Вперед, в прошлое!?.

Опубликовано: 1 февраля 2008 г.
Рубрики:

Для начала позвольте, читатель, задать вам вопрос: кто, по-вашему, повинен в экологических сбоях нашей многострадальной планеты? Она сама? Нерадивое человечество? Или, может, пришельцы из космоса?.. Думаю, вы не угадали. Согласно мнению группы американских ученых-экологов, во всем виноваты... мамонты. Ну, или, если брать проблему шире, доисторические крупнокалиберные животные в целом, которые, не испросив на то нашего согласия, взяли да вымерли этак лет 10 тысяч назад. Придя к столь экстравагантному выводу, те же самые ученые решили от теории перейти к практике, предложив свою модель восстановления нарушенного равновесия окружающей среды. Ими уже разработан проект под названием Pleistocene Rewilding, по которому они намерены реконструировать на территории Соединенных Штатов... мегафауну эпохи Плейстоцена. Напомню: Плейстоцен - эпоха четвертичного периода, начавшаяся 1,8 миллиона лет назад и закончившаяся 11,5 тысяч лет назад.

Вот как объясняет свою точку зрения один из авторов проекта, Джош Донлэн из Корнелльского университета: "Последние 30 лет мы находим все новые доказательства того, что исчезновение крупных животных приводит к краху сложившихся экосистем... На протяжении миллионов лет крупные животные представляли собой норму во всех уголках мира... Нам пора задуматься над тем, как вернуть их в природу и тем самым вновь запустить важнейшие экологические процессы".

11,5 тысяч лет, значит, благополучно обходились без мегафауны, и только "в последние 30 лет" спохватились. А о каких, собственно, животных идет речь? Можно, конечно, заглянуть в энциклопедию и освежить в памяти ту самую мегафауну Плейстоцена. Но я бы предложила вариант поинтереснее, тем более, что здесь это очень даже к слову будет сказано. А именно - совершить экскурс в историческое и доисторическое прошлое Калифорнии, использовав в качестве колодца или окна в древний мир одно уникальное местечко, которое находится в самом сердце Лос-Анджелеса. "Местечко" это не имеет аналогов в мире и называется La Brea Tar Pits, то есть Смоляные Ямы (кстати, и Brea, и Tar означает "смола", только в первом случае по-испански, а во втором - по-английски. А pit - соответственно, "яма", "западня"). Не сомневаюсь, что некоторым читателям это место на Вилшер бульваре, что рядом с Музеем изобразительного искусства, хорошо известно. Тем же, кто упустил сию достопримечательность из вида, позвольте рассказать о ней подробнее.

Когда-то - десяток-другой тысяч лет назад, по горам и долам Калифорнии бегали, ну или неспешно прогуливались доисторические животные. А задолго до этого океан, который некому было еще назвать "Тихим", ненавязчиво трудился - в течение 5-25 миллионов лет Миоценовой Эпохи - над созданием природного топлива для будущего бесшерстного, а посему зябкого человечества. То есть для нас с вами. Перерабатывая тонны оседавшего на дно отмирающего планктона, океан создавал предпосылки для преобразования этой массы в жидкую сырую нефть, которой он заполнял прибрежные подземные пустоты.

Нефти под Калифорнией образовалось так много, что она начала то тут, то там просачиваться на поверхность: в горах, вдоль берегов океана - в местах, где печально известный тектонический разлом Сан-Андреас создавал для нее лазейки и щели. Индейцы давно научились использовать эту загустевающую вязкую массу в своем быту. Они делали из нее украшения, обмазывали ею каноэ и посуду для водонепроницаемости. Шаманы раскрашивали ею себе лица, приписывая дарам земных недр таинственные свойства. А вдовы делали то же самое, только в знак скорби.

Так вот, под всем Лос-Анджелесом разлеглось целое подземное море жидкой нефти, получившее название Salt Lake Oil Field. И на Вилшере сегодня, как и десятки тысяч лет назад, существует такая скважина, состоящая из множества "капилляров", из которой сквозь небольшие ямы-отверстия просачивается из подземного резервуара сырая нефть.

Но перенесемся на время в доисторические времена, когда Лос-Анджелеса еще не было и в помине. Достигнув поверхности, нефть загустевала, делаясь вязкой и липкой, как битум, а по своему коварству она не уступала болотной трясине, поскольку к тому же была смешана с водой и пузырящимися газами. Грязь от ливневых дождей и палые листья "маскировали" это место, и внешне оно могло ничем не отличаться от твердой почвы. Вот тут-то и начинается самое трагическое.

