Личная перестройка Славы Цукермана

Опубликовано: 15 января 2007 г.
Рубрики:

Последние три месяца Слава Цукерман провел в Москве, снимая свой новый фильм под условным названием “Перестройка”. Сейчас он в Нью-Йорке, монтирует картину. Однако некоторые работы по озвучанию, по производству комбинированных съемок продолжаются в Москве, там же работает над музыкой для фильма композитор Александр Журбин. Так что Славе в ближайшие месяцы предстоят еще многочисленные полеты в Москву и обратно.

Слава Цукерман (слева) и Сэм Робардс, играющий астрофизика в фильме "Перестройка"

Все сказанное выше, включая название “Перестройка”, наводит на мысль, что Слава Цукерман снимает российский фильм. Однако это совсем не так.

“Я люблю парадоксы, — говорит Слава, — все мои фильмы и моя жизнь ими полны, однако мой последний проект побивает рекорд по количеству связанных с ним парадоксов.

Начать с того, что этот, по всей видимости, самый русский из всех снятых мною фильмов, на самом деле во всех отношениях американский фильм. Он снят целиком на американские деньги. Почти все главные роли в нем исполняют известные американские актеры: Мюрей Абрахам (получивший Оскара за исполнение роли Сальери в “Амадеусе”), Сэм Робардс, Алли Шиди. А главное, это фильм на английском языке, и хотя я верю, что хороший фильм понятен всем во всем мире, тем не менее, адресую эту картину, прежде всего, зрителям за пределами России.

Второй парадокс — хотя сюжет этого фильма очень близок к реальным событиям моей жизни и многие считают его автобиографическим, на самом деле он вовсе не обо мне”.

Последнее заявление Цукермана требует объяснения. Дело в том, что Слава Цукерман эмигрировал из СССР в 1973-м году и после 17-летнего перерыва впервые приехал в Москву с визитом в 1989-м.

Главный герой фильма, астрофизик Саша Гринберг, как и Цукерман, эмигрирует из СССР в 1973 году и в 1989-м году впервые после эмиграции приезжает в Россию, чтобы принять участие в Международном космологическом конгрессе. Там он встречает всех своих старых и новых друзей и переоценивает свою жизнь. Все это и составляет содержание картины. В фильме использованы многие детали жизни Цукермана. Кроме того, некоторые старые Славины друзья-кинематографисты принимали участие в работе над фильмом. Поэтому члены съемочной группы за спиной режиссера постоянно шептались, стараясь идентифицировать прототипов героев картины. Когда Слава узнал об этом, он очень удивился, меньше всего он хотел снять автобиографический фильм.

“Все писатели, — говорит Слава, — используют в своих книгах и сценариях некоторые детали собственной жизни, однако это не означает, что все книги — автобиографии. Саша Гринберг — астрофизик, а я — кинорежиссер, уже хотя бы поэтому у нас не может быть одной и той же биографии”.

По словам Славы, “Перестройка” — фильм, принадлежащий сразу двум жанрам. С одной стороны, это философская притча о человеке, пытавшемся понять устройство Вселенной, но обнаружившем, что он (как, по его мнению, и все остальные представители человечества) не способен понять даже самого себя, смысл собственной жизни...

С другой стороны, жанр этого фильма легче всего соотнести с библейскими пророчествами: книгами Исайи, Иеремии. Это страстный, исступленный призыв к человечеству, призыв изменить пути нашей цивилизации, по мнению героя картины ведущие к неизбежной гибели.

Саше Гринбергу кажется, что всё в этом мире идет неправильно, что наука ведет к гибели множеством разных путей: от создания атомной бомбы до опытов по изменению генетики человека. То же самое происходит и с социальными отношениями: распадается семья, рушатся все общественные структуры.

Главные герои фильма — решительные люди, смело управляющие своей судьбой. Живя в мире, разделенном на две системы, они не смирились с обстоятельствами, и им удалось прорвать “железный занавес”. Сашин учитель и наставник — профессор Гросс в 50-е годы эмигрировал из США в Советский Союз, его ученик эмигрировал из СССР в США. Оба они думали, что “выбирают свободу”, и обоим их смелый поступок не принес счастья. Ученик, зная опыт учителя, зеркально повторяет его биографию — в этом иронический закон жизни. Каждый сам должен пройти через критическую точку “перестройки” чтобы познать мир.

Не только Саша Гринберг и профессор Гросс, но и большинство других героев фильма проходят через кризис. И не случайно встречаются они в Москве 1989-го года. Люди, переживающие свой личный кризис, как крушение цивилизации, сталкиваются в столице страны переживающей такой же кризис. Саше кажется, что подобно ему и Гроссу, Россия переходит из одной системы в другую. Перестроечная Москва — часть сюжета картины — сюрреалистический фон, отражение внутренней жизни героев.

“Название фильма “Перестройка”, — говорит Слава, — может ввести в заблуждение, навести на мысль, что это фильм о России в определенный исторический момент. Между тем Россия этого фильма — символическая страна “перестройки”, кризиса. Она так же далека от конкретной России, как Германия Ларса фон Триера в “Европе” от реальной Германии, Америка последних фильмов того же фон Триера или “Карьеры Артуро Уи” Брехта от реальной Америки, а Италия “8 1/2” Феллини от реальной Италии. Русское слово “Перестройка” стало международным словом, означающим революционное изменение страны и мира. И именно в этом качестве попало оно в наш фильм.

Я вижу “Перестройку” как сюрреалистическую фантасмагорию — гигантскую экспрессивную фреску, несущую образ обезумевшего мира”.

Слава задумал фильм не о России, а обо всем мире, и поэтому, к удивлению многих, на роль главного героя взял не русского актера, а американца Сэма Робардса. Известный по таким фильмам как “Красота по-американски” и “Искусственный разум”, Сэм — плоть от плоти Голливуда. В Голливуде он родился и вырос. Его мать — кинозвезда Лорин Бэкол, отец — трижды лауреат Оскара — Джейсон Робардс. Однако и в жизни Сэма можно найти российские следы.

Одна из лучших ролей его отца — это роль академика Сахарова на американском ТВ. Его мать Лорин Бэкол была кинозвездой, которая снималась вместе со своим первым мужем, знаменитейшим актером Хамфри Богардом. После его смерти она вышла за известного актера Джейсона Робартса, отца Сэма. Оказывается, по происхождению она российская еврейка.

Я спрашиваю Славу, почему он решил снимать сегодня фильм, основное действие которого происходит в 1989-м году.

“Мир меняется с огромной быстротой, — отвечает Слава. — Сегодня бег времени особенно заметен в России. С момента моего прошлого визита в Москву прошло меньше трех лет, а город за это время так изменился, что его просто невозможно узнать. “Перестройка” — символическая эпоха, исходная точка временного взрыва. Взгляд на нее позволяет лучше понять и прошлое, и настоящее, и будущее”.