Как Израилю удалось обойти французские санкции. Почти детективная история

Опубликовано: 10 марта 2022 г.
Рубрики:

После 24 февраля 2022 года ─ день, когда Владимир Путин объявил о начале «Специальной военной операции в Украине и денацификации страны», ─ в Интернете и в мировых средствах массовой информации с утроенной частотой замелькало словосочетание «Международные санкции против России». 

Санкция, как показывает этимология этого слова, происходит от латинского sanctio — строжайшее постановление. Цель установления международных санкций состоит в том, чтобы принудить попавших под санкции правительство страны и отдельных лиц соблюдать нормы и принципы международного права, сделать продолжение вызвавшей санкции деятельности как можно более затратным и неудобным, и воспрепятствовать неприемлемым действиям адресата санкций.

Россия не первая и наверняка не последняя страна, попавшая под международные санкции.  

До «Шестидневной войны» Франция являлась главным поставщиком оружия в Израиль. Де Голль не был патологическим антисемитом, но колониальный конфликт с Алжиром, а также заигрывание с арабским миром привели господина президента к осуждению нападения Израиля на соседние арабские страны и введению санкций на поставки французского оружия в Израиль. 

Чем это грозило Израилю? Дело в том, что в апреле 1966 года Израиль разместил во Франции заказ на 50 истребителей «Мираж V». На момент объявления санкций производство многих серийных самолётов уже находилось в завершающей стадии или было завершено, но поставка их военно-воздушным силам Израиля была заблокирована.

Помимо этого, из-за санкций возникла проблема с запасными частями к «Миражам» – основному на то время типу самолетов ВВС Израиля. Специалисты знают, сколь велика потребность в запасных частях у боевых машин, в которых все узлы работают с максимальным напряжением и отказ одной-единственной детали делает эксплуатацию огромной машины с сотнями тысяч различных деталей невозможной.  

Авиастроительная промышленность Израиля по техническому уровню уже приближалась к созданию боевых самолетов, но для производства необходимых узлов и деталей требовался полный комплект технической документации. Для разработки такой документации необходимы значительные средства, а самое главное ─ время, которого у страны, находившейся в состоянии войны, просто, не было. 

Для того, чтобы понять, какую задачу предстояло решить израильским авиаконструкторам, приведём лишь один пример. Швейцария затратила шесть лет на то, чтобы выпустить «Мираж», несмотря на наличие лицензии. При этом швейцарские авиастроители имели доступ ко всем чертежам и могли всегда рассчитывать на техническую помощь французских инженеров. К тому же эта страна-изготовитель не испытывала тех финансовых затруднений, какие испытывал Израиль. 

Купить лицензию на изготовления запчастей для «Миража V» Израиль не мог, поскольку санкции Франции распространялось и на лицензии. По сути, Израилю оставался только один путь — постараться нелегально получить техническую документацию. Задания на поиск выходов к документации получили резидентуры «Моссада» (разведывательной службы Израиля) во всех странах, которые располагали лицензиями на «Мираж V». 

Поиск сработал в Швейцарии. Там компания «Шульц Бразерз» производила авиационные двигатели для французских «Миражей», осуществляла сборку истребителей с дальнейшей их поставкой в военно-воздушные силы. Палочкой-выручалочкой для Израиля стал работник этой фирмы – инженер Альфред Фрауенкнехт (1939-2014), швейцарский немец.

Какими же мотивами руководствовался господин Фрауенкнехт, давая согласие на сотрудничество с израильтянами? На сей счёт существуют довольно противоречивые версии. По одной из них, главными мотивами Фрауенкнехта было чувство вины перед евреями, характерное для многих немцев после Второй мировой, симпатия к Израилю после «Шестидневной войны» и убеждение в несправедливости и опасности для самого существования еврейского государства французских санкций. По другой версии, опытными разведчиками из «Моссада» были использованы его человеческие слабости — недовольство начальством, самомнение и потребность в деньгах на содержание любовницы. Возможно, все это переплеталось в душе инженера и в конечном итоге стало основой для сотрудничества.

После нескольких раундов переговоров Фрауенкнехт согласился достать полный комплект чертежей самого истребителя и его технологической оснастки. Непосвящённому читателю поясним: технологическая оснастка – это совокупность приспособлений для установки и закрепления заготовок и инструментов, для выполнения сборочных операций, транспортировки заготовок, готовых деталей или узлов самолёта.

Уже можно было приступать к дальнейшему сотрудничеству, однако существовало, казалось бы, непреодолимое препятствие ─ объём чертежей составлял более чем железнодорожный вагон. И здесь израильтянам повезло. Альфред Фрауенкнехт оказался гениальным организатором и придумал блестящий план: он предложил руководству своей фирмы «Шульц Бразерз» перевести все чертежи на микропленки, поскольку в тот период выпуск самолетов был приостановлен на неопределенное время, а сами чертежи, занимающие значительные площади в административном здании, уничтожить.

Служба безопасности санкционировала акцию при условии присутствия ее представителя на городской мусоросжигательной станции. Процесс микрофильмирования строго контролировался, так что сделать копию микропленки было невозможно. Были заказаны специальные контейнеры для перевозки чертежей. Была выделена специальная машина (микроавтобус «Фиат») для перевозки от секретной комнаты, где производилось микрофильмирование, до станции. Контролер участвовал во вскрытии каждого контейнера на мусоросжигательной станции, убеждался, что там чертежи, и подписывал акт, когда последний листок исчезал в пламени. Казалось бы, схема была отработана тщательно и исключала всякие неожиданности.

