Админ

Опубликовано: 1 августа 2008 г.
Рубрики:

— Алло, Александр? До-о-обрый день, — именно так, с протяжным "о". Так разговаривают люди, которым по долгу службы часто приходится звонить незнакомцам.

— Я звоню вам по поводу вашего объявления... — Я лихорадочно начал вспоминать, какие объявления я давал, она поняла это и продолжила: — Да, ну того, что на сайте знакомств!

— Ах, да, но...

— Что, вы уже нашли свою половину? — голос ее почти сорвался на последнем слове.

— Нет-нет... Простите, как вас зовут?

— Влада, простите, я не представилась — немного волнуюсь... Так ваше объявление еще в силе?

— Да, — я принимаю решение. — Да, в силе.

— Я живу в Эрфурте, а вы ведь в Лейпциге? Может быть, вам удобно будет ко мне подъехать? Например, завтра — ведь завтра суббота... Мы сможем сходить в кафе и там все обсудить...

— Да, конечно. Я не занят завтра. Во сколько? Учтите, мне ехать часа два-три...

— Хорошо, давайте... — она немного замешкалась, словно подсчитывая. — Давайте в три часа дня, хорошо? Подъезжайте... Ой, а я забыла спросить — вы на машине или на поезде?

— Я на машине.

— Тогда — на Фриденсштрассе, там есть такая площадь — вот на ней в три. У вас высветился номер? — Я проверил.

— Да, я его вижу. Если вдруг будет пробка — я позвоню, предупрежу.

— Хорошо, — Влада ненадолго замолчала. — Только... вы не подумайте, но я все же напомню, что мы договорились на кафе. К себе я вас не впущу. Если вас это не устраивает — скажите сразу, тогда можно будет не терять времени...

— Нет-нет, что вы. Все в порядке — я понимаю. Да, кафе.

— Тогда — до завтра...

Что такое пара сотен километров по немецкому автобану, если нет пробок? Да раз плюнуть. В три я был уже в Эрфурте, на Фриденстрассе и набирал вчерашний номер.

— Влада? Добрый день, это Александр. Да, как и договаривались — я уже на месте. Красный Ниссан, стою у обочины, у магазина. Да, хорошо. Жду.

Она шла как в бой: голова высоко и гордо поднята, полы юбки развеваются на осеннем ветру. Некрасивая. Вернее, серая. Нет ничего, что привлекло бы взгляд самца: ни большой груди, ни стройного стана. Волосы просто, небрежно распущены. Ничего выделяющегося в одежде — все однотонно, приглажено.

— Добрый день. Вы Александр, да? Очень приятно, я Влада. Вы помните, да? Кафе, и только оно!

— Да-да, конечно. Садитесь, — я открыл ей дверь. — Вы знаете, я совсем не ориентируюсь в Эрфурте. Вы же здесь живете — где тут есть приличное кафе?

— Я покажу, это недалеко. Поезжайте: нам прямо, потом направо...

Я рулил, она показывала дорогу. Все время меня не покидало ощущение того, что я приехал на деловую встречу: ни одной игривой нотки в голосе, никакого кокетства. Только деловое "направо, теперь налево... Приехали...".

Кафе и вправду оказалось очень уютным: терраска, рядом небольшой пруд, лебеди. Мамашки выгуливают своих чад; чада бросают булкой в лебедей, лебеди уворачиваются и поедают брошеное — все как положено.

— Здесь недорого. Пожалуйста, не смущайтесь — я заплачу за себя сама, если нужно. Мне только кофе...

Подошла официантка: немолодая, чопорная дама.

— Guten Tag... Was wьnschen Sie?

— Einen Espresso fьr mich, und ein Americano fьr die Dame, bitte. Haben Sie Kuchen?

— Ja, sicher.

— Ja, dann, bitte, noch einen Streuselkuchen fьr mich, und fьr die Dame... Vlada, mцchtest du Kuchen?

— Nein, danke. Nur einen Kaffe.

— Dann ist das alles. Nur einen Streuselkuchen2,- официантка ушла, я достал сигареты.

