Кришна

Опубликовано: 16 июня 2009 г.
Рубрики:

Продолжение. Начало в N8 [139].

Кришна погнал коней, и колесница очутилась под темным сводом баобабов. Все страшнее и чудовищнее становился лес; молнии освещали его; гром гремел не переставая.

— Никогда я не видал, — произнес Кришна, — чтобы небо становилось таким черным, а деревья так изгибались. Твой маг действительно могуществен!

— Кришна, победитель змей, герой горы Меру, неужели ты боишься?

— Пусть земля дрожит, пусть небо обрушивается, я не боюсь!

— Тогда спеши вперед!

Снова смелый возничий погнал лошадей, и колесница устремилась вглубь леса. И тогда гроза усилилась до таких ужасающих размеров, что гигантские деревья начали сгибаться. Сотрясаемый лес стонал, словно от завывания тысячи демонов. Молния ударила около самой колесницы. Раздробленный баобаб загородил им дорогу; кони остановились, дрожа, и земля заколебалась.

— Не божественного ли происхождения твой враг, раз Индра покровительствует ему так явно? — спросил Кришна.

— Мы приближаемся к цели, — сказал проводник царя. — Посмотри на этот свод из зелени. В конце находится жалкая хижина. Там и живет Васиштха, великий Муни, которого любят птицы и боятся дикие звери и которого водит газель. Но даже за целое царство я не сделаю ни шага далее!

При этих словах царь Мадуры побледнел: "Он здесь? в самом деле? за этими деревьями?" И, прижимаясь к Кришне, он заговорил взволнованным шепотом, дрожа всем телом:

— Васиштха! Васиштха, который замышляет мою погибель, здесь! Он смотрит на меня из глубины своего убежища... Глаза его преследуют меня! Спаси меня от него!

— Клянусь Махадевой, — воскликнул Кришна, спустившись с колесницы и перепрыгнув через ствол баобаба, — я хочу видеть того, кто заставляет тебя так дрожать?

Васиштха жил в этой хижине, затерянной в самой глубине священного леса, в ожидании смерти. Но еще до смерти тела он был освобожден из телесной темницы. Его земное зрение уже погасло, но он видел с помощью души. Его кожа уже не ощущала ни тепла, ни холода, но дух его жил в совершенном единстве с высшим духом. Он уже не видел явлений этого мира иначе, как в свете Брамы, молясь, размышляя и созерцая беспрерывно. Верный ученик приносил ему ежедневно из обители отшельников немного рису, который и составлял все его питание. Газель, щипавшая траву около него, предупреждала его своим криком о приближении диких зверей. Тогда он произносил шепотом Мантру, протягивал свой бамбуковый посох о семи узлах, и дикие звери удалялись. Что касается людей, он видел приближение каждого внутренним зрением на расстоянии нескольких миль.

Кришна, пройдя под темным сводом, внезапно очутился лицом к лицу с Васиштхой.

Глава отшельников сидел, скрестив ноги на циновке, прислонившись к стене своей хижины в состоянии глубокого покоя. Из его слепых глаз исходило сияние внутреннего видения. Как только Кришна увидал его, он немедленно узнал в нем "святого старца". Он почувствовал радость; восторг и благоговение наполнили его душу и, забыв царя, его колесницу его царство, он склонил колена перед святым и поклонился ему.

Васиштха, казалось, увидал его, по телу его пробежала легкая дрожь, он протянул об руки, чтобы благословить своего гостя, и уста его прошептали священное слово АУМ.5

Между тем царь Канза, не слыша ожидаемого крика и не видя своего возницу, проскользнул под сенью деревьев и остановился, как вкопанный, потрясенный видом Кришны на коленях перед святым отшельником. Последний направил свои слепые глаза на царя и, подняв посох, сказал:

— О, царь Мадуры, ты пришел убить меня; приветствую тебя! Ибо ты освободишь меня от бедствий телесного существования. Ты хочешь знать, где находится сын твоей сестры Деваки, тот, который воссядет на твой престол? Вот он, склонившийся передо мной и перед Махадевой, Кришна, твой собственный возничий! Пойми, о царь, до чего ты глуп и мерзок, если твой самый страшный враг есть тот, которого ты сам привел ко мне, дабы я мог открыть ему его великое предназначение. Трепещи! Ты погибнешь, и твоя низкая душа станет добычей демонов.

