Эзотерическая страничка Письма живого усопшего о войне

Опубликовано: 6 августа 2004 г.
Рубрики:

[Продолжение. Начало в № 13(24), 02 июля, 2004 и № 14(25), 16 июля, 2004].

Письмо IV

Путь к пониманию

13 марта 1915 г.

Прежде чем начать описывать новые ужасы, я бы хотел сообщить вам, что из всех этих кошмаров, в конце концов, появится Красота, какую мир не знал за весь цикл своего существования.

Она появится не сразу, поскольку многое еще придется сделать; но для тех, кто хочет идти к ней, путь уже открыт.

Это утверждение покажется нелепым еще не переродившемуся духовно человечеству, тем более сейчас, во время войны, когда каждая из воюющих сторон во весь голос заявляет о своей правоте, призывая проклятья на головы своих противников. Но, как это бывает во всех конфликтах, обе стороны неправы, хотя одна из них все-таки менее неправа, чем другая. И та сторона, которая победит, а победит сторона менее неправая, должна будет понять и простить своего противника, прежде чем продолжить путь к своему великому будущему.

Хотя международные организации терпят сейчас временное фиаско, я все-таки предвижу, что их ждет большое будущее. Сейчас они просто пребывают в состоянии шока, все эти пацифисты, социалисты и прочие, кто стремится к достижению идеала вселенского братства.

Даже сейчас, несмотря на состояние конфликта, постарайтесь распространить свое понимание и свою любовь на тот народ, который вы считаете своим врагом. И не пытайтесь достичь понимания, просто повторяя, что он несет с собой зло. Это еще не понимание. Зло есть в каждом человеке. Постарайтесь понять этот народ, представив себя на время его частью. Поставьте себя на место этих людей; представьте себе, что вы оказались в одиночестве — пусть даже по своей собственной вине — против всего мира.

(Вы немного отклонились от дела, подумав, что никогда не оказались бы в таком положении, когда всему миру пришлось бы ополчиться против вас в целях самозащиты. Вы в этом уверены?)

Пытаясь вникнуть в сознание этого “враждебного” народа, вы уже ставите себя в подобное положение. И я вам советую делать это время от времени, чтобы вы смогли стать центром, началом, первой мельчайшей частичкой того международного взаимопонимания и взаимопрощения, которое должно стать если не всеобщим, то по крайней мере широко распространенным для того, чтобы вечно провозглашаемое, но так никогда толком и не понятое Вселенское Братство, смогло хотя бы начать проявляться в этом отнюдь не братском мире.

Если все эти массы воюющих людей, долгое время искренне считавших, что они следуют этому идеалу, попытаются сейчас заключить мир друг с другом, если они научатся уважать чужие идеалы, как бы они не отличались от их собственных, то уже сейчас может появиться сила, способная приблизить окончание войны и уменьшить число людей, которым суждено погибнуть из-за противостояния их идеалов национальной гордости и патриотизму.

Возвращение от ненависти к любви и от критики к пониманию, которое последует за официальным объявлением мира, позволит всем этим конфликтующим духовным сообществам (если, конечно, они этого захотят) начать действовать в согласии друг с другом. Даже если члены этих сообществ не смогут решиться на это сразу из-за своей узколобой гордости и неспособности забыть все те резкости, которыми они обменивались в прошлом; если они окажутся слишком трусливыми, чтобы взять назад свои прежние слова и публично признать друг друга братьями, то пусть они хотя бы в глубине души начнут думать по-другому. И может быть, со временем у них прибавится мужества, и какой-нибудь решительный лидер объявит своей пастве, что те люди, с которыми они когда-то сотрудничали со всем доверием и любовью, возможно, пытаются следовать тем же самым идеалам, только своим собственным путем.

Не думаю, что дальнейшее освещение этой темы будет способствовать лучшему ее пониманию, так что все эти замечания можно трактовать просто как прелюдию, легкое вступление к той тяжелой истории, которую я собираюсь вам рассказать.

