Gool Girl

Опубликовано: 16 декабря 2009 г.
Рубрики:

Крутой клубешник, Дашка! — Лена едва перекрикивала трансовую композицию очередного супермодного ди-джея, децибелами бьющую по клеточным ядрам. Собственный голос казался Лене не своим, а идущим откуда-то со стороны, она почти не слышала сама себя, но ее подруга недовольно поморщилась, пододвинула к уху Лены перламутровые ботексные губки и крикнула:

— Ты достала! Сколько можно повторять — не Дашка, а Дарина! Читай по губам — Да-ри-на!

Лена засмеялась, кивнула и, ритмично двигая плечиками в такт музыке, потянула через соломинку коктейль и принялась разглядывать публику. Даша-Дарина сделала наращенным ноготком жест бармену — повтори! — и через минуту ее холеное розово-мраморное личико утратило признаки недовольства и приняло прежнее выражение — высокомерного превосходства над окружающими!

Даша сменила имя год назад вместе с фамилией — замуж вышла. Простецкое "Дарья", решила она, больше подходит колхозной доярке, нежели гламурной девушке, состоящей в браке с успешным бизнесменом, проживающей в элитном коттеджном поселке и несколько раз в год отдыхающей на лучших мировых курортах. Собственно, от прежней Даши, однокурсницы Лены, не осталось ничего, кроме отчества. Еще до замены данных в паспорте Даша полностью изменила самое себя, даже внешне. Единожды вняв призыву: "Бери от жизни все!", она критически и адекватно оценила имеющиеся в ее распоряжении возможности и разработала простую программу воплощения этого лозунга в жизнь. Программа состояла из нескольких этапов, и для краткости Даша превратила ее в формулу: "эффектная внешность равно максимально широкий круг поклонников равно богатый муж равно беззаботная жизнь равно счастье". Химически отбеленные зубы, модно окрашенные волосы, постоянный абонемент в фитнес-клубе, солярий и бассейн, гардероб от ведущих дизайнеров, личный массажист, искусственно вылепленная из ничего грудь, хирургически исправленный профиль, глаза, превращенные линзами из пепельных в бирюзовые — картинка из глянцевого журнала! Каждый новый мужчина становился ступенькой на лестнице ее восхождения, оплачивая какой-либо этап превращения Дарьи в Дарину. Наконец, формула сработала, Даша сорвала джек-пот в виде феерически удачного замужества и была счастлива. Цепкими лапками она брала от жизни все.

Встретив случайно на днях свою однокурсницу, Даша испытала сложносоставное чувство: жалость, снисходительность к "лохушке", ломающейся за три копейки помощником юриста в каком-то банке, желание наставить неразумную на путь истинный и продемонстрировать практические результаты правильного образа жизни. С этой высокой целью Даша и пригласила Лену в клуб, выбрав вечер, когда муж был занят с партнерами по бизнесу.

Накачавшись коктейлями и достигнув достаточного градуса веселости, Лена отправилась было на танцпол, но Даша взяла ее за запястье и выкрикнула в ухо:

— Мне здесь надоело! Пойдем на воздух!

Июльская ночь тепло дохнула в лица девушкам, почти не освежая разгоряченной крови. Недалеко от входа в клуб лаково алел, отражая неоновые брызги, двухместный Maserati Spyder. Даша, продолжая держать подругу за руку, повела ее прямо к автомобилю.

— Вау! Это что, твоя тачка?! — взвизгнула от восторга Лена.

— Ну что? Кульненько? — в голосе Даши было нескрываемое самодовольство.

— Ага… — только и сумела выдохнуть Лена.

— Прокатимся! — скомандовала Даша, открывая дверцу и садясь за руль.

— Ты что, обалдела?! — засмеялась Лена. — Ты же под градусом! Прав лишат!

— Меня?! — надменно вскинула тонкие брови Даша и фыркнула. — Садись, не будь занудой!

Шикарный кабриолет багровой стрелой пронзал ночные проспекты, устремляясь за город. Тонкие девичьи пальчики сжимали руль, динамики вбивали энергию в пульс, взвинчивая нервы до предела.

— Нравится? — весело крикнула Даша, косясь на Лену хмельной бирюзой линз.

— Еще бы! Супер! — засмеялась Лена, подняла обе руки вверх, давая стремительному потоку воздуха туго ударить по пальцам, и крикнула: — Кру-у-то-о!!!

— А знаешь, почему я все это получила? Потому что перестала верить сказкам о великой любви и прекрасных принцах! Потому что перестала быть размазней, не захотела выпрашивать у жизни подачки! Потому что взяла ее в свои руки и забрала сама все, что хотела!

Встречный ветер бил по волосам, музыка била по барабанным перепонкам, розовое кукольное личико Даши приобрело жесткость гранита, взгляд стал диким, как стихия.