Потрясенный Канза слушал. Он не смел смотреть в лицо старцу; бледный от ярости, видя Кришну все еще на коленях, он взял лук и, натянув его из всех сил, пустил стрелу в сына Деваки.

Но его рука дрогнула, и стрела пронзила грудь Васиштхи, который, скрестив руки на груди, казалось, ожидал удара в молитвенном экстазе.

Раздался крик, страшный крик, но не из груди отшельника, а из груди Кришны. Он слышал, как стрела пронеслась мимо его уха, как она вонзилась в тело святого. И ему казалось, что она впилась в его собственное тело, до такой степени его душа слилась в этот миг с душой Васиштхи. С этой острой стрелой все страдание мира проникло в душу Кришны и рассекло ее до самого ядра.

Между тем, Васиштха, со стрелой в груди, не меняя положения, продолжал еле слышно:

— Сын Махадевы, зачем испускать этот крик? Убийство тщетно; стрела не достигает души, и жертва всегда побеждает убийцу. Торжествуй Кришна: судьба совершается, я возвращаюсь к Тому, который не меняется никогда. Да примет Брама душу мою. Ты же, его избранник, спаситель мира, восстань! Кришна! Кришна!

И Кришна встал с мечом в руке, он повернулся к царю, но Канзы уже не было, он спасся бегством.

И тогда яркий свет прорезал черное небо, и Кришна упал, пораженный ослепительным светом. В то время, как тело его оставалось неподвижным, его душа, соединившаяся силой любви с душою старца, поднялась в горние пространства. Земля со своими реками, морями и материками исчезла как темный шар, и оба поднялись до седьмого неба Дев к Отцу всех сущих, к Солнцу солнц, к Махадеве, божественному Разуму. Они погрузились в океан света, раскрывшегося пред ними. В центре этого света Кришна увидал Деваки, свою сверкающую мать, окруженную славой, которая с неописуемой улыбкой протягивала к нему руки, привлекая его к своей груди. Тысячи Дев теснились вокруг, упиваясь сиянием Девы-Матери. И Кришна почувствовал себя поглощенным в лучах любви Деваки. И тогда из сияющего сердца матери начало излучаться его собственное существо. Он почувствовал, что он — Сын, божественная Душа всех существ, Слово жизни, творческий Глагол. Тем не менее, он пропитывался этим сквозь суть печали, посредством огня молитв и счастья божественной жертвы.6

Когда Кришна пришел в себя, гром еще гремел в небесах, тьма еще не прояснялась, и потоки дождя продолжали заливать хижину. Газель лизала кровь на теле пронзенного отшельника, от "божественного старца" остался труп, но Кришна встал с земли внутренне воскресший. Целая пропасть разделяла его от мира и его обманчивых видимостей. Он пережил великую истину, он понял свою миссию.

В это время царь Канза, исполненный ужаса, спасался на своей колеснице, гонимый бурей, и кони его неслись словно бичуемые демонами.


