Посвящение отдельные главы из книги

Опубликовано: 1 июля 2007 г.
Рубрики:

Продолжение. Начало в № 6 [89]., Продолжение в № 7 [90]., Продолжение в № 8 [91]. , Продолжение в № 9 [92]., Продолжение в № 10 [93]., Продолжение в № 11 [94]., Продолжение в № 12 [95].

С веранды дома открывался прекрасный вид на долину внизу, по которой протекала медленная, величественная река. Другая сторона дома выходила в лес, где можно было бродить часами.

Утром мне приносили молоко, я спускалась в погреб за дневными припасами и разжигала печь. Потом я начинала свои йоговские упражнения. Лесная тишина и покой очень подходили для них. Но даже и без йоги это место возвышало людей духовно: они становились чувствительны к более высоким вибрациям, развивались скрытые органы психического восприятия и чувства.

Я выполняла здесь без напряжения труднейшие упражнения в концентрации и медитации. Я привезла с собой собрание рисунков Розенкрейцеров XVI-XVII веков и, кончив упражнения в концентрации, длившиеся несколько часов, медитировала на этих удивительных символических представлениях о глубочайшей истине, постепенно раскрывая секреты этой книги своим духовным зрением. Еще я изучала здесь восточную философию, прежде всего Веды и Упанишады. Все это помогло мне проникнуть в самые глубокие области моей психики. И я часто видела места и людей, которых никогда не знала в этой жизни; их одежда, имена и язык были совершенно другими, чем сейчас вокруг меня.

Медитируя, я ощущала внутри себя зеленовато-серый свет, как бы исходящий из невидимых глаз великого духовного существа, высшей сущности. И однажды этот свет полностью разогнал тьму. Я увидела глаза, смотревшие на меня, темно-синие (темно-голубые), полные силы и любви.

И под действием этого сияющего взгляда остатки тумана в моем сознании рассеялись и передо мной возникла величественная фигура с темно-синими глазами бесконечной глубины. Его фигура, Его лицо, Его глаза - Он!

 

22. Прошлое становится настоящим

Он стоял спокойно и смотрел на меня. Его глаза улыбались мне: Он был счастлив, что я, наконец, вполне проснулась и вновь вижу Его. Он же всегда видел меня, никогда не покидал, зная все мои заботы и помогал мне проснуться.

Постепенно отдельные фрагменты, всплывавшие передо мной раньше, соединились в мозаику, и появилась вся картина моей прошлой жизни в стране пирамид, на берегу Нила...

Маленькая комнатка в лесном доме исчезла, исчез и Он. Комната расширилась, и я увидела себя в своей роскошной спальне перед серебряным зеркалом. Служанка одевала меня в праздничный наряд, потому что сегодня мне исполнилось 16 лет и я готовилась к торжественному приему, на котором мой отец, Фараон, представит меня как свою жену, и я займу место своей умершей матери рядом с ним на троне.

Я увидела всю церемонию: как меня подводят к отцу, сидящему на золотом троне, рядом с которым неподвижно сидит его лев, как надевают золотые украшения - символы правящей расы, Сыновей Бога, как я сажусь рядом с отцом и мимо нас медленно движутся ряды придворных, кланяясь нам.

«Фараон» означает «Великий Дом». Его личность - «дом» Бога, Бог живет в нем и проявляет себя в нем, излучается через него. Я знаю громадную силу, изливающуюся из его глаз, силу любви. Он видит все, все мои недостатки, мое тщеславие. Но он все понимает, Он - сама любовь.

Когда церемония кончилась, отец проводил меня и сказал, что в память об этом дне он хочет исполнить какое-нибудь мое желание. Я ответила, что давно хочу только одного - посвящения, инициации, и ничего больше. Я хотела узнать творца, а не творение, не то, что мы называем жизнью и что на самом деле есть сон. Я сказала, что здесь, в жизни все ускользает из рук, все просто переходный этап между прошлым и будущим, а я хочу вечного, настоящего.