Но, как говорит немецкая пословица, «Auch ein blindes Huhn findet mal ein Korn» ─ «Даже слепая курица иногда находит зёрнышко» По рекомендации Альфреда Фрауенкнехта, водителем «Фиата» был назначен его двоюродный брат ─ Маттиас. Тот арендовал гараж на полпути к мусоросжигательной станции, заказал в той же фирме, что и компания«Шульц Бразерз», контейнеры-двойники и за бесценок закупил в Швейцарском федеральном патентном агентстве целую гору чертежей, срок хранения которых истек.

Остальное, как говорится, было делом техники. В выходные дни контейнеры-двойники заполнялись чертежами-«пустышками». Каждый рабочий день Маттиас по дороге на мусоросжигательную станцию сворачивал в гараж, где выгружал ящики с чертежами истребителя и на их место ставил в машину контейнеры-двойники с устаревшими чертежами патентов. Операция занимала не больше пяти минут — никто не отмечал такую малую задержку. На станции же у контролера не было ни стремления, ни квалификации вникать в сотни чертежей (разовая недельная «порция» составляла около 50 килограммов бумаги — желающие могут легко сосчитать, сколько это листов).

Сначала Фрауенкнехт встречался с израильскими разведчиками в отелях и ресторанах и отдавал им украденные чертежи. Но материалов было много, очень много, и тогда был разработан план передачи больших партий.

По субботам в том же фургоне чертежи перевозили в городок Кайзерагст в 30 милях от Цюриха, на берегу Рейна – у самой границы с Германией. Перевалочной базой было складское помещение швейцарского отделения фирмы «Ротзингер и Ко». Чертежи истребителя выгружались в контейнерах на складе, затем Фрауенкнехт с братом шли «попить пивка» в ресторан «Хир-шен». Там их появление замечал служащий фирмы «Ротзингер и Ко» ─ некий Ганс Штрекер (его фамилия и имя были, конечно же, вымышленные). Тот тут же мчался на склад, перегружал контейнеры в багажник своего черного «мерседеса» и вывозил их в Германию, где на небольшом аэродроме близ Штутгарта уже ожидал частный самолёт «Сессна», зарегистрированный в Италии. Чертежи перелетали в Бриндизи ─ итальянский городок на берегу Адриатического моря ─ и утренним рейсом пассажирского лайнера «Эль Ал» доставлялись в Израиль.

В конце сентября 1969 года на склад фирмы «Ротзингер и Ко» была доставлена последняя партия документов — операция продолжалась почти год. 

Беда наступила в то самое время, когда братья Фрауенкнехт расслабились и вздохнули с облегчением. Ганса Штрекера застали, что называется, на месте преступления бдительные владельцы фирмы «Шульц Бразерз». Штрекер, не успев погрузить последний ящик с документами, вскочил в свой «мерседес» и был таков (кто он был и где он сейчас, не разглашается), но на складе остался ящик с чертежами под грифом «Совершенно секретно. Собственность Министерства обороны Швейцарии». Через семьдесят два часа полиция и служба безопасности «вычислили» Альфреда Фрауенкнехта. 

Он не отрицал своего участия в передаче чертежей и признавал, что с точки зрения закона совершил преступление; что касается мотивации, то он заявил:

— Я сделал это из моральных соображений, для того, чтобы помочь Израилю. Для них это вопрос жизни и смерти. А что касается меня, убежденного христианина, то в моей памяти стоят Дахау и Аушвиц.

23 апреля 1971 года швейцарский суд признал инженера виновным в шпионаже, но судьи проявили уважение к его мотивам и приговорили его к четырем годам лишения свободы с зачетом 18 месяцев предварительного заключения.

 

Уже через год Израиль стал выпускать новый самолет «Нешер» (на иврите — «Орел»), на котором стоял двигатель, созданный с использованием технологии французских «Миражей». 29 апреля 1975 года Израиль с гордостью продемонстрировал свое последнее достижение — истребитель «Кфир» (на иврите ─ «Львёнок»). Он был удивительно похож на «Мираж-5».

 Фрауенкнехт, благодаря которому это стало возможным, был приглашен в Израиль – посмотреть на первый полет «Кфира».  

По вопросу о цене сделки версии сильно расходятся. По одной из них, Фрауенкнехт вообще не ставил вопрос оплаты и совершил это важнейшее для Израиля, но и опасное дело лишь из идейных соображений; двести тысяч долларов (сумма, просто несопоставимо малая за комплект чертежей, то есть, тайную лицензию) требовались только после завершения всей операции, в качестве страховки для его семьи. По другой версии, речь шла о миллионе долларов (тоже намного меньшая сумма, чем следовало бы вознаградить такую работу), и те же 200 тысяч фигурировали уже в качестве аванса.

Жизнь показывает, что, хотя среди библейских заповедей и есть «Не укради!», но ради спасения своей страны и людей можно совершить такой грех.

 

При написании данного очерка использовался материал, приведённый в книге Иосифа Дайчмана «МОССАД. История лучшей в мире разведки».