Интервью с Одри Тоту. Амели становится аферисткой

Опубликовано: 1 марта 2007 г.
Рубрики:

В детстве она мечтала изучать повадки обезьян-приматов, но строгий папа-стоматолог не разделял увлечений дочки и отправил ее в колледж заниматься почтенной наукой филологией. Она делала это прилежно, исследовала нарциссизм в творчестве Оскара Уальда, но страсть к обезьянничанию все же победила — правда дала о себе знать иначе: она стал актрисой. А после роли милейшей официантки Амели в одноименном фильме — актрисой суперизвестной. Ее зовут Одри Тоту. Не так давно она завершила съемки в искрометной авантюрной комедии «По самой дорогой цене», в которой Тоту сыграла обворожительную и бессовестную охотницу за женским счастьем.

— Одри, как вам в руки попал сценарий комедии «По самой дорогой цене»?

— Все было забавно. Мне позвонили Пьер Сальвадори и Бенуа Граффин и сообщили, что очень хотят сделать мне что-нибудь приятное и вот придумали одну историю, где для меня будет отличная роль. Осталось написать сценарий. Спросили: хотите знать, о чем история? А я говорю: нет, заранее не хочу, сначала сценарий напишите. При том, что я отлично помнила предыдущие фильмы Пьера, он очень талантливый режиссер, и поработать с ним я давным-давно мечтала.

— Так что ж вы тогда не согласились сразу, безо всякого сценария?

— Подстраховалась. А вдруг мне потом сценарий не понравится — и что, брать свое слово обратно? Некрасиво. Получается, люди хотели доставить мне удовольствие, хотели как лучше, а я из себя звезду строю: то да, то нет. Нет, так нельзя. Поэтому я, с одной стороны, строила самые радужные планы насчет работы в новом фильме Сальвадори, а с другой — ждала сценария с опаской.

— Долго они его писали?

— Полгода. Я получила его перед самым вылетом... куда же я тогда летела?.. В Гамбург, кажется. Как открыла в самолете первую страницу, так меня уже было не оторвать. Все вокруг смеялись, глядя, как я буквально впилась в этот сценарий. Мне он страшно понравился. Не успели мы приземлиться, как я тут же набрала номер Пьера и прокричала в трубку, что согласна.

— Чем же вас так захватила эта история?

— Тем, что она умная. Тем, что в ней нет ходульных положительных героев, этих скучных носителей прописных истин, вообще нет никакого морализаторства, но мораль есть — и она считывается между строк. Эта комедия рассказывает об очень серьезных вещах, о том, например, на что люди способны ради денег, как далеко они могут зайти, и как важно вовремя остановиться. Или о том, как необходимо отличать настоящую жизнь с ее ценностями от разных окружающих нас мнимостей. Но Пьер и Бенуа сделали все это в легкой, изящной манере, чтобы зрители полтора часа весело смеялись и потом понимали, что смеялись над собой и что им есть над чем задуматься. Что же касается моей героини Ирен, то для нее там придумано множество острых и интересных ситуаций, каждая из которых для актрисы — счастье.

— А как насчет ее характера? Он вам близок и понятен?

— Не скажу, что близок, но это легкий характер, и именно этой легкостью Ирен очаровательна. Помните, как она признается, что ровным счетом ничего в жизни не умеет делать — только вести светские беседы? И в отношении дорогих вещей, всяческой роскоши она — как ребенок. Ей страшно хочется все это иметь. Хочется так искренне, так по-детски, что не может не восхищать.

— О, да вы замечательный адвокат. Если бы я не знал, что вы в своей доактерской жизни занимались филологическими штудиями, то подумал бы, что у вас в шкафу пылится диплом юриста. Что ж, с вашего позволения я продолжу допрос. Как прикажете быть с постоянным враньем Ирен?

— Так это же настоящее искусство — так пудрить людям мозги, так манипулировать ими, играть на их слабостях! И еще она бесстрашна. Ничего и никого не боится.

— А вот я боюсь, что некоторым зрителям на фильме «По самой дорогой цене» придется нелегко. Я имею в виду заядлых амелиманов, для которых Одри Тоту, что бы она ни сыграла, навсегда останется чудесной Амели Пулен, подавальщицей с Монмартра. И для них, наверняка, будет шоком преображение добрейшей Амели в хитрую аферистку.

— Послушайте, но я же актриса! У меня уже десяток фильмов и, надеюсь, будут еще. Я не могу быть заложницей Амели.

— А ведь наверняка приходится. Не получать ли вам тогда в порядке компенсации некоторые девиденты с того успеха? Например, заставить владельцев кафе “Deux Moulins” на рю Лепик, где Жан-Пьер Жене снимал «Амели», сделать вам порядочную скидку. Все стены вашими плакатами увешали, от посетителей отбоя нет — пускай с вами делятся.

— Вряд ли я этого дождусь. Когда я однажды туда заглянула, все случилось ровно наоборот: меня заставили заплатить за выпитый бокал вина сполна. Даже взяли, мне кажется, больше, чем с остальных... Нет, с прежним хозяином я бы, может, и договорилась на чашечку кофе бесплатно, но я слышала, что недавно кафе “Deux Moulins” перешло в другие руки — так что увы. Ничего мне с моей Амели не получить...

Читайте полную версию интервью в бумажном варианте журнала. Информация о подписке в разделе “ПОДПИСКА”