Письмо V

Астральные чудовища

15 марта 1915 г.

Известно ли вам, что я был рядом с вами, когда вы плыли через Северное море за две недели до объявления войны? Вы направлялись в Англию, повинуясь неодолимому импульсу, заставившему вас покинуть Европейский континент, чтобы быть рядом с людьми одной с вами крови. И я был рядом с вами.

Но когда вы оказались в безопасности, в окружении своих друзей, я ушел. Я вернулся в эпицентр, откуда должна была разразиться война, вернулся в ту страну, где, несмотря на все уверения в обратном, высиживалось яйцо, которое снесла гораздо дальше к югу от этой страны одна безответственная птица.

Я сказал “безответственная?” Только сумасшедший не может отвечать за свои действия. Правильнее было бы сказать — “заблудшая, ибо сумасшедшие — далеко не заблудшие души. Рука, убившая Австрийского эрцгерцога, и не только она, всего лишь выполняла волю сил, противодействующих прогрессу. Этого человека тоже можно пожалеть, ведь Закон причины и следствия неизбежно воздаст ему за содеянное, ибо в этом суде нет лицеприятия и отсутствуют лазейки апеллировать в вышестоящие инстанции.

Я вернулся в Германию. В этой истории мне придется называть вещи своими именами. И если я при этом оскорблю чьи-нибудь чувства, знайте, что у меня и в мыслях не было такого намерения. Но факты — вещь упрямая, и никакой благовидный предлог не в состоянии изменить их.

Я вернулся в Германию. Я незримо присутствовал на военных советах. Я слышал, как отдавались приказы, поскольку могу достаточно отчетливо слышать то, о чем говорится в мире людей, если напрягу свой астральный слух. Мое астральное тело — это хорошо отлаженный, хотя и очень тонкий механизм, откликающийся на малейшее усилие моей воли.

Но не делайте поспешного вывода, что все астральные тела — такие же совершенные, как мое. Не забывайте, что я — ученик Великого Учителя, и что его цели — это не Его цели, но — Закона эволюции, которому Он служит.

Я вновь видел чудовище, о котором писал вам во втором письме. Правы те, кто говорит, что Германский Император долго колебался, прежде чем нажать на ту пружину, что открывает врата преисподней. Бог Войны гордился тем, что его считали Богом Мира; и хотя его пугала ответственность, свалившаяся на его плечи, она, в то же время, и радовала его, поскольку еще больше возвышала его эго, и без того уже слишком много возомнившее о себе.

Пожалейте и его, но будьте предельно снисходительны. Воля свободна. Если он подчинил свою волю злому гению, то сделал это добровольно. Но глаза его были затуманены слезами той ночью, и он молился силе, которую называл Богом. И имя Бога было не только на устах его, но и в сердце. Слово Бог разные люди понимают по-разному.

В этом конклаве злых духов были и такие, кто не был связан с каким-либо индивидуальным человеком. Среди них были огромные элементальные существа. Когда Литтон писал в одном из своих оккультных романов о гигантской ступне, которая ступила сквозь пролом в магический круг, начертанный одним черным магом в месте, где не ступала еще нога человека, он имел в виду явление, встречающееся в природе.

Природа! Вы со своим ограниченным кругозором даже не представляете себе истинное значение этого термина. Все ваши науки до сих пор не смогли освоить даже азбуку Природы. Изучите эту азбуку. Начните постигать ее язык. Изучайте химию, биологию, электричество, открывайте для себя тайны вибрации материи на всех тех уровнях, которые в состоянии охватить ваше сознание. В них кроется знание будущего. Человек еще только начинает постигать тайны Природы.

Всякое проявление ненависти, которое вы наблюдаете в своем материальном мире, является лишь слабым отголоском той ненависти, что была выплеснута на землю в прошлом году, когда пробил назначенный час — час, когда орбиты нескольких планетарных тел соединились и тем самым дали большую свободу существам, обычно гораздо более скованным в своих действиях.

