Художник Лев Табенкин в коронавирусном круговороте 

Опубликовано: 10 февраля 2022 г.
Рубрики:

 Современного художника Льва Табенкина, если сопоставлять, то не с живописцами наших дней, а с Микеланджело, Брейгелем, Гойей, традиции которых он подхватывает. А из классиков авангарда назову, пожалуй, Пикассо (не кубистического) и отчасти Магритта, с его ироническим отторжением здравомыслящего и упорядоченного «буржуазного» мира…

Не знаю, что так подействовало на нашего Льва, ужасы двух с половиной ковидных лет, плотно обступившие личные проблемы или все это вместе, но у него явственно изменился художественный почерк. Стал жестче, если не сказать ожесточеннее.

Художник словно бы решил заново проверить общечеловеческие моральные абсолюты и спрашивает со своих персонажей по самой высокой мерке. Замкнутый и обособленный «ковидный» мир тоже, кажется, на него повлиял. Почти нигде нет не только небес, но и дальние планы совсем исчезли, возникло ощущение полного отсутствия воздуха. Все происходящее придвинуто вплотную к нашим глазам, отчего сцены человеческой жестокости обретают еще более зловещий смысл, особенно по контрасту с сияющей, словно составленной из кусочков разноцветной смальты палитрой.

 Прежде Адам и Ева уходили из рая едва ли не с облегчением («Изгнание из рая», 1994, х.м.). Они вырывались в реальную жизнь с ее трудностями, но ведь и радостями. Адам в рабочей одежде тащил на спине мешок не то с барахлишком, не то с продуктами. Толстая, бедно одетая Ева держала за руку маленького ребенка. Мир перед ними был открыт: в картине ощутим дальний план, есть глубