Поль Мизраки: Все хорошо, прекрасная маркиза

Опубликовано: 1 октября 2007 г.
Рубрики:
Композитор Поль Мизраки. 1930-е годы.

В середине 30-х годов прошлого века, когда в СССР слово «джаз» еще не было ругательным, в программе Леонида Утесова появилась симпатичная песенка «Все хорошо, прекрасная маркиза!», которую он исполнял вместе со своей дочерью Эдит. В песенке жеманная маркиза, которая «давно уж дома не была», осведомлялась у своего дворецкого: «Ну, как идут у вас дела?». А далее, помните, после пустяка — околевшей кобылы, на нее обрушивалась лавина неприятных известий, причем после каждого следовало великолепное уверение, что

 

...в остальном, прекрасная маркиза,
все хорошо, все хорошо!

На патефонных пластинках значилось лишь название песенки и что ее слова перевел Ал. Безыменский. В те далекие времена меня как-то не очень интересовало, откуда взялся перевод и кто написал музыку, но сейчас, при неограниченных информационных возможностях, захотелось разобраться в этих подробностях, тем более что у композитора были, наверно, еще другие замечательные песни. Попутно, при поиске, я узнала, что Александр Безыменский, известный по своим революционным стихам 20-х годов («Вперед, заре навстречу, товарищи в борьбе! Штыками и картечью проложим путь себе», поэма «Трагедийная ночь» и др.), оказался общительным и веселым человеком, недаром ходила по столице его шутка:

 

Ах, Моссовет!
Ну, как тебе не стыдно?
Петровка есть,
А Ильфовки не видно!

Так что услышав где-то понравившуюся ему французскую песенку о маркизе, он ее перевел и предложил Утесову, после чего песенку запел если не «весь Союз», то уж его европейская часть точно.

 

А песенка появилась во Франции в 1934 году и впервые ее исполнила музгруппа «Рей Вентура и его ребята», в которой за роялем сидел Поль Мизраки, автор музыки и слов «Маркизы», называвшейся по-французски «Tout va tres bien» (что и означало «Все хорошо»). Этот Мизраки, уроженец турецкого Константинополя (еще не переименованного в Стамбул), молодым приехал во Францию, учился в Париже классической музыке, но увлекся музыкой другого жанра — «шансон» и джазовой. И когда Рей Вентура предложил ему войти в популярную музгруппу, Поль это предложение принял. «Маркиза» стала первым шумным успехом 26-летнего музыканта, который впоследствии писал музыку (а часто и тексты песен) для шансонье Шарля Трене, Мориса Шевалье, Саша Гитри и многих других.

 

Когда гитлеровская армия вторглась во Францию, Полю Мизраки, потомку сефардских евреев, пришлось бежать. Сначала это была Южная Америка, где в Буэнос-Айресе он играл в оркестре и продолжал писать музыку (великолепны были его аранжировки аргентинских песен). Затем, переехав в США, Мизраки работал в Голливуде, сочинял музыку для фильмов.

 

Особо следует отметить его музыкальное сопровождение фильмов Орсона Уэллса. В 60-е годы он вернулся во Францию и работал с такими известными французскими кинематографистами как Роже Вадим, Шаброль и Годар, а также написал множество новых песен (в том числе и для Ива Монтана). К сожалению, из всего им написанного знали в Союзе только «Маркизу».

 

Ушел из жизни Поль Мизраки в 1998 году, 90-летним, успев еще написать несколько романов и перевести на французский популярную книгу американца Раймонда Муди «Жизнь после смерти».

 

В Советском Союзе появлялись варианты «Маркизы», привязанные уже к чисто советским событиям. Так, еще до войны, «Маркиза» превратилась в «Микадо» — японского императора, чьи войска были побиты возле озера Хасан. Позже, уже в горбачевское время, с эстрады язвительно прозвучали такие слова:

 

Все хорошо, родной Михал Сергеич,
Все хорошо у нас пока,
Все хорошо, родной Михал Сергеич
За исключеньем пустяка —

а дальше следовал рассказ о полном крахе политической и экономической жизни страны, при благодушии «родного Михал Сергеича» и уверениях его приближенных, что «все хорошо, все хорошо!»

 

Между прочим, если полистать сборники мировой поэзии, то можно обнаружить «вроде бы предков» этой «Маркизы». Это стихотворение «Известие» австрийского политика XIX века, писавшего под псевдонимом А. Грюн: там первым «пустяком» оказывалась гибель песика, графского любимца, и стихотворение российского поэта Дм. Минаева, где поначалу погибал охотничий сокол воеводы. У обоих авторов несчастья затем шли по нарастающей и сопровождались бодрыми уверениями слуг, что в остальном «все в усадьбе исправно». Авторы (включая Мизраки) при этом ничего и ни у кого не заимствовали, просто подобный ход событий и реакции участников были характерными для человеческой натуры, а острый глаз австрийца, русского и француза не мог этого не заметить.

 

Не знаю, как кто, а я и сейчас иногда ставлю утесовский компакт-диск в проигрыватель и с ностальгическим чувством слушаю:

 

Алло-алло, Мартель, ужасный случай!
Моя кобыла умерла!
Скажите мне, мой верный кучер,
Как эта смерть произошла?
— Все хорошо, прекрасная маркиза,
Все хорошо, как никогда!
К чему скорбеть от глупого сюрприза?
Ведь это, право, ерунда!