Гигантская ступня! Я видел то огромное существо, которому она принадлежит. Его стихией был воздух, но вместе с ним были и земные существа, и даже чудовища из глубинных пластов материи, куда никогда не проникает свет солнца

Описать вам одно из этих существ? Сейчас вы уже можете не бояться его, поскольку оно уже водворено назад, в свое логовище в недрах планеты. Грубое, синеватое, мешковидное тело с толстым, длинным хвостом-отростком, покрытым щетиной; руки и ноги похожи на продолжения все того же мешка; и огромная голова, наполовину вросшая в складки уродливой шеи. Но глаза! В них не было даже намека на какую-либо жировую субстанцию. Они были широкими и круглыми, и в них сверкала злоба, накапливавшаяся тысячелетиями, и вот теперь вся собравшаяся в этих бледных глазах. Вы считаете, что у зла должны быть черные глаза, но еще страшнее, когда они бледные. Невообразимые страдания и ненависть ко всему, что выше его по развитию, читались в глазах этого существа, живущего в глубине материи. С самых низов астрального уровня плевалось оно своей ядовитой слюной, стараясь попасть на поверхность земли. Огромное чудовище с бесформенной и беззубой пастью. Я не решаюсь сказать вам, что является пищей для этой пасти.

И снова я повторяю вам: не бойтесь его. Теперь оно уже не сможет добраться до поверхности земли. Срок его жизни уже подходит к концу. Но споры астральной болезни, извергнутые из бесформенной пасти чудовища, продолжали множиться, несмотря на все усилия тех, кто знает, как справляться с подобными вещами.

Существа воздуха никогда не выглядят так омерзительно, какими бы злобными они не были. К тому же, лишь очень немногие из них действительно злобны (в сравнении с числом тех, что дружелюбно, либо безразлично относятся к человеку).

Однако, могут еще проявиться наиболее мстительные из существ огня, до сих пор продолжающие делать спорадические усилия, хотя в невидимых сферах великая битва уже выиграна.

Постарайтесь пока что ничего не предпринимать, ибо помимо военной, Европе угрожает еще и другая опасность. Ждите и молитесь. Ведь молитва — астральная сила, достигающая высших пределов астрального мира, и потому всегда имеет далеко идущие результаты.

Письмо VI

Эрцгерцог

17 марта 1915 г.

Задумывались ли вы когда-нибудь о посмертных переживаниях человека, чье убийство предопределило начало этой войны? Конечно же, нет; зато об этом задумался я; я искал его и нашел.

Его искали и другие — души умерших и астральные души тех, кто уснул на земле.

Воистину, его уход не был спокойным ни во плоти, ни в духе.

Даже если не принимать во внимание потрясения, вызванного насильственной смертью, сама угроза покушения, долгое время висевшая над ним, подобно черной туче, уже предопределила ту мрачную и беспокойную полосу, ожидавшую его после смерти. Это — ещё одна иллюстрация к закону о том, что рано или поздно с нами обязательно случается то, чего мы больше всего боимся.

Поначалу он оказался в темноте в состоянии полудремы, похожей на смутный кошмар; затем его сознание начало постепенно проясняться, а вместе с прояснением начала возвращаться боль и душевные терзания. И, наконец, наступил жуткий момент, когда он вспомнил, что потерял свое тело, и принялся искать его.

Зрелище собственных похорон произвело на него гораздо более гнетущее впечатление, чем на большинство других душ, поскольку просветление, начавшееся после смерти, уже позволило ему понять, что происшедшая с ним перемена означает нечто большее, чем просто личную смерть.

Силы зла, организовавшие его смерть, больше не нападали на него. Что еще они могли получить от него? Он уже достаточно послужил их целям.