Неосторожные обитатели древнего мира, попадая в такую смоляную ловушку, становились ее жертвами, поскольку шансов выбраться из нее не было никаких. Чем больше движений делало несчастное животное, тем глубже оно увязало. И что интересно, на одного травоядного приходилось как минимум десять жертв-хищников. Скорее всего, завидев беспомощно барахтающееся "живое мясо", они стаей бросались на легкую добычу. И разделяли вместе с ней ее участь.

Происходило это в основном летом, когда смола особенно размягчалась от жары. (Ее температура по Фаренгейту достигала 140 градусов.) Отловив очередную партию животных, смоляная ловушка засасывала их внутрь, "переваривая" шерсть, кожу и мясо. А вот кости, пропитываясь нефтью, прекрасно сохранялись. В холодное время года поверхность ям затвердевала, усыпляя бдительность животных, но к лету все начиналось снова. И так из года в год, из тысячелетия в тысячелетие - смоляные ямы превращались в многослойное кладбище доисторических животных, буквально нашпигованное их костями.

Эти коварные "шутки" природы обернулись для современных палеонтологов манной небесной - они начали извлекать оттуда хорошо сохранившиеся останки животных Ледникового периода.

Самое раннее письменное упоминание об асфальтовых или смоляных ямах Лос-Анджелеса запечатлено в дневнике Отца Креспи - францисканца, прибывшего в Калифорнию в 1769 году с экспедицией Гаспара де Портолы, первого испанского губернатора Калифорнии. "Мы увидели несколько больших болот какого-то вещества, - записано в дневнике, - похожего на жидкую смолу вперемешку с водой, которые кипели и пузырились". То было первым указанием на наличие нефти в Западной Америке. Вот тогда-то и принялись белые эмигранты строить повсюду нефтяные вышки и выкачивать из недр земли черное золото. Первые рисунки и фотографии Лос-Анджелеса - это сплошной лес нефтяных вышек.

В начале XX века капитан Аллан Ханкок (Hancock) унаследовал от своего отца ранчо La Brea (Смоляное Ранчо). После того как за 1906-1915 год с территории этого ранчо было извлечено более 500 тысяч останков вымерших животных, Ханкок передал графству Лос-Анджелес часть своего парка, на которой находилась целая сотня смоляных ям, безвозмездно.

С тех пор парк носит его имя: Hancock Park, а рядом со смоляными ямами возник музей - George C. Page Museum of La Brea Discoveries. Внутри музея постоянно функционирует лаборатория, куда поступают для чистки, сортировки и классификации извлекаемые из ям фрагменты скелетов доисторических животных. Лаборатория от общего зала отделена стеклянной стеной, и посетители музея могут свободно наблюдать за работой специалистов. И даже принять при желании участие в раскопках.

Радиометрическое датирование, проведенное в университете Калифорнии, показало, что наибольший возраст извлеченных окаменелостей 38 тысяч лет. Из ста смоляных ловушек La Brea Tar Pits в активной разработке сегодня продолжает оставаться одна - "Яма 91". Ее размер 28 на 28 футов, глубина 14 футов. Два летних месяца в году, когда "асфальт" в яме размягчается сам по себе (как и тысячи лет назад), ученые продолжают извлекать из нее свой улов. При этом, чем глубже слой, тем он древнее.

К слову надо сказать, что среди более чем миллиона извлеченных костей лишь один раз были обнаружены останки древнего человека. Видимо уже тогда наши предки отличались умом и осторожностью. Той единственной двуногой жертвой оказалась женщина. (Ее реконструированный по скелету облик можно увидеть в музее).

Впрочем, 9 тысяч лет спустя, уже в наши дни, в асфальтово-смоляной яме побывал еще один представитель рода человеческого, и к счастью выжил. Этим представителем был никто иной, как нынешний губернатор Калифорнии, Арнольд Шварценеггер в фильме "Last Action Hero". Это гиблое место неоднократно служило съемочной площадкой в голливудских фильмах - помимо названного, в "Volcano", "Miracle Mile", "1941", "Burn Hollywood Burn" и других.

Разнообразие окаменелостей, найденных в смоляных ямах, поражает воображение. Учеными было идентифицировано более 650 разновидностей животных и растений последнего периода эпохи Плейстоцена - млекопитающие, птицы, грызуны, амфибии, рыбы, моллюски, насекомые. Среди более 30 видов млекопитающих - грозные саблезубые тигры, лохматые колумбийские мамонты с лихо закрученными бивнями, короткомордые медведи, дикие лошади, ужасные волки, гигантские ленивцы, древние бизоны, трехметровые мостодонты с горизонтально растущими бивнями пятиметровой длины, и так далее, и так далее. Скелетов одних только ужасных волков было извлечено больше 3 тысяч, саблезубого тигра - больше 2 тысяч.

