Бунт на корабле с инфляцией

Опубликовано: 16 июля 2008 г.
Рубрики:
Власть надвое не делится — 
на всех уровнях началось 
неизбежное удвоение 
разброда, шатаний, интриг 

Высокое лицо обязано следить за своим лицом. У премьер-министра Владимира Владимировича Путина привычки еще нет. В течение восьми лет полновластной президентской жизни необходимости такой не было. Там он всегда находился в центре внимания, в свете камер, всегда первый — если радовался, то радовался, если злился, то злился, в общем, чувства выражал искренне, не заботясь, кто как поймет и что подумает. Теперь — немножко другое дело. На публичных мероприятиях с участием нового президента надо демонстрировать внимание, поддержку, одобрение, не позволять себе отвлекаться на посторонние мысли. Надо учиться.

Иначе неизбежны пассажи.

На вручении Государственных премий царила атмосфера приподнятости — и официальной, и искренней. Артисты, ученые выходили на сцену, президент Медведев вручал им лауреатские знаки, они улыбались, благодарили. Зал аплодировал.

Тут телевизионная камера показала Путина. Он сидел среди присутствующих, в первом ряду зала, рядом с председателем Совета Федерации Сергеем Мироновым. Зрелище, для россиян непривычное — сидит, как простой Миронов!

И ладно бы, так еще и лицо. Мрачнее тучи. На фоне общего воодушевления и улыбок.

Плохое настроение, раздражительность Путина отмечают разные источники. Когда он устраивал разносы министрам в ранге президента, такого не было. Тогда разнос был в программе, по делу, имел причину. То, что произошло на заседании президиума правительства сразу после Петербургского экономического форума, неприятно поразило подчиненных.

Путину доложили, что в стране неладно с ценами на молоко. Закупочные — падают, розничные — растут. Поговорив на эту тему с вице-премьером Зубковым и министром сельского хозяйства Гордеевым, Путин вдруг, ни с того, ни с сего обрушился на первого вице-премьера Игоря Шувалова. Уж кто-кто, а Шувалов тут ни причем. Где он — и где молоко. В нем уже второе десятилетие плавает непотопляемый Гордеев. Сельское хозяйство в развале, а с него как с гуся вода.

"Надо оперативней реагировать на такие вещи! — раздраженно выговорил Путин, обращаясь почему-то к Шувалову. — Разъезжать по различным мероприятиям — это важное, конечно, дело, но надо смотреть, и чем люди живут!"

Под "различными мероприятиями" он имел в виду Петербургский экономический форум, при Путине подаваемый пропагандой как русский Давос. Путина нынче там не было — был Медведев. Шувалов выступал с докладом, который многим запомнился.

"Ревность", — наверняка, решили про себя свидетели. Но промолчали. Стиль общения известный — односторонний.

Традицию неожиданно сломал вице-премьер Виктор Зубков. На очередном заседании Путин стал его спрашивать раздраженно о тарифах и таможенных пошлинах. В снижении и отмене пошлин на некоторые заграничные товары он заподозрил лоббизм торговцев-импортеров.

Зубков возразил. Дал отчет по всем пунктам, отстаивая обоснованность решений.

Такого в заводе еще не было — возражать Путину.


После внутренних, правительственных коллизий Путину начали возражать уже и на политическом пространстве. Да не где-нибудь в отечественных кулуарах, а перед иностранной публикой. В России проходил Х Всемирный конгресс русской прессы. На нем побывали и президент Медведев, и премьер-министр Путин. Участники конгресса посетили Петербург, затем Казань. Там перед ними держал речь президент Татарстана Минтимер Шаймиев и, в частности, сказал, что страна должна вернуться к избирательной системе, к выборам глав регионов.

Назначение губернаторов придумал и ввел Путин. Сразу же после теракта в Беслане. Под предлогом обеспечения безопасности государства. При всеобщем шоке отмена демократии прошла успешно. Сама процедура смахивает на пародию. Российский президент вносит кандидатуру на рассмотрение Законодательного собрания — местных депутатов. Они ее одобряют и принимают. Если не принимают, российский президент имеет право распустить региональный парламент. Надо ли напоминать, что одним из первых, кто поддержал тогда нововведения Путина, был президент Татарстана Минтимер Шаймиев?

"Я не согласен с нынешним порядком, когда президент России имеет право распускать Законодательное собрание. Это неправильно! — возмущается он теперь. — Это же избранный народом орган, это местный орган власти".

О путинских назначенцах отозвался так: "Я знаю, сколько случайных людей оказалось несколько лет назад у власти в регионах. Как управлять этой страной, я не представляю".