Будь в это время поблизости еще кто-нибудь, чье убийство вызвало бы столько же неясностей, подозрений и непонимания, возможно, тот человек страдал бы вместо него. Но чье еще убийство могло бы превзойти по этим меркам его собственное? В чем причина того, что именно на него пал этот незавидный рок? Какие связи были тому виной? Его связи с Германским Императором, связи его семьи с теми, кто лично ему не был симпатичен, отношения нынешнего наследника с Россией — всё это и еще многие источники ошибок, сомнений и заблуждений сделали его идеальной мишенью для подобного смятения чувств.

И его душе пришлось переживать это смятение, к которому прибавились еще и разочарование, и горечь из-за того, что ему пришлось так неожиданно покинуть этот мир. Немалую роль сыграло и беспокойство за своих детей, которые оказались в весьма непростой ситуации, если учесть их семейное окружение.

Представьте себе, что каждый мужчина, каждая женщина и даже каждый ребенок, узнав об этом событии, сразу же начинал думать с негодованием, любовью, жалостью, сомнением или любопытством — об одной и той же душе; чуть ли не каждый человек почти во всех странах мира! Этого было более чем достаточно, чтобы полностью разрушить его астральное тело.

Обычно когда умирает правитель, его провожают, думая о нем с любовью, или же наоборот — нелюбовью, но редко смерть правителя вызывает сомнения. Его раса продолжает свой путь. Король умер, да здравствует король!

Некоторое время этот наследник великого престола был разлучен даже со своим другом, которого он любил. И опереться ему было не на кого. Мысли, мысли, мысли; мысли разной интенсивности, они обрушивались на него со всех сторон, истощали и мучали его.

Даже молитвы о том, чтобы облегчились страдания его души в Чистилище, не давали того результата, который обычно имеет молитва. Они просто тонули в огромном потоке мыслей, мчавшемся ему навстречу. Да, я сказал — ему навстречу, ибо ему долго пришлось пребывать на пути этого урагана мыслей.

Даже те многочисленные помощники, которых я упоминал, когда писал для вашего мира в прошлый раз, мало чем могли ему помочь; поскольку им самим приходилось отражать тогда атаки злых существ, начавших войну в астральном мире.

Как правило смерть одного человека не может произвести большого впечатления на целый мир. Те, кто любил его, скорбят; те, кто не любил и получил какие-то выгоды от его смерти, — радуются. Этот человек отошел в мир иной, неся в своей бесплотной руке факел войны.

Спустя некоторое время он начал искать своего друга — правителя Германии и нашел его, но тот увидеть его не мог, хотя и чувствовал его присутствие в своей комнате. Он был слегка испуган. Кто это может быть? — думал он. Может, это его собственный ангел? Так не для того ли он пришел, чтобы напомнить ему, что час его “великого предназначения” уже близок? Он стыдился своих сомнений, считая их слабостью; и решимость его силы, его злого “я”, в конце концов, возобладала над слабостью, и приготовления к войне продолжились.

Душа эрцгерцога была слишком смущена, чтобы хоть как-то повлиять на ход событий. Он был сильным человеком, и снова сможет стать сильным; но как раз тогда, когда он мог воспользоваться своим невидимым влиянием, он не сделал ничего; он все время старался стать видимым, и по крайней мере один раз ему это удалось.

Да, я говорил с ним, пытался дать ему совет; но у меня тогда были другие неотложные дела, и я оставил его на попечение одного священника, принадлежавшего к его собственной церкви. Это была добрая и сильная душа, подобная скале, возвышавшейся над бушующим морем.

Я упоминаю о своей встрече с эрцгерцогом исключительно из-за одной дамы, которая когда-нибудь прочтет эти строки. Вряд ли я смогу полностью ее утешить, но она будет рада узнать о спокойном и мужественном священнике, а я смогу, наконец, выполнить данное мной обещание, поскольку другого способа выполнить его у меня, похоже, не будет.

Продожение следует