Сперва заголиться, потом помолиться

Опубликовано: 15 июля 2007 г.
Рубрики:

- Господа! Я предлагаю ничего не стыдиться!... Долой веревки, и проживем эти два месяца в самой бесстыдной правде! Заголимся и обнажимся!
- Обнажимся, обнажимся! - закричали во все голоса.
- Я ужасно, ужасно хочу обнажиться! - взвизгивала Авдотья Игнатьевна.
(Ф. М. Достоевский. «Бобок», 1873)

14-летняя Кристин Хелмс из Калифорнии познакомилась с Кайли Бауэрсом на интернете. Он был взрослый,27-летний. Кристин было неудобно, что она такая малолетка и вообще девица, и она соврала, что ей уже 19. А потом все-таки призналась. Тут-то у него и появился к ней настоящий интерес. Кайли научил ее, как написать очерк о себе и поместить на MySpace. Но это произведение нашли и прочли родители.

Отсталые предки пришли в ужас, стерли признания дочери и на целых пять месяцев отобрали у нее компьютер.

Наивные чудаки. Кристин, конечно, продолжала общаться со своим избранником на других компьютерах. Потом он примчался к ней из Техаса на крыльях любви, и они отправились в мотель на пару свиданий. Еще пять месяцев обменивались посланиями. Затем Кайли сообщил, что от него беременна другая девушка, и пора прощаться. Кристин повесилась у себя в гараже. Только поэтому эта история попала в газеты. Иначе бы руки не дошли. За последнее десятилетие число совращений несовершеннолетних выросло в 20 раз.

Тут видно, как психологически проста техника совращения. Бауэрс сразу стал уговаривать Кристин прислать ему свои фотографии в обнаженном виде. А ей ужасно не хотелось раздеваться перед камерой. Мешали всякие глупости, вроде стыда. Тогда Бауэрс ей помог: прислал непристойные фото и видео, где был в голом виде снят он сам. И это решило дело. Он показал девушке, что это можно. В подражании нет ничего страшного. Надо слушаться гормонов, а не какой-то там ложной стыдливости.

Реальному совратителю покойной Кристин дали девять лет тюрьмы, потому что он нарушил писаный закон. А если бы до мотеля дело не дошло, то он остался бы на свободе. Успев проделать плодотворную работу по манипулированию сознанием (а еще больше - подсознанием) девушки. Проведя курс растления путем примера - делай, как я.

Некоторые считают, что сходную работу с умами и сердцами подростков проводит совратитель виртуальный: кино- и телеэкран.

Конечно, цели у Бауэрса и у Голливуда совсем разные. Бауэрсу надо было довести до койки. Голливуду надо получить деньги за билет. Желательно, за много-много билетов. И чтобы никто не мешал, не отгонял народ от кассы. Труженикам Голливуда надо питаться. А некоторым - еще и покупать машины «Феррари» и жертвовать на борьбу со СПИДом в Африке.

Поэтому из Голливуда все время доносится крик, что кино и ТВ примера не подают и подражания не вызывают. А из органов власти иногда раздаются утомленные стоны, что вызывают. Это продолжается много лет. Идут не просто споры. Проводятся научные исследования. Наука пытается понять: делает ли кино что-то с тем, что происходит у нас внутри? Меняет ли оно наш взгляд на вещи? Наше поведение? А доказать с цифрами и неопровержимыми фактами в руках ничего невозможно. Уж больно это тонкое дело - влияние на отдельную человеческую душу. И на тех, кто подозревает, что надо бы поосторожней, что все-таки нечто в этой душе может пострадать, - смотрят чаще всего как на душителей свободы слова, готовых надеть намордник на вольных художников.

Тем более, что наблюдается и перегибание палки. Душители существуют. В некоторых церквях американских пятидесятников, например, детям внушают, что Гарри Поттер - исчадие ада, и в правильные времена его бы уж точно казнили. Дай им волю - какая там свобода творчества! Они бы из книжек про Гарри в момент разложили бы большой костер.

В отношении свободы слова многие американцы готовы признать только одно-единственное ограничение. Я слышала про него от либералов раз восемьсот. Это пример, приведенный знаменитым юристом Оливером Уэнделлом Холмсом в 1919 году, во время процесса «Шенк против Соединенных Штатов». 78-летний Холмс сказал: «Самая строгая защита свободы слова неприменима к человеку, который кричит «Пожар!» в переполненном театре, когда пожара нет, и этим вызывает панику».

