Когда Моисей был в Египте...

Опубликовано: 16 октября 2008 г.
Рубрики:

— Я думал, что найти его будет совсем нетрудно, — сказал Ари. — Ну, сколько черных пасторов могут прийти на израильский праздник в воскресенье? Но я не думал, что здесь окажется так много людей...

Чтобы быстрее найти, он пробовал дозвониться ему по мобильному телефону, но никто не отвечал.

Собралась огромная толпа: больше 6 или 7 тысяч человек, заполнивших 3 квартала бульвара Уилшир перед израильским консульством в Лос-Анджелесе. Впервые в истории города перед зданием, где размещается консульство еврейского государства, установили флагшток с бело-голубым флагом. В воскресенье, 28 сентября, в канун еврейского Нового Года проводился митинг в честь поднятия этого флага, что и привлекло такое количество народа. Три флагштока для флагов Америки, Калифорнии и Израиля ожидали начала церемонии. Толпа подпевала музыке, доносившейся из установленных на сцене динамиков. На самой сцене собрались многие известные в общине люди: политические деятели, актеры, раввины — и каждый из них размахивал маленьким израильским флажком.

Ари — мой израильский друг, активист организации "Союз Израиля с христианами" (Israel Cristian Nexus) — сообщил мне, что он пригласил одного чернокожего пастора и членов его конгрегации на этот митинг. Заодно он наметил поговорить с ними относительно связей Израиля с афроамериканской общиной: "Я хочу, чтобы они знали, что единственный случай в мировой истории, когда африканцев вывезли из Африки не в рабство, а на свободу, это когда Израиль вывез эфиопских евреев. Так что многие из афроамериканцев, если даже и знают что-то об Израиле, считают его государством апартеида, а израильтян жестокими, репрессивными, воинственными угнетателями несчастных палестинцев. Как ни грустно признать, но эту информацию они получают от наших СМИ. Афроамериканские лидеры забыли, как евреи боролись против расизма за их гражданские права, как Kу-Клус-Kлан убивал за это еврейскую молодежь, как евреи устраивали "рейды свободы" в 1960 году и т.д.".

Телефон Ари зазвонил, он ответил и улыбнулся: "Они здесь", — сказал он.

Мы нашли их в толпе, немного ошарашенных количеством собравшегося народа и шумом. Их было человек 20, молодых мужчин и женщин, с любопытством разглядывающих с энтузиазмом распевающую песни толпу.

Ари поговорил с ними нескольких минут об Израиле, о мемориале в честь Мартина Лютера Кинга, который будет построен перед зданием Кнессета в Иерусалиме, о черных эфиопских евреях, приехавших в Израиль неграмотными и об их детях, заканчивающих университеты. Затем кто-то подошел к Ари и что-то шепнул ему. Ари остановился и сказал: "Мне очень жаль, но я должен покинуть вас на несколько минут". Он повернулся к своим гостям и улыбнулся: "Я оставляю с вами Сая. Он расскажет вам, как он попал в рабство, будучи еще ребенком. Я думаю, что вам это будет интересно...". С этими словами он поспешно удалился.

Я не ожидал, что мне придется об этом рассказывать. Я даже не знал, что говорить, с чего начать, чем заинтересовать. И затем меня осенило...

"Меня приговорили к смерти, когда мне было всего 10 лет. Так же, как и мою мать, моего отца, всех моих друзей и всех моих родственников. Я никогда не знал, когда смертный приговор будет приведен в исполнение: сегодня, завтра, через несколько месяцев или несколько лет. Но все мы знали, что мы приговорены. Нацисты решили, что евреи принадлежат к низшей расе, которую надо уничтожить. Но шла война, и немцам нужна была рабочая сила, так что некоторых из нас оставили в живых, сделав рабами. Они твердо знали, что, как только они выиграют войну, всем евреям придет конец, ибо, согласно их идеологии, мертвый еврей гораздо лучше живого.

Мы были не единственными, кто попал в ранг "низшей расы". Чернокожих тоже считали, даже больше, чем евреев, "неполноценными". Единственная причина, по которой чернокожих не уничтожали в больших количествах в Европе, состояла в том, что там их почти не было".

Моя аудитория была очарована.

Я рассказал им о 400 детях, чьи матери были немками, а отцы — черными французскими солдатами в Рейнской провинции, которую французы заняли после Первой мировой войны. Этих детей убили сразу же после того, как французы ушли и Гитлер пришел к власти. Я рассказал им о черных, воевавших в армиях союзников во время 2-й мировой войны и попавших в плен к немцам. Они не посылали черных в лагеря для военнопленных, их либо расстреливали, либо посылали в концентрационные лагеря на верную смерть вместе с евреями. Я рассказал им о том, как американцы, освобождая немецкие города, находили обезображенные трупы чернокожих солдат.

Я рассказал им о том, что меня освободили американцы в возрасте 14 лет из концлагеря Дахау, где мой отец умер за 20 дней до освобождения. Я рассказал им, что евреи очень хорошо знают, что такое рабство. На протяжении истории человечества они многократно были порабощенными, совсем недавно — во время Холокоста, и что песни о фараоне и Египте, которые поют евангелистские хоры, — это о судьбе еврейских рабов 3 тысячи лет тому назад.

Я бы рассказал им гораздо больше, но меня остановил звук шофара. Три флага взмыли в небо, и всех присутствующих объединило пение гимнов Америки и Израиля. Приятно было видеть радость и гордость на всех лицах. Мои новые афроамериканские друзья попрощались со мной с поцелуями, объятиями и благодарностями. Я надеюсь, что они на всю жизнь запомнят то, что они увидели и услышали.