На территории Парка находится небольшое озерцо или болотце - одна из смоляных ям-ловушек, такая же, какой она была на этом месте 10-40 тысяч лет назад. Стоять у ее края жутковато. На смолистой поверхности озерца время от времени вспучивается большой, жирно блестящий пузырь, а по ночам, когда стихает шум машин на оживленной городской магистрали, можно услышать даже утробное урчанье земных недр. Это рвется наружу метан - тот самый, одомашненный нами газ, на котором мы привычно готовим обед. Усиливает впечатление скульптурная группа над булькающим озером. Это семья мамонтов. Мамаша с малышом, застыв у края смоляной ловушки, растерянно наблюдают, как гибнет угодивший в нее мамонт-отец.

Если внутри музея экспонируются скелеты вымерших животных, собранные из добытых фрагментов, то на аллеях парка Ханкок расположились их скульптурные изображения в натуральную величину. Так, что тот, кто посетит это всемирно известное место, получит возможность образно представить свое будущее окружение в случае, если проект, о котором речь шла вначале, успешно претворится в жизнь. Ведь именно эту фауну Северной Америки задумано возродить. Экологи из Корнельского Университета вместе с коллегами из Института первозданной природы, Нью-Мексико, уже представили в журнале American Naturalist детальный план возвращения американского континента к доисторическим временам. "Экологи, отстаивающие идею возврата к первозданной природе, - комментирует британская газета The Daily Telegraph, - смахивают на безумцев, играющих в Творца".

А ведь таких "безумцев" становится все больше. И вдохновляют их успехи с клонированием. На сегодняшний день в разных лабораториях мира уже выращены клоны мышей, овец, кроликов, котов, коз, свиней, газелей, мулов, собак, лошадей. И вот теперь очередь дошла до давным-давно вымерших ископаемых животных. Причем, справедливости ради надо отметить, что в области генерации идей группу американских экологов-энтузиастов опередили наши соотечественники.

Сергея Зимова, "заболевшего" той же идеей еще в советские времена, поначалу тоже считали мечтателем и сумасшедшим. Теперь он академик, за экспериментом которого внимательно наблюдают экологи, биологи и климатологи разных стран. В голой безлюдной тундре Якутии, на территории в 16600 га он, вместе с небольшой группой коллег, создал заповедник "Парк Плейстоцена". Теперь он методично обносит эту громадную территорию по периметру вольерной сеткой трехметровой высоты, что совсем непросто в условиях Вечной Мерзлоты. Свой Парк он намерен заселить вымершими или находящимися на грани вымирания животными. Это дикие лошади, лоси, лесные бизоны, северные олени, овцебыки, шерстистые носороги, зубры, волки, пещерные львы, дальневосточные тигры. И конечно же, он хотел бы, чтобы среди обитателей его парка был ... мамонт, как только его удастся клонировать.

Возродить мамонта мечтает не только Зимов. Японский ученый Акира Иритани, профессор Университета Кинки в Осаке, которому уже давно за 70, посвятил этому всю свою жизнь. В течение нескольких лет вместе с русскими учеными он колесил по Якутии в поисках останков вымерших животных, пригодных для клонирования. Останков мамонта в первую очередь. Именно в Якутии находится самое большое кладбище этих вымерших во времена всемирного похолодания животных. Причем, не любых, а "свежезамороженных", с дееспособными ДНК. То есть, зверь в идеале должен был вмерзнуть в лед в момент смерти и тысячелетиями сохраняться там при температуре не выше минус 25 градусов по Цельсию. И вот долгие упорные поиски увенчались успехом. Исходный материал был найден на берегу реки Муксунуоха - две конечности мамонта в нужной кондиции.

После многомесячных и скрупулезных исследований находки в Новосибирском институте вирусологии специалисты обнаружили в костях дееспособные клетки. Зоолог Алексей Тихонов из Российской Академии Наук и Росс Маскфи из Американского Музея естественных наук - сделали совместное заявление в журнале "Science" о том, что им удалось восстановить 13 миллионов составляющих ДНК мамонта, погибшего 28 тысяч лет назад. Правда, им понадобится еще год, чтобы восстановить вторую половину ДНК. По завершении же работы, генетический материал переправят таиландским коллегам в Бангкок, где уже подготовлены несколько молодых индийских слоних на роль суррогатных самок. А потом начнется длительный селекционный отбор, который займет как минимум два десятка лет.

Но, как говорится, лиха беда - начало. Зимов, с нетерпением ожидающий первого живого мамонта в своем "Парке Плейстоцена", уже представляет себя и нас заодно персонажами каменного века. "В Парке со временем можно будет устраивать охоту, - мечтает он, - но только каменными орудиями собственного изготовления. "Так что можно уже потихоньку запасаться шкурами для туристической поездки в тундру... если американские авторы проекта Pleistocene Rewilding слишком замешкаются.