Пыль

Опубликовано: 1 сентября 2009 г.
Рубрики:

По субботам мы с женой встаём поздно. Не спеша одеваемся и садимся завтракать. Я посматриваю на неё и думаю о том, повезло мне в этой жизни или нет. Дело в том, что моя жена очень красивая женщина. Согласитесь, что женитьба на красивой женщине имеет свои особенности. Надо приложить много усилий для того, чтобы её от вас не увели.

Не знаю по какой причине, но по субботам, именно по субботам мою жену одолевают проблемы глобального, мирового характера.

— Как ты думаешь, — спрашивает она, намазывая масло на поджаренный бублик, — откуда берётся жизнь?

— Этого я не знаю, — говорю я, — и, по моему, никто не знает. В своё время Чарльз Дарвин пытался дать объяснение...

Я всё знаю про Дарвина, — прерывает она меня, — но в последнее время меня стали одолевать сомнения. Жизнь так многообразна, всё живое устроено так мудро, что поневоле начинаешь думать о божественном происхождении...

— Совершенно с тобою согласен, — говорю я. — Как объяснить, например, что из многих тысяч девочек, которые рождаются на земле каждый день, только единицы по-настоящему красивы. Не означает ли это, что все красавицы, проходят по специальному списку, утверждённому сверху.

Преподнеся в такой завуалированной форме моей жене комплимент, я приглашаю её пойти погулять.

— Я бы с удовольствием, — говорит она, — но только я совсем забыла тебе сказать. Мне звонила Ленка и просила принять одного молодого человека. Он торгует пылесосами.

— А причем здесь мы? — спрашиваю я.

— Видишь ли, это не обычные пылесосы. Они водяные и очень эффективные. Сейчас многие обзаводятся такими пылесосами. Но, самое главное, мы вовсе не обязаны ничего покупать. Ленка просила просто оценить, как он работает.

— Пылесос?

— Нет. Молодой человек, который их продаёт.

Молодой человек появился через час. Он тащил на тележке огромный ящик.

— Джон, — сказал он. — Меня зовут Джон. Не думайте, что я приехал, чтобы уговорить вас купить что-нибудь. Нет, я приехал, чтобы протянуть вам руку помощи. Вам кажется, что вы окружены друзьями, родными, близкими. Ничего подобного, вы окружены пылью. Пыль, она всюду: на вашем столе, за которым вы сидите, на пище, которую вы едите, в воздухе, которым вы дышите. Она скрипит на ваших зубах, она забивает ваши лёгкие. От неё нет замков, от нее нет спасения.

— Если это так, — удивляюсь я, — тогда зачем же вы приехали, Джон?

— Потому, что сейчас уже появилась надежда. Вот она здесь перед вами. Он вытащил из ящика и показал нам сверкающее хромом изделие.

— Вы, наверное, думаете, — говорит он, — что это пылесос. Нет, господа, ошибаетесь. Это пожиратель пыли. Он уничтожает её в считанные минуты.

— Но ведь то же самое делают и другие пылесосы, — замечаю я.

— Разумеется. Но они жалкие любители по сравнению с моим. Какой у вас пылесос?

— "Панасоник", — говорю я и вытаскиваю из кладовки хорошо послуживший мне агрегат.

— Но ведь он собирает пыль в мешочек. Пробовали ли вы подсчитать, во сколько вам обходятся эти мешочки. Мой отправляет пыль в воду. Вы заливаете в резервуар воду и потом сливаете её в туалет вместе с пылью. Никаких затрат. Сколько же лет он у вас, этот "Панасоник"?

— 6 лет.

— Старичок, — говорит он, — наглотался пыли за 6 лет. Пора уже и на покой.

— Ничего подобного, — возражаю я. — Он еще полон энергии.

— Сейчас посмотрим, — говорит он. — Когда вы убирали эту комнату?

— 2 дня тому назад.

— Вы делали это тщательно? Вы протирали мебель влажной тряпкой? Вы пылесосили пол, ковёр, диван? Как насчет компьютера?

— Конечно, и его тоже.

Он включает свой пылесос в сеть и одевает одну из насадок. Мотор работает мягко, почти бесшумно. Сначала Джон пылесосит участок ковра, потом меняет насадку и легко касается поверхности моего компьютера.

— Я думаю этого достаточно, — говорит он. Вытаскивает резервуар с водой и демонстрирует толстый слой грязи на её поверхности.

— А ведь я только начал, — замечает он. — Если вы купите у меня пылесос, я сделаю влажную уборку одной из комнат вашей квартиры и обработаю её моим пылесосом совершенно бесплатно. Я гарантирую вам абсолютное отсутствие пыли в течение недели.

— Сколько же он стоит, этот ваш пожиратель? — спрашиваю я.

— Две тысячи, — говорит он.

Я даже подскочил на диване.

— Я не ослышался, вы сказали две тысячи?

— Это уникальное изделие, он прослужит вам 20-30 лет, сколько понадобится. И вы забудете о том, что существует пыль на земле.