Очень разумно, кто же будет с этим спорить? Но в своеобразном либеральном сознании эта цитата (источник, как правило, им неведом) укоренилась как единственный возможный запрет на человеческие высказывания. Нельзя только кричать «пожар» в театре. Все, абсолютно все остальное можно. Выходить на пронацистские демонстрации можно. Призывать к убийству евреев - можно. Я сама лет восемь назад слышала по радио, как деятель негритянской «Нации ислама» (заместитель Фаррахана), выступая перед студентами, предлагал не только убивать, но потом доставать из могил и убивать еще раз. Студенты испускали вой одобрения. Или вот совсем недавно один юноша принес в школу большущий плакат, призывающий принимать наркотики. Неприятности были не у него, а у директора, который пытался удушить свободу слова ученика. В другой школе девочки обязательно хотели поставить на сцене известную феминистскую пьесу под названием «Монологи влагалища». Директору, не давшему разрешения, тоже пришлось несладко.

Почему либералы выбрали только и именно этот запрет с пожаром и театром - большая загадка. Может быть, потому что он абсолютно не жизненный.

Сейчас у нас в сенате снова подымается легкая волна протеста против гадостей на телеэкране. Надо отдать должное сенаторам-демократам - они в первых рядах этой безнадежной борьбы. Сделали и стали показывать пятиминутный клип из самых выразительных сцен. Через две минуты сенатор Лаутенберг (демократ) сказал: «Да хватит. Все мы понимаем, что это омерзительно». Сенатор Рокфеллер 4-ый (демократ) объявил свой план: ну примем же, наконец, закон, дающий государству право регулировать (то есть, пресекать) «непристойное и насильственное содержание» телевидения. Он осудил Голливуд за «бесконечную гонку вниз, на дно», вызванную алчностью компаний. Все призывы к Голливуду, чтобы он сам сдерживал свои порывы, оказываются напрасными, сказал сенатор.

Все это, конечно, ни к чему не приведет. Рокфеллер уже пробовал это в 2005 году - безрезультатно. Никакой государственной цензуры Голливуд не допустит. В сенате выступают профессора, объясняющие, как показ насилия может изуродовать психологию детей. А телевизионщики наняли своего профессора из Гарварда. Зовут Лоренс Трайб. Специалист по защите Конституции. Он объяснил сенаторам, что любой закон о регуляции содержания ТВ любой американский суд вышвырнет вон как неконституционный.

Как обычно, Голливуд предлагает замечательный выход. Они будут и дальше показывать все, что захотят. А ответственность переложат на мощные плечи родителей. ТВ будет любезно давать этим беднягам больше информации насчет грязи и крови в передачах. И научит, как блокировать нежелательные зрелища. Будет родителям чем заняться в свободное время. А дети, конечно, будут сидеть и ждать родительского разрешения...

Вот Голливуд и улыбается, как говорят американцы, по дороге в банк. Он же просто дает зрителям, чего они желают. Удовлетворяет запросы человеческой натуры. А ведь в этой натуре, заметим, чего только нет. И не все равно - какие из сторон натуры стоит поддерживать и развивать, а какие ограничивать. Митя Карамазов говорил, что слишком широк человек - надо бы сузить.

Вообще-то Голливуд не спорит, что порнография растет, педофилия крепнет. Но это уж, извините, такие времена пошли. А с чего это они пошли - да кто их знает. Буш, скорее всего, виноват.

В мае нынешнего года я отправилась в знаменитый университет Caltech на публичную лекцию. Сaltech неустанно просвещает население, и его лекции имеют большой успех. Зал человек на тысячу был переполнен. Тема лекции была интересная и, на мой взгляд, злободневная: «Пластичность мозга». На трибуну поднялась высокая красивая ученая по имени Эрин Шуман, профессор, доктор биологии, обладательница степеней лучших университетов, руководительница лаборатории. Цвет американской интеллигенции.

На экране засветился первый слайд. На нем были изображения мозга разных существ. Большой мозг слона, мозг человека, шимпанзе, лошади, а в самом низу - крошечный мозг мыши. Докладчица щелкнула кнопкой, и рядом с мышиным мозгом появилось фото президента США. Аудитория восторженно захохотала и забила в ладоши. Профессор Шуман скромно улыбнулась и заметила: «Я так и думала, что вам понравится». Очевидно, этот перл высокого остроумия был уже проверен, и всякий раз с успехом. Правда, сидевший рядом со мной мужчина средних лет не смеялся. Может быть, и третий такой же скрывался где-то в зале.

Вспомнила я дневник Чуковского. Там записано, как Твардовский рассказывает Корнею Ивановичу (в 1957 году): «Как-то я заболел - пришел врач - у меня было растяжение жил, он прописал лекарство, а потом говорит: рад, что познакомился с вами, я ведь тоже пишу стихи - и прочитал такую галиматью, что я ужаснулся: неужели такой идиот может лечить людей. Сразу увидел, что и врач он никудышный».

