Президентские вы­боры: на финишной прямой

Опубликовано: 16 сентября 2008 г.
Рубрики:

С окончанием предвыборных съездов американские партии вышли на финишную прямую. Большинство опросов показывают, что сенатор Джон Маккейн впервые за долгое время вырвался вперед, но видят разрыв по-разному. Один дает республиканцу преимущество аж в 10 процентов, остальные дают меньше. Лишь два говорят, что они с Бараком Обамой идут голова в голову.

10-процентное преимущество дал республиканцу опрос Гэллапа, согласно которому до своего съезда Маккейн отставал на 7 процентов.

С другой стороны, послесъездовские преимущества обычно быстро улетучиваются.

Считается, что выгоднее, когда ваш съезд идет после съезда соперников. Вот и тут: съезд демократов уже забыт, но люди продолжают обсуждать выступление хозяйки Аляски Сары Пэйлин на съезде республиканцев, который выдвинул ее в вице-президенты.

Кстати, мало кто знает, что во время речей Руди Джулиани и Сары периодически заедал телесуфлер, без которого Обама, например, обычно беспомощен. Оба республиканца иногда вынуждены были импровизировать. Один раз текст Сары на экране был загорожен плакатом, и ей пришлось на ходу вспомнить остроту, которая оказалась одной из самых удачных в ее выступлении.

Республиканцы от нее без ума, а демократы возбужденно перечисляют ее изъяны. Например, известный в русском Нью-Йорке адвокат и блестящий переводчик Пушкина на английский Джулиан Лоуэнфельд возмущенно заметил мне, что Пэйлин хочет ввести в школах преподавание креационизма, то есть учения о том, что мир создан Творцом, а не согласно теории эволюции Дарвина.

Я ответил, что я атеист и тоже не верю в сотворение мира. Но уж лучше пусть Пэйлин вводит в школах преподавание креационизма, чем слушать ту белиберду, в которую верит социалист Обама, на каждом предвыборном митинге проповедующий классовую ненависть и перераспределение богатства.

Даже симпатизирующих Саре людей беспокоит, что Маккейн может скоро умереть, и тогда на его место сядет женщина, не имеющая ни малейшего внешнеполитического опыта.

Опыт немаловажен, но куда важнее политическая философия. У Джозефа Байдена, например, говорят, полно знаний по внешнеполитическим вопросам, но он регулярно занимал по ним идиотскую позицию.

Маккейн к тому же может прожить еще много лет, посмотрите на его матушку, внешность которой подкупила многих моих знакомых. И, наконец, если у республиканцев человек неопытный на втором месте, то у демократов он на первом.

Демократы и их сторонники в прессе иронизируют, что Сара лишь недавно впервые получила паспорт для поездок за границу. Но у большинства американских избирателей его вообще нет.

"Съезд республиканцев прошел лучше, чем многие ожидали, — сказал мне профессор Вирджинского университета Ларри Сабато, являющийся самым цитируемым политологом Америки. — Ураган "Густав" скомкал его начало, но потом Сара Пэйлин завела твердокаменных республиканцев так, как Джону Маккейну сроду не удавалось".

Республиканцев сильно обрадовало то, что речь Маккейна в заключительный день съезда смотрели почти 39 миллионов телезрителей; это на полмиллиона больше, чем аудитория аналогичного выступления златоуста Обамы.

Один сторонник Обамы весело заметил мне, что это даже лучше, потому что больше народу воочию убедилось в ораторских дефектах Маккейна. Того действительно нельзя назвать Цицероном, но речь его была принята на ура большинством республиканцев и, возможно, частью независимых избирателей, без которых Маккейн обречен, потому что в стране сейчас больше демократов, чем республиканцев.

Съезд республиканцев показал, что они, наконец, сплотились вокруг Маккейна. Согласно последним опросам, 9 из 10 республиканцев собираются голосовать за него. Страна крайне поляризована, и 9 из 10 демократов планируют голосовать за Обаму.

Если разбить телевизионную аудиторию по избирательным когортам, то речь Маккейна смотрели гораздо больше мужчин, чем речь Обамы, и больше белых. Речь Обамы, разумеется, смотрело больше афро-американцев.

Республиканцы опасались, что если "Густав" смазал им начало съезда, то его конец будет скомкан матчем по футболу, который должен был проходить в то же время, что и речь Маккейна. Но судьба была к нему благосклонна: игра рано началась и рано кончилась, так что многие телезрители, не отходя от кассы, переключились на республиканский съезд, поскольку уже устроились у телевизоров.

Республиканцы, вдохновленные Сарой Пэйлин, видят в ней свою спасительницу. Политолог Сабато говорит, что это сны Веры Павловны. "Она абсолютно ничего не меняет, — говорит он. — Вице-президенты никогда ничего не решают. По традиции в это время года все печатают статьи о том, как вице-президенты изменят исход выборов. Этого не бывает никогда".

В таком отдалении от выборов пытаться предсказать их результат непродуктивно, но никто не спорит, что политическая конъюнктура благоволит Обаме. Согласно опросам, избирателей превыше всего заботит состояние экономики, и весть о том, что уровень безработицы впервые за пять лет превысил 6 процентов, была неприятным сюрпризом для Маккейна.

Избиратели обычно винят в неурядицах правительство, а оно в данный момент республиканское, как бы Маккейн ни пытался от него откреститься, ни разу не упомянув в своей речи Буша по имени.