— Да, но я могу купить отличный пылесос за 300.

— Разумеется. Какая у вас машина? Тойота? Очень хорошая машина. Но вы можете сравнить её с Феррари?

— Но мне не нужен Феррари, — возражаю я. — Я не собираюсь никого обгонять.

— Но вы не должны нам платить всю сумму сразу, — объясняет он. — Мы дадим вам любую рассрочку. Вас не обременит 100 долларов в месяц?

— Мы должны подумать, — говорит моя жена.

— Отлично, — восклицает он, — я выйду, покурю. — Двадцать минут будет достаточно, чтобы принять решение?

Он выходит, и жена говорит мне:

— Ленкины знакомые купили у него. Они страшно довольны. И мы навсегда избавимся от пыли. Надо же подумать о своём здоровье, Толик.

— Моей маме скоро 80, — замечаю я. — Когда она родилась, пылесосов, возможно, вообще не существовало. Это сейчас у неё есть какой-то дешевенький. Так что, можно считать, что она всю жизнь дышала этой пылью. И, ты знаешь, она очень неплохо себя чувствует.

— Уж, не считаешь ли ты, что пыль полезна? — возражает она. — И не ссылайся, пожалуйста, на свою маму. У неё вообще железное здоровье. Я очень хочу этот пылесос, Толик.

Через 20 минут Джон возвращается, и я вручаю ему чек на 100 долларов.

— Можете приступать к уборке нашей спальни, — говорю я.

— Ну, вот, — удовлетворенно замечает он. — Теперь вы члены нашей семьи.

Он показывает нам фотографию. Красивая женщина сфотографирована у входа во дворец.

— Это наша хозяйка, — объясняет он. — Она президент нашей фирмы.

— А что это за дворец? — спрашиваю я.

— Это её особняк на Гавайях.

— Боже мой, почему так далеко.

— Не имеет значения, — говорит он. — У нас же свой джет.

Он включает пылесос и минут 40 обрабатывает нашу спальню.

На следующее утро мы просыпаемся рано, жена втягивает в себя воздух, и лицо её озаряется счастливой улыбкой.

— Как легко дышится, — восклицает она.

— Что ты собираешься делать? — спрашиваю я.

— Хочу подъехать в Манхэттен, — говорит она, — мне необходимо постричься.

— Опять поедешь к этому балбесу?

— Почему же к балбесу, — удивляется она. — Он очень хороший мастер.

— Возможно, — говорю я. — Я же его один раз видел. У него на голове какая-то невообразимая каша. Кроме того, он всё время кривляется и травит анекдоты.

— Конечно, он очень дорогой, — замечает жена. — Зато он придаёт моей голове оригинальную форму.

— Я слышал что в нашей парикмахерской (мы живём в Нью-Джерси, в маленьком городке) есть отличная мастерица. Она придаст твоей голове любую форму, которую ты закажешь. Кроме того, она, в отличие от балбеса, берёт за стрижку не 125, а всего лишь 25 долларов.

— Я не могу доверить свою голову, кому угодно, — обиженно говорит она.

Она уезжает, а я принимаюсь за работу. Достаю из кладовки свой старый пылесос и вставляю новый мешочек для пыли. Затем начинаю старательно убирать и пылесосить нашу спальню. Ту самую комнату, которую накануне обрабатывал Джон. Меняю насадки и залезаю во все углы.

К вечеру приезжает моя жена и демонстрирует стрижку.

— Замечательно, — восхищаюсь я.

— Тебе действительно нравится?

— Очень нравится. Я с трудом тебя узнал.

— Я думаю о нашей квартире, — замечает она. — Теперь, кажется, у нас всё есть. Осталось только купить стеклянную горку.

— Какую еще горку? — удивляюсь я.

— Красивую горку, возможно, даже антикварную. У нас есть несколько хрустальных вещичек, которыё стоят в закрытом буфете и совершенно не видны.

— Но я слышал, что горки уже вышли из моды.

— Предоставь это мне, — говорит она. — Я уже кое-что присмотрела.

— Боюсь, что с горкой придётся немножко подождать, — осторожно замечаю я, — мы же только что сделали большую покупку.

— Как жаль, — вздыхает она. — Но я, всё равно, очень довольна, что мы купили этот пылесос. Жизнь без пыли. Ты можешь себе такое представить?

— Не совсем так, — отвечаю я. — Пока ты ездила в Манхэттен, я заново пропылесосил нашу спальню.

— Новым пылесосом?

— Да, нет, старым.

— А зачем ты это сделал, Толик?

— Просто так, для интереса.

— И что же?

— Да, вот, — говорю я и показываю ей туго набитый мешочек с пылью.

Больше мы на эту тему не разговариваем, но утром в понедельник я просыпаюсь рано и вижу, что она тоже не спит. Лобик у неё наморщен.

— Вот я всё думаю, думаю, — говорит она.

— Откуда берётся жизнь?

— Да, нет же, другое... Откуда берётся пыль, и куда деваются деньги?