— Не помешает?

— Нет-нет, что вы, курите! Я не курю, но люблю запах...

Молчим. Я любуюсь парком, она теребит край шали, наброшенной на плечи.

— Скажите, — начинает она, — вам не одиноко здесь? Хотя... Вы же хорошо говорите по-немецки...

— Я давно в Германии. У меня есть... — я поправляю себя, задавив мимолетную боль, — была подруга — немка. Мы долго прожили вместе, и я хорошо выучил язык.

— Понятно. А если не секрет — почему была?

Курю... Стоит ли рассказывать ей о том, почему? Наверное, нет...

— Так сложилось. Ей пришлось уехать, — и это, отчасти, правда.

— Ясно. Я, собственно, представляю себе, как это должно смотреться для вас... Ну, мой звонок, и вообще... Но вы же повесили объявление, а значит — ждали, что подобное произойдет...

Принесли кофе — и он неплох. Начинается моросящий дождик, мамашки загоняют детей по машинам, дети стараются не дать себя загнать. Кто-то громко зовет Хайнца, видимо, он-то и пьет пиво за соседним столиком: на голос реагирует нервно, пригибается. Потом, скривившись, делает вид, что не слышит.

— Так вот... Понимаете... Мне нелегко об этом говорить, но я знаю, что мои внешние данные вовсе не на высшем уровне... Нет, я не уродка, но и не длинноногая блондинка с пятым номером, и мне часто дают это понять. Я уже не девочка... — она чуть замялась. — Во всех смыслах, если хотите. И мне пора устраивать свою жизнь. Немцы мне не интересны — слишком много пива, самомнения, самолюбования. А мне нужен надежный дом. Мне показалось, что именно это нужно и вам — ваша анкета была лаконична и очень понятно заполнена. Потому я и решила позвонить вам. Я не скрою — я уже встречалась с другими мужчинами с сайта, но еще не сделала своего выбора. Конечно, я не скажу вам сегодня результата своей оценки, но я обещаю вам, что не буду тянуть кота за хвост и отвечу вам в ближайшее время. Это и в моих интересах. Но сначала мне необходимо, чтобы вы ответили на несколько вопросов. К сожалению, у меня закончились распечатки, и потому я задам вам, с вашего позволения, несколько вопросов и сделаю несколько пометок для себя — так, чтобы не забыть. Вы не против? — она вопросительно посмотрела на меня, а я все рассматривал парк и пруд.

Дождик уже согнал с площадки последних мамаш, и только одна дамочка тщетно осматривалась в поисках Хайнца, придерживая за руку сорванца лет пяти. Мальчик выкручивался как мог, но мать держала его крепко. Хайнц же вздыхал и, пригнувшись, допивал пиво быстрыми глотками, понимая, что покой не вечен...

— Александр? Со своей стороны я готова ответить на любые ваши вопросы, я понимаю, что для вас это тоже важно, но сначала мои...

— Что? Ах, да... Простите, я отвлекся... Посмотрите, как красиво падают капли на воду... Нет-нет, что вы, я не против, если вы будете записывать. Конечно, спрашивайте.

— Да, тут красиво... Итак: Вы пьете?

— Нет, почти не пью. Не люблю. Хотя в последнее время изредка бывает, что я выпиваю бокал красного сухого вина перед сном. Вычитал, что для сердца полезно...

— Хорошо, спасибо. Как много вы читаете?

— Много. Я люблю читать. Книги — они живые. Хорошие книги отдают тебе силы...

— Спасибо, достаточно. Это хорошо — я тоже много читаю. Так... А какую пищу вы предпочитаете?

— Вы знаете, ту, которую приготовлю сам. Я люблю готовить.

— Понятно... Дальше: кем вы работаете?

— Я компьютерщик.

Она чуть поморщилась, но сказала:

— Отлично... Так... А как вы относитесь к внебрачным связям?

