Рекордсмен Мэдофф

Опубликовано: 1 июля 2009 г.
Рубрики:

В практике федерального судьи Денни Чина были случаи, когда он приговаривал осужденных по максимуму. В феврале этого года перед ним предстал Марк Бренер, владелец борделя, услугами которого пользовался бывший губернатор штата Нью-Йорк Элиот Спицер.

Федеральное "Уложение о наказаниях" предусматривало тюремный срок от 24 до 30 месяцев. Чин, родившийся в Гонконге и выросший в Нью-Йорке, приговорил Бренера к 30 месяцам, то есть к максимуму.

Но практически никто не ожидал, что он даст максимальный 150-летний срок Бернарду Мэдоффу, строителю одной из крупнейших финансовых пирамид в американской истории.

В марте Мэдофф официально признал себя виновным по всем 11 пунктам обвинительного заключения. Ни по одному из них ему не грозило больше 20 лет. Для того, чтобы приговорить его к 150-летнему сроку, которого требовала прокуратура, Чин должен был сложить приговоры по разным пунктам. Обычно федеральные судьи этого не делают, поэтому подавляющее большинство юристов сейчас предсказывали, что Мэдофф получит от силы 20, максимум 30 лет тюрьмы.

Некоторые были уверены, что ему дадут гораздо меньше. "Этот тип никого не убивал, он никого не изнасиловал и не растлевал малолетних, — сказал Los Angeles Times нью-йоркский адвокат Стивен Фелдман. — Он украл кучу денег, и это ужасно. Но если не поддаваться истерии, то у нас, как правило, не выносят пожизненных приговоров людям, которые украли кучу денег".

Приговор, который Чин огласил в конце полуторачасовой церемонии, застал юристов врасплох и приятно удивил десятки потерпевших, сидевших в зале суда на специально отведенных местах. Они разразились аплодисментами. Я бывал в США на десятках приговоров и до сих пор ни разу не видел, чтобы они сопровождались овациями.

После того, как Мэдофф признал себя виновным, Чин отправил его дожидаться приговора в федеральную тюрьму, находящуюся через улицу от здания суда. Обычно осужденных приводят на приговор в тюремной одежде, но Чин в порядке исключения позволил финансисту явиться в темном костюме и белой рубашке с галстуком.

В остальном он был к Мэдоффу безжалостен и особо подчеркнул, что тот отказался сотрудничать с властями, которые безуспешно искали помощи финансиста в поисках его сообщников и спрятанных авуаров. Мало кто сомневается, что Мэдофф проворачивал грандиозные многолетние аферы не в одиночку, но пока к суду привлечен лишь его главбух Дэвид Фрилинг, обвиняемый в махинациях с ценными бумагами.

Мэдофф разорил сотни людей, доверивших ему свои сбережения, и судья давно назначил уполномоченного по имени Ирвинг Пикар, который пытается разыскать остатки его состояния и вернуть потерпевшим хотя бы часть денег. По словам прокуроров, перед арестом Мэдофф явно пытался утаить от них по крайней мере часть своих капиталов: ФБР обнаружило в его столе около сотни чеков на общую сумму 173 млн. долларов, выписанных на его родных, друзей и любимых инвесторов, но еще не отправленных.

Прокуратура говорит, что Мэдофф строил свою пирамиду еще с 1980-х годов. Защита доказывает, что его афера ведет свое начало к 1990-м годам. Но обе стороны согласны, что общий объем нанесенного им ущерба на данный момент чуть превышает 13 млрд. долларов.

СМИ предпочитают оперировать более солидной цифрой 65 млрд. Это цифра возмущает адвоката Соркина, который напоминает о ее происхождении: на конец ноября прошлого года фирма Мэдоффа управляла 4900 инвестиционными счетами и уверяла их владельцев, что у нее находятся в управлении в общей сложности 65 млрд. долларов. Поскольку эта сумма была мифической, Соркин призывает журналистов не принимать ее в расчет. Пока это глас вопиющего в пустыне.

Защита напоминала перед приговором, что уполномоченный Пикар уже разыскал авуары Мэдоффа почти на 2,5 млрд. долларов и пытается получить у инвесторов Мэдоффа еще 735 млн. через суд. Поэтому, по словам Соркина, ущерб, нанесенный мошенником, гораздо меньше, чем 13,266,363 долларов, которые ему вменяет прокуратура.

Поскольку приговор в таких случаях зависит, среди прочего, от объема похищенного, Соркин убеждал судью дать Мэдоффу только 12 лет. На практике это означало бы, что тот отсидит всего около девяти и еще может выйти на волю.

Но Чин, который выслушал перед этим выступления 9 потерпевших, был неумолим. "Говоря объективно, масштабы этой аферы захватывают дух, — заметил он. — Она тянулась более 20 лет". Он отверг сетования защиты на то, что происходящее есть "линчевание" Мэдоффа, и отмахнулся от сожалений, которые тот выразил в своем последнем слове.

Судья отметил, что не получил ни единого письма в защиту Мэдоффа, и что на церемонии нет ни его жены, ни сыновей, ни брата Питера.

"Я не прошу, чтобы вы меня простили", — заявил осужденный в своем последнем слове, и судья не проявил к нему снисхождения, отправив Мэдоффа за решетку до конца его дней.

Месяца через три Чин объявит свое решение о возмещении, которое должны получить потерпевшие. Пирамида Мэдоффа привела как минимум к одному самоубийству и заставила разоренных инвесторов на старости лет искать себе работу, а иногда сдавать бутылки и рыться в мусорных баках.

Как явствует из обнародованного в пятницу судебного документа, жена афериста Рут Мэдофф передала прокуратуре права на имущество стоимостью примерно 80 млн. долларов, а та согласилась после его продажи выписать ей 2,5 млн. долларов на жизнь. Рут, в частности, лишается своей манхэттенской квартиры стоимостью 7,5 млн. и рискует остаться бездомной: как сообщают нью-йоркские СМИ, пока в Манхэттене отказываются сдать или продать ей жилье, опасаясь, что она приведет с собой орду журналистов.

Власти уже давно заявили свои права на антикварный британский автомобиль Aston Martin DB2/4 стоимостью несколько сотен тысяч долларов, который Мэдофф подарил своему брату. Сейчас прокуратура получит еще "Мерседес" и "Фольксваген Туарег", яхты, дорогую мебель, утварь, драгоценности, меховые шубы Рут Мэдофф, яхты и виллы во Флориде и на Лонг-Айленде.

Часть потерпевших представляет видный нью-йорский юрист Майкл Шапиро, когда-то входивший в адвокатскую команду Вячеслава Иванькова по кличке Япончик. Шапиро сказал мне, что судит "третьих лиц", то есть хеджевые фонды, которые вкладывали деньги своих клиентов через фирму Мэдоффа.

"По закону они должны были выяснить, через кого они вкладывают деньги", — говорит юрист, который обвиняет эти фонды в нерадивости и требует, чтобы они возместили потерпевшим потерянные деньги.