И — главное: "К выборности глав регионов мы еще вернемся... Я всегда говорил, и в этом убежден, что Россия может быть демократическим государством, только если она будет оставаться федерацией. Унитарная Россия демократической быть не может". Даже пригрозил: "По сути, страна не унитарная, и если кто-то мечтает об этом — он служит не в интересах Российской Федерации".

Бунт на корабле — никак иначе. Хуже того — бунт в международных водах, перед русскоязычной прессой всего мира. Резонанс обеспечен максимальный.

Поначалу все онемели. Кто-то пытался откреститься.

"Заявление Шаймиева не комментируем, — сказал президент Башкирии Муртаза Рахимов. — У нас сложились рабочие взаимоотношения с федеральной властью. Не делим власть на федеральную и республиканскую, мы живем в едином государстве".

А потом, вдруг, резко изменил позицию: "В целом я согласен. Нужно вернуться к этому. Если у нас демократия, то должна быть и выборность... Мы потеряли федеративное государство. Выборность позволит избежать прихода к власти в регионах случайных людей".

Началось бурное обсуждение. Шаймиева и Рахимова поддержали оппозиционеры-коммунисты в Госдуме и даже люди из мироновской фракции "Справедливая Россия". Партия "Единая Россия" срочно решила провести диспуты в политклубах, чтобы перевести вопрос в русло дискуссии и тем самым сгладить ощущение бунта на корабле.

Демарш Шаймиева рассматривают с разных сторон. И как попытку продлить бессменную уже 27 лет власть, и даже как сигнал из Кремля, от президента Медведева. Мол, они — самые авторитетные региональные лидеры, такие тертые калачи случайных слов не роняют.

В любом случае важен факт прямого, открытого выступления против политической системы, выстроенной Путиным — так называемой вертикали власти.

Если рассуждать теоретически, то сам же Путин и подрубил вертикаль под корень, оставшись у руля государства в должности премьер-министра и теневого лидера. В стране образовалось два центра верховной власти. Кто-то теперь ориентируется на администрацию Медведева, кто-то — на правительственный аппарат Путина. На всех уровнях началось неизбежное удвоение разброда, шатаний, интриг. В том числе и под знаменем восстановления отмененных демократических норм.

Не исключаю, высказывание Шаймиева войдет в копилку политически-анекдотических афоризмов современности: "Как управлять этой страной, я не представляю".


"Медведев поручил Путину…", "Медведев дал Путину первое серьезное поручение...", — такие заголовки замелькали в сообщениях многих информационных агентств. Журналисты с видимым удовольствием играли на очевидном контрасте, рассчитывая на ожидаемый эффект: как?.. поручил Самому?.. неужели?.. наконец-то!.. и так далее.

Однако ситуация выходит далеко за рамки политических и словесных упражнений. Медведев поручил Путину снизить инфляцию в стране. Людям старшего поколения тут же вспомнились нравы ЦК и Политбюро ЦК КПСС, когда того или иного члена ареопага, потерпевшего поражение в аппаратных играх, переводили на руководство сельским хозяйством. Называлось — "бросить на сельское хозяйство", в черную дыру советской экономики. Оттуда никто не возвращался. Потом имя этого бывшего крупного сановника упоминалось еще раз, при назначении послом в Aфрику или в Азию — и все.

Конечно же, применительно к Путину параллели неуместны. Он твердо держит власть в руках. Только как ни держи, а инфляцией заниматься, отвечать за нее — ему, премьер-министру, никуда не денешься.

Как раз ко дню "поручения" Росстат подвел итоги первых пяти месяцев года.

Русским крестом называют демографический график, когда сходятся и затем расходятся линии падения рождаемости и роста смертности. Здесь наметился второй крест — стремительный рост цен и падение добычи нефти.

Когда в аэропорту Внуково застряло десять рейсов, случай списали на обычное головотяпство — не подвезли вовремя керосин. Так и сказал вице-премьер Сергей Иванов. Что он скажет сейчас, когда на Дальнем Востоке цены на авиационный керосин выросли вдруг и сразу на 70 процентов? Соответственно подскочили и цены на билеты. На Чукотке, Колыме, Камчатке, в Якутии и других подобных районах самолеты — единственное средство сообщения. Теперь оно и вовсе недоступно большинству населения. Министр транспорта Левитин обвинил федеральные власти в бездействии (как будто он здесь посторонний) и говорил что-то о принимаемых мерах, о взаимодействии с регионами. Можно процитировать, но уже не смешно, а очень противно.