Тут мамашка с сорванцом все же обнаружила своего Хайнца на террасе, и это избавило меня от немедленного ответа: стало довольно шумно. Хайнц обреченно поставил на стол уже пустую кружку и, неуклюже пробираясь между столами, пошел к жене, которая отчитывала его издалека за "глуховатость". Я подмигнул ему — и он криво ухмыльнулся: чувствовал, что его мытарства только начинаются.

— Вы знаете, Влада... — начал я, но она перебила меня.

— Нет-нет, вы не должны отвечать, но я тогда так и отмечу у себя: не ответил.

— Да я не о том... Я просто хотел попросить у вас прощения.

— За что? Вы... Наврали мне? Вы что, женаты?

— Нет, нет... Видите ли... На этом сайте знакомств я... админ. Ну, как бы это вам сказать... Понимаете, объявление — это тест. Просто тест сервиса. Как он работает, нет ли сбоев в программе, правильно ли обрабатываются запросы базой данных... В общем, тест.

— То есть... Ты не ищешь жену? — она сама не заметила, как сбилась на "ты".

— Ищу... Но не так. Это объявление — тест.

— И зачем ты тогда приехал?

— Да просто так... Я никогда не был в Эрфурте, мне захотелось прокатиться. Мне нужен был отдых, и мне показалось, что твой звонок — неплохой для этого повод. Так что ты извини... что отнял у тебя время.

— Да нет... Все нормально, — она замолчала, глядя на пруд. — А капли и правда красивые...

Она помолчала.

— Ты знаешь, — сказала она после паузы, — это даже хорошо. Я уже устала от этих переговоров... Знал бы ты, кто порой приезжает... Вчера, например, приехал укуренный подросток с друзьями. Я боялась, что он изнасилует меня — просто так, от нечего делать... Потому и оделась вот так, чтобы меньше привлекать внимания... Слушай, а готовить ты правда любишь — или тоже придумал?

— Правда, люблю. И книги — тоже люблю. Ты читала "Лабиринт отражений"?

— Да! Обалденная книга!..

Мы просидели в кафе часа два, болтая обо всем, что только приходило в голову. Потом кончился дождь, и мы гуляли по парку.

Она рассказывала о том, как ей все надоело. О матери, которая просверлила ей мозги своими напоминаниями о необходимости замужества. Об университете, куда она пошла учиться лишь для того, чтобы не жить рядом с матерью. Об одиночестве среди толпы, о немцах, которых она не понимает...

Поговорили обо мне.

Домой я отвез ее только вечером. Прощались мы на крыльце ее дома.

— Ну, счастливо! Не пропадай, хорошо?

— Конечно, куда я денусь из сети...

— Пока...

— Пока... — Я остался стоять.

— Саш... А может... В общем... У меня еще есть дома кофе — зайдешь?

— Мы же договорились — только кафе...

— Да... Договор был — только кафе, — ответила она эхом. — Я... Не подойду тебе, да?

— Нет, не подойдешь. Мне сейчас никто не подойдет. Мне еще слишком больно от того, что было... Недавно. Ты не обижайся, хорошо? Это не из-за тебя.

— И ты тоже не обижайся, ладно? Ну, за то, что я так...

— Да что ты! Все Окей! Только подумай еще раз — оно тебе надо? Может, просто подождать? В конце концов, мать, пилящая мозг, — еще не повод гробить себе всю жизнь...

— Я подумаю...

— Ну, что, тогда "пока"?

— Пока. — Дверь не хлопнула и даже не скрипнула на хорошо смазанных петлях.

Я уехал.

По дороге я все думал, что же пришлось пережить дома Хайнцу... А главное — зачем.

Приехав домой, я первым делом удалил с сайта свой номер телефона...


    1 Рассказ Александра Николаенко "Админ" был отмечен жюри Второго конкурса рассказа журнала "Чайка" "На заре тысячелетия"

    2 — Добрый день. Что будете заказывать?

    — Эспрессо для меня и американо для девушки. Скажите, у вас есть торт?

    — Да, конечно.

    — Тогда для меня — песочный, а для дамы... Влада, ты будешь торт?

    — Нет, спасибо. Только кофе.

    — Тогда это все. Только песочный торт. (нем.)