Учение Посвященных

Отшельники преклонились перед Кришной, как перед ожидаемым и свыше назначенным преемником Васиштхи. В глубине священного леса была совершена shrada или погребальная церемония над святым старцем, и сын Деваки получил знак верховной власти — посох о семи узлах, после того, как было совершено жертвоприношение огня в присутствии старейших отшельников, тех, которые знали наизусть все три Веды. Затем Кришна удалился на гору Меру для размышления над своим учением и над путем спасения всего человечества. Его медитация и его аскетические упражнения длились семь лет. По окончании этого времени он почувствовал, что подчинил свою земную природу природе божественной и настолько почувствовал себя сыном Махадевы, что получил право на имя сына Бога. И тогда лишь призвал он к себе отшельников, молодых и старых, чтобы открыть им свое учение. Они увидели Кришну очищенным и обновленным; герой преобразился в святого, он не утерял силу льва, но обрел кротость голубки. Среди тех, кто поспешил на призыв, находился и Арджуна, потомок солнечных царей, один из Пандавов, лишенных престола Кауравами, или лунных царей. Молодой Арджуна был полон огня, но легко поддавался разочарованию и впадал в сомнения. Он страстно привязался к Кришне.

Сидя под кедрами горы Меру, с лицом, обращённым к Гимавату, Кришна начал проповедовать истины, недоступные для людей, живущих в рабстве у своей чувственной природы. Он рассказывал им о бессмертии души, ее возрождениям и ее мистическому союзу с Богом. Тело, — говорил он, — это внешний покров души, нечто конечное; но душа, пребывающая в нем, это невидимое, невесомое, недоступное тлению, вечное.7 Земной человек троичен подобно Богу, которого он отражает в себе: у него есть дух, душа и тело. Если душа соединяется с духом, она достигает Саттвы, т.е. мудрости и мира; если она колеблется между духом и телом, она попадает под господство Раджас, страсти, и мечется от предмета к предмету в роковом круге; если же она подчиняется телу, она отдается во власть Тамас, безрассудству, невежеству и временной смерти. Вот что может каждый человек наблюдать внутри себя и в окружающих.8

— Но, — спросил Арджуна, — какова судьба души после смерти? Следует ли она все тому же закону, или она может избежать его действия?

— Она никогда не может избежать закона и всюду послушна ему, — отвечал Кришна. — В этом и заключается тайна возрождения. Так же, как глубины небес открыты свету звезд, так и глубины жизни освещены светом этой истины. При распаде тела, когда побеждает Саттва, мудрость, душа поднимается в области тех чистых существ, которые обрели знание Самых Высоких. При распаде тела, в котором господствует Раджас, страсть, душа возвращается вновь в среду тех, кто привязан ко всему земному. Точно так же, если распадается тело в котором преобладает Тамас, невежество, душа, затемненная материей, снова привлекается в лоно неразумных существ.9

— Это правда, — сказал Арджуна, — но поведай нам теперь, чему подвергаются в течение веков те, кто следовал мудрости и кто после смерти перешел в божественные обители.

— Человек, застигнутый смертью будучи набожным, — ответил Кришна, — испытает на небесах в течение многих веков награду за свою праведность и затем возвращается на землю, чтобы воплотиться в святом и почитаемом семействе. Но этот вид возрождения достигается весьма трудно в земной жизни. Человек, возрождающийся на земле, является с теми же способностями и тем же разумением, которые он имел в прежнем теле; и он начинает снова работать, чтобы усовершенствовать себя посредством набожности.

— Итак, — сказал Арджуна, — добрые тоже принуждены рождаться и возобновлять телесную жизнь; но поведай нам, о, Господь Жизни, может ли для того, кто следует по пути мудрости, настать конец воплощениям?

— Выслушайте, — сказал Кришна, — великую и глубокую тайну. Чтобы достигнуть совершенства, нужно овладеть наукой единства, которая выше мудрости; нужно подняться к божественной Сущности, которая выше души и даже выше разума. Далее, божественная сущность, этот верховный друг пребывает в каждом из нас, ибо Бог пребывает в каждом человеке, но мало кто может Его найти. Узнай же путь спасения. Когда вы познаете Совершенную Сущность, которая выше мира и которая заключена в вас самих, решитесь покинуть врага, который принимает форму желания. Побеждайте ваши страсти. Наслаждение, доставляемое чувствами, подобно недрам, рождающим страдание. Не только делайте добро, но и сами будьте добры.

продолжение следует