"Дело пахнет керосином", — говорят на всех углах. Имея в виду, что рост цен на топливо вызывает цепную реакцию. Но не хочется верить, потому что и так уже более, чем достаточно. Морковь, капусту, картошку, рыбу, мясо, молоко в Москве покупают уже за те же деньги, что в Нью-Йорке, Лондоне и Париже.

За год подсолнечное масло подорожало на 86 процентов. (Это в России-то, где семечки были средством национального общения!) Сливочное масло — на 45 процентов, хлеб на 41 и молоко — на 35 процентов.

Наверно, такой рост цен на продукты не очень страшен работникам нефтяных и газовых трубопроводов, финансовой системы, нефтедобытчикам и газодобытчикам — у них среднемесячный заработок от 37 до 47 тысяч рублей.

Основная же масса россиян — 85 процентов — на свою зарплату не в состоянии обеспечить себе полноценное питание или же делает это с большим ущербом для семейного бюджета. В текстильном и швейном, кожевенном производстве, у врачей и учителей — от 7 до 11 тысяч рублей. На селе, где живет четверть населения, и вовсе 6,5 тысяч рублей — почти в три раза меньше, чем в среднем по стране.

Средняя зарплата выросла значительно — на 32 процента. Сейчас она составляет 17 тысяч рублей (примерно 720 долларов). Государство и работодатели пытаются удорожание жизни компенсировать увеличением денежных выплат. Иначе говоря, началась гонка, раскручивается маховик инфляции. После рубежа в 20 процентов она становится неуправляемой. Годовую норму в 8 процентов мы уже выполнили.


Отчего и как возник новый виток инфляции — остается только гадать. Даже официальные лица иногда намекают на непомерные государственные расходы, в том числе и на парламентско-президентские выборы. Говорят и о вливании огромных денег в государственные корпорации. Недавно Путин недрогнувшей рукой сделал подарок акционерной (!) компании "Российские железные дороги" — 14 триллионов рублей на ближайшие 20 лет развития. Из государственного бюджета.

Напомню, упорно и назойливо, о том, о чем вообще никто ни слова. О печатном станке. За 2007 год денежная масса России возросла на 33,7 процента. Треть всех имеющихся денег наштамповали за один только год! Кстати, количество пустых бумажек почти единица в единицу совпадает с ростом зарплаты за год.

"Экономика России работает на пределе возможностей", — заключают иностранные эксперты. "Перегрев экономики", — констатирует наш главный финансист вице-премьер Алексей Кудрин.

Президент Дмитрий Медведев созывает в Кремле совещание по экономическим вопросам. "Необходимо предпринять все меры по снижению инфляции, вернуться к тем ориентирам, которые ставились нами некоторое время назад", — говорит он. То есть, дает то самое поручение Путину, о котором и пишут информационные агентства — снизить инфляцию до 6 процентов к 2011 году.

Тут важны два момента. Во-первых, нам опять обещают относительно нормальную жизнь и работу в недалеком светлом будущем. Во-вторых, в буквальном смысле "поручения Путину" не было. Персонально, глаза в глаза. Было задание правительству, которое возглавляет Путин.

Сам же Владимир Владимирович на том жизненно важном совещании блистательно отсутствовал.

Нам изо всех сил стараются внушить, кто на самом деле главный в стране. Телевизионные выпуски новостей, что поделать, начинаются с президента Медведева. Только ни разу не было, чтобы после Медведева тотчас, следом, не дали сюжет о бурной деятельности Путина. Такой же по времени, секунда в секунду.

Медведева и Путина на одном мероприятии почти никогда не показывают. И вообще — стараются таковых мероприятий не устраивать (Досадное исключение — вручение Государственных премий, где Медведев был на сцене, вручал и поздравлял, а Путин сидел в зале.) Тем более не дают репортажи с присутствием Путина на заседаниях правительства, которые ведет президент Медведев. Ведь тогда получится, что Путин в одном ряду, за одним длинным столом с другими, с вице-премьерами всякими и даже — о, ужас! — с простыми министрами. И выслушивает молча указания президента. Такое не допускается. Ведь народ может подумать, что главный в стране не Владимир Владимирович, а кто-то другой. Кстати, 10 процентов россиян до сих пор считают, что у нас президент — Путин. Еще кстати: заголовки "Медведев поручил Путину", "Медведев дал Путину первое серьезное поручение" не остались незамеченными. На следующий же день некоторые газеты вышли с аншлагами: "Путин потребовал снизить инфляцию". Чувствуете разницу?

Вот в какие игры играют во время обесценивания денег.