Советский поэт как в воду смотрел. Лекция профессора Шуман оказалась на уровне ее юмора. Это было чем-то вроде отчета ее лаборатории о проделанной работе: сколько раз и какие участки мозга подопытных мышей раздражали током. Слушать было отчаянно скучно, и в середине я ушла, ничего хорошего не узнав про пластичность мозга, но в очередной раз убедившись, что человек и в самом деле - цельное существо. Так что сходила на лекцию не зря.

Тот же Чуковский называл таких как Эрин Шуман «профессороподобными людьми». В Америке они исповедуют «прогрессивные» взгляды и умело преследуют тех, кто эти взгляды не разделяет. В университетах страстно делятся с беззащитной молодежью своим глубоким незнанием жизни, полным непониманием людей, горделивым отсутствием хорошего вкуса и воспитания, отменным чувством кошмарного юмора и редкостной неприязнью к собственной стране (всеми благами которой с аппетитом пользуются). Выйдя из учебной аудитории, юношество идет в кино - а там уже поджидают развлекатели, предлагающие свой товар. Для его восприятия не надо, как говорится, кончать двухэтажную школу.

Джад Апатоу, режиссер фильма «Залетела» (Knocked Up), дает своим постановкам простые и понятные названия. Предыдущая называлась «Сорокалетний девственник». Идея могучая. Ведь всем интересно про секс, верно? Вот и возьмем ситуацию, когда взрослый дурень ни разу в жизни не совершал полового акта. Ну, разве не смешно? Обхохочешься. Но, к счастью, у бедняги Энди есть группа товарищей, с которыми он играет в карты. Простые, сердечные люди. Есть с кем обсудить положение во всех деталях. («А из зала кричат - давай подробности!») И пуститься на поиски дамы сердца, то есть, подходящей самки. В фильме много смешного. Вот Энди подсовывают пьяную женщину. Так она его облевала с головы до ног! Вот дают посмотреть порно - смотрит, смотрит, а на него не действует. Вот с очередной бабой уже почти вышло - так он, чудак, не справился с презервативом. А вот косметичка сдирает Энди густые волосы с груди - прямо помрешь со смеху. И так два часа подряд, а потом наступает фальшиво-благостная концовка про то, как девственник обрел любовь и, конечно, вступил в законный брак. Один критик написал, что для 18-летнего зрителя, как раз употребившего ящик пива, ничего смешнее этого фильма на свете не будет. Я бы добавила - для 18-летнего зрителя, который только что аплодировал юмору профессора Шуман.

«40-летний девственник» собрал массу денег. Вдохновленный кассовым успехом своего искусства, мистер Апатоу стал развивать тематику дальше. Юная блондинка Элисон, героиня его следующего фильма «Залетела» - интеллектуалка. Она распространяет по телевизору сведения про голливудских знаменитостей - кто с кем, кто в чём, что почём. Но делает это за кадром. А тут ей выпало огромное повышение - теперь она будет стоять перед камерой, в кадре. От счастья повышенная делает то, что сделал бы на ее месте всякий интеллигентный человек. Отправляется в ночной клуб, напивается там до потери сознания и затаскивает в койку первого попавшегося парня. Все критики, пишущие о фильме, подчеркивают, что избранник Элисон стоит ниже ее на общественной лестнице. Это рыхлый лентяй Бен, который нигде не работает и не собирается. Живет коммуной с тремя или четырьмя такими же бездельниками. Правда, не чужд творчеству. Хочет вместе с сожителями открыть вебсайт, где будут показаны знаменитости в голом виде. Так что по типу мышления он не так уж далек от Элисон. Только денег не зарабатывает.

Авторам явно симпатична эта группа здоровенных молодых кретинов. Они ведь такие забавные, все время испускают шуточки по поводу известных фигур масс-культуры (режиссер на съемках заставлял придумывать эти шуточки самих актеров.)

Завязка сюжета очень увлекательная. Нам подробно демонстрируют, почему во время соития с Элисон Бен не воспользовался презервативом. Элисон, соответственно, «залетает». Дальше вступает густое американское ханжество. Дети - это святое. Аборты всех очень шокируют. Поэтому Элисон, по воле авторов, сразу решает младенца оставить.

Читайте полную версию статьи в бумажном варианте журнала. Вы также можете заказать отдельные номера журнала или отдельные статьи. Информация о подписке в разделе "ПОДПИСКА"