Отец очень советовал мне подождать, потому что я еще слишком молода и не приобрела достаточно опыта в этой земной жизни. А без такого опыта и без полного самоконтроля над своей человеческой природой любого, ищущего посвящения, ожидает много опасностей. Но я стояла на своем, и отец согласился поговорить со своим братом Птахотепом, Верховным Жрецом Храма и предводителем нашей расы. Я поблагодарила и мы расстались.

В детстве я редко видела отца. Он пришел на Землю, чтобы исполнить свой долг - руководить людьми в их земной жизни. Задачей его жизни было научить сыновей человека так управлять страной, чтобы все ее жители могли развиваться наилучшим образом, и эта задача отнимала почти все его время. Но когда он все же находил время для меня, то говорил со мной, как со взрослой, потому что для людей нашей расы, Сыновей Бога, неважно, сколько времени кто провел на Земле, так как мы обладаем духовным сознанием с самого рождения. Возраст и рост имеют значение лишь для сыновей человека, которые так тесно связаны со своими телами, что отождествляют себя с этими физическими инструментами, полностью забыв, что их истинная духовная природа не зависит от времени и пространства.

Но члены нашего рода, Сыновья Бога, знают, что только тело может быть «ребенком» или «взрослым», а дух всегда остается тем же самым. Поэтому, даже не будучи рядом физически, я всегда ощущала свою духовную связь с отцом и матерью, которая уже не жила в теле на Земле.

 

23. Он

Птахотеп - не только Верховный Жрец, но и Верховный врач и архитектор, потому что он владеет всеми тайнами Природы. Он пришел на Землю с задачей - руководить сыновьями людей в их духовной жизни и посвящать их в различные науки. Он стоит выше отца, так как никогда не отождествлял себя с телом, а отец мой женился и этим привязал себя более прочно к материальному плану.

Вечером служанка проводила меня в Храм, где в конце длинной колоннады в маленькой приемной меня ждал Он - представляющий Бога Птахотеп. Я впервые видела его так близко, и меня поразили его глаза - темно-синие, бездонные, как само небо. Если смотреть в глаза сыновей человека, легко видишь их дно: видна их душа, весь характер - это индивидуальные глаза. В глазах же Птахотепа нет ничего личного, индивидуального, только бесконечная глубина вечности: в них - весь мир, все сотворенное. Я узнала себя в этих глазах и с первой же минуты почувствовала безграничное доверие, потому что эти глаза знали меня, содержали меня в себе. Я в нем, а Он во мне, фактически я была Им, и мы составляли полное единство.

Он был воплощением любви, и эта любовь изливалась на меня. Растроганная до глубины души, я упала перед ним на колени. Он поднял меня и сказал: «Дитя мое, никогда не преклоняй колен перед видимой формой. Один и тот же Бог проявляется через тебя, меня и весь сотворенный мир. Только перед Богом ты можешь упасть на колени...». Потом он стал рассказывать мне о Посвящении.

«Посвящение означает приобретение сознания. Сейчас ты сознательна до той степени, которая соответствует сопротивляемости твоих нервов и тела. Получая сознание более высокого духовного уровня, человек начинает автоматически проводить в свое тело все более высокие и глубже проникающие силы. Поэтому он должен также повысить и уровень сопротивляемости нервов и тела. А при высшей, божественной степени сознания сопротивляемость нервов должна возрасти до уровня, чтобы выдержать это божественное состояние без вреда для тела. Инициация включает также всемогущество и всеведение. Ты будешь инициирована, но позднее, потому что сейчас ты еще не готова к посвящению. Ты еще не научилась руководить божественной творческой силой внутри своего тела, а без такого контроля на физической плоскости сознание этой силы на духовном уровне опасно: ты можешь ожечь свои нервные центры. Достигнув высшего уровня духовного сознания и получив контроль над этой силой, ты можешь нанести себе огромный вред, проводя ее в свои низшие нервные центры. И в этом случае твое сознание опустится ниже, чем оно было при рождении в этой жизни.

Пробуждение сознания должно начаться на низшем уровне, в сфере проявления, так как тогда ты будешь проводить в тело только силы, соответствующие уровню твоего развития, силы, которые твои нервы выдержат без вреда для себя, так как они имеют достаточную сопротивляемость...».

