тысяч подобного рода сообщений, поскольку самолеты, к счастью, падают очень редко. А вам будет интересно перечисление благополучно завершенных рейсов? Вопрос, конечно, риторический.

Кстати, о самолетах. Я довольно часто летаю и, конечно, без особого восторга подвергаюсь разным процедурам досмотра. Но, естественно, понимаю, что это необходимо для безопасности, для того, чтобы чувствовать себя спокойнее. Разумеется, каждый человек, кто летает, осознает риск. Увы, самолеты иногда падают. Хотя статистика говорит, что в среднем в Соединенных Штатах в год гибнет примерно пятьсот человек, то есть в десятки раз меньше, чем при автоавариях. Я лично, когда летаю, опасаюсь, как бы не застрять в пути из-за какой-нибудь забастовки. В последнее время это стало модно в Европе, бастуют, борясь за свои права. Я очень уважаю права трудящихся, но мне очень не нравится, когда я из-за этого страдаю. Несколько раз со мной такое случалось. Вместо полета получаешь извинение. И любезное напоминание, что твой билет действителен на ближайшие три месяца. Но мне надо не через три месяца, я покупал билет заранее именно на этот день. Тысячи людей возмущаются вместе со мной. Правильно поступил в свое время президент Рональд Рейган, когда уволил забастовавших авиадиспетчеров. Есть некоторые профессии, представители которых бастовать не имеют права. Это я так думаю. Другие думают иначе, и с моим мнением, как всегда, никто не считается.

Жизнь подбрасывает все новые поводы для страхов. Теперь буду бояться и вулканов, о которых раньше никогда и не слыхивал. Кстати, если забастовки авиаработников можно и предупредить, а в иных случаях и запретить, то что можно сделать против вулканов?

Но я сейчас не о задержках авиарейсов. Я о кампанейщине в деле с безопасностью.

Несколько лет назад один мерзавец пытался взорвать самолет взрывчаткой, провезенной в подошвах его обуви. После этого всех стали заставлять снимать обувь при проверке в аэропортах. Перед этим рождеством другой мерзавец пытался взорвать самолет взрывчаткой, каким-то порошком, который он спрятал в трусы, но это не сработало. Сам он при этом обжегся. Нашлись смелые пассажиры и члены экипажа, которые скрутили его. Этот нигериец поставил на уши службы безопасности во многих странах. Как будто наступил момент истины, как будто были им сделаны какие-то открытия, ранее недоступные человеческому уму. После этого соответствующие службы заговорили о сканировании пассажиров. Все это правильно и необходимо. Но почему это не было сделано раньше?

У меня, как и других, возникает множество вопросов. В Америке 16 разведывательных организаций, на которые выделяются десятки миллиардов долларов, работает там неисчислимое множество людей. Они многое делают для того, чтобы предотвращать теракты. У них тяжелая, сложнейшая работа. Но с них и много спрашивается, потому что от них зависит не только наше благополучие, но и наше выживание. И к ним немало вопросов..

Читайте полную версию статьи в бумажном варианте журнала. Информация о подписке в разделе Подписка