— Бери жизнь, — кричала она, — дави на нее изо всех сил, иди по головам и плюй на тех, кто скажет, что ты чудовище! Забудь о том, что кому-то нужна какая-то там твоя душа! Все эти душеспасительные теории — мифы для трусов и лузеров! Есть одна реальность — деньги правят миром! Все остальное — бред! Смотри — миром управляют деньги, деньгами управляет мой муж, мужем управляю я, значит, я управляю миром!..

Дальний свет выхватил из темноты стоящую на обочине бело-синюю машину ДПС1 и начал приближать ее со скоростью сто пятьдесят километров в час.

— Дашка! Там менты!

— Меня зовут Дарина! — крикнула Даша и яростно утопила в пол педаль газа.

Следующая секунда длилась вечность. Прямо перед машиной возник едко-лимонный светоотражающий жилет, взметнулся черно-белый жезл, и в правую фару ударилась темная масса, перелетев через капот и голову завизжавшей в ужасе Лены.

— Дарина Игоревна, я советую вам ответить на мои вопросы.

Молодой следователь в прокурорской форме постукивал ручкой по столу и утомленно смотрел на Дашу, которая, закинув одну точеную ножку на другую, курила с самым безмятежным видом.

— А я советую вам вернуть мне мою машину! — сказала она, выпуская длинного дымного змея изо рта. — Куда эти козлы ее дели?

— Выбирайте выражения! — одернул Дашу следователь. — Ваша машина пока будет находиться на нашей стоянке…

— Интере-есное кино! — протянула Даша. — И на чем же я отсюда поеду, а?

— Дарина Игоревна, по всей видимости, вы поедете отсюда прямиком в следственный изолятор и отнюдь не на своей машине, — следователь внимательно наблюдал за Дашей, продолжая постукивать ручкой по бланку протокола. По лицу его визави было невозможно прочитать, притворяется ли она или же действительно не понимает, что только что совершила тяжкое преступление, и ей грозит серьезное наказание.

— В следственный изолятор? С чего бы это вдруг? — Даша вздернула брови с хорошо разыгранным изумлением.

— Неужели непонятно? — едва-едва держа себя в руках, спросил следователь. — Вы, милейшая, человека убили!

— Кого-кого? Че-ло-ве-ка? — Даша презрительно фыркнула. — Этот мент бросился мне под колеса и, между прочим, разбил мне фару! Кто будет оплачивать ремонт? Ты знаешь, сколько стоит эта машина? Знаешь? Больше, чем все менты вместе взятые!

Следователь слушал Дашу, и его лицо быстро затекало злой и страшной бледностью.

— Мент?.. Вы убили человека, — тихо, почти шепотом произнес он. — Ему было всего двадцать пять — ваш ровесник. Вы. Убили. Человека. У него осталась семья. Вы будете отвечать за это.

Даша смерила следователя холодным пластиково-бирюзовым взглядом и ответила:

— Сейчас сюда приедет мой муж, и ты ответишь за свои угрозы. А пока распорядись, чтобы мне вернули машину…

Из зала суда Лена выходила на подкашивающихся ногах. Дашин адвокат настаивал на том, что сотрудники ДПС, по своему обыкновению, "спрятали" свою машину так, что на ночной трассе Даша слишком поздно заметила пост, не успела среагировать, испугалась и перепутала педали газа и тормоза. Дескать, "гаишники" сами виноваты — нечего прятаться. Лена, как главный свидетель, стараясь держаться уверенно, но предательски краснея под взглядом судьи, подтверждала эту версию — они просто не увидели милиционера. Но еще сильнее, чем собственная ложь и проницательные глаза судьи, смущали Лену другие взгляды, которые она ощущала затылком — это были взгляды, в которых темным монолитом встала навеки скорбь, взгляды отца и матери погибшего инспектора.

На лестнице Лену обогнал муж Даши в нервно расслабленном галстуке, бросив холодный, быстрый и ничего не выражающий взгляд. Поговаривали, будто он пытался повлиять на следствие, используя какие-то свои ходы и деньги, однако процесс приобрел общественный резонанс, статья была тяжкая, прокуратура шла на принцип, и все усилия оказались напрасны — Дашу осудили на семь лет колонии общего режима.

В небольшом скверике перед зданием суда Лена опустилась на скамейку напротив большой пестро-цветущей круглой клумбы. Перед ее глазами еще стояло надменное личико Даши, еще шевелились безмолвно ее пухлые губки, отвечающие на вопросы прокурора и адвоката, еще поддельно наивно трепетали над бирюзой глаз густые наращенные ресницы — даже в такой ситуации Даша была похожа на дорогую коллекционную куклу. Единственной натуральной, неподдельной, не наигранной краской стала чуть зеленоватая бледность, растекшаяся по фарфору Дашиных щек, в тот момент, когда провозглашался приговор…

"Все правильно! — думала Лена, вспоминая трясущиеся губы и слезы матери погибшего инспектора ДПС. — Все справедливо! Дашка видела его! Я ей крикнула и показала на него, но она не затормозила. Она сбила его специально! Это был ее пьяный понт: "Я правлю миром!" Cool girl, блин...


    1 Дорожно-патрульная служба