«Отец моей души, - ответила я, - я хочу немедленно начать подготовку к посвящению и пройти через этот опыт сразу же. Как мне узнать и научиться контролировать эту силу в теле, в ее физическом проявлении?»

До этого момента благородное лицо Птахотепа было неподвижно, как у статуи, но тут он улыбнулся, а глаза его засветились еще большим пониманием: «Немедленно? Это невозможно, дитя мое. Осознать божественную творческую силу на низшем уровне шкалы проявлений означает пережить физическую любовь. Ты должна подождать, пока какой-нибудь юноша не привлечет тебя к себе и не разбудит своим положительным мужским излучением, заставив тебя засветиться, зажечься отрицательной женской силой. Ты должна пройти через это испытание, узнать огромную силу физической любви во всей ее полноте, иначе ты не сможешь управлять ею, и она будет постоянным искушением, поддавшись которому ты можешь упасть на более низкий уровень сознания, чем твой теперешний».

«Физическая любовь - не искушение для меня, я не боюсь этой опасности, это вообще не опасность для меня. Разреши мне инициацию, Отец души моей!» Птахотеп стал опять серьезен и сказал: «Дитя мое, смелость перед лицом неизвестной опасности - это не смелость и не сила, а только невежество и слабость. Не забывай, что любовь есть тоже проявление божественной творческой силы и потому сильна, как сам Бог. Ты не можешь уничтожить эту силу, ты только можешь трансформировать ее. Но ты этой силы не знаешь, поэтому не знаешь, как можно ее трансформировать. Иди домой и подожди, пока судьба пошлет тебе этот опыт».

Я снова бросилась перед ним на колени и умоляла его, но он был непоколебим. На прощание он сказал, что для посвящения нужен абсолютный самоконтроль, а у меня его совсем нет, и я очень самоуверенна. Еще он сказал, что я связана неразрывной и вечной связью с расой сыновей Бога и что он - руководитель моей души: он всегда со мной, знает, что я делаю и думаю, даже не видя меня, и знает, что будет со мной дальше. Я была счастлива узнать, что есть живое существо, понимающее меня без слов, как сам Бог. Но если он все знает обо мне, то должен знать и то, что я не соглашусь с его отказом и приду снова.

Я пришла на следующий день и снова получила отказ. После этого я не спала всю ночь, а на третий день снова отправилась в храм. Всей душой я желала инициации, желала всеведения, чувствуя свое сознание отупевшим и омертвевшим из-за того, что оно заключено в теле. Но все равно я хотела все знать, проникнуть во все тайны природы. Зачем мне ждать, если физическая любовь мне безразлична? Я знаю, что она нужна для продолжения рода и не попаду в эту ловушку природы. Мужчины интересуют меня только в той мере, в какой они восхищаются моей красотой. Все они делают это, и мне этого вполне достаточно, мое тщеславие удовлетворено. Так бывает в обществе других людей, но когда я одна, я хочу только инициации.

И в третий раз Птахотеп принял меня в той же маленькой комнате. Как слепа и глуха была я! Как будто Птахотеп не видел ясно всего, что случится со мной в будущем. Но даже он должен был подчиниться божественному закону и спокойно наблюдать, как я лечу в бездну, чтобы потом выбираться из нее своими собственными силами.

Он знал без слов, зачем я пришла, и сказал: «Ты третий раз просила инициации, несмотря на мой отказ. У Сыновей Бога есть закон: если член нашего рода трижды просит об инициации, мы не можем ему отказать. Значит, инициация нужна ему, несмотря на связанный с этим риск. Я поговорю с твоим физическим отцом о твоем режиме во время подготовки к инициации. Обычно неофиты все это время живут в храме, но для тебя придется сделать исключение, чтобы ты могла выполнять при дворе обязанности жены фараона...».

Мне хотелось броситься ему на шею, но я постаралась показать ему, что могу контролировать себя и осталась стоять неподвижно, только глазами выражая свою радость. Он улыбнулся и сказал: «Считай то, что ты сделала в своих мыслях, уже сделанным на самом деле; никогда не забывай этого!»

Тогда я бросилась к нему и расцеловала в обе щеки. «Я вижу, что у тебя громадный самоконтроль», - сказал Птахотеп, и на этом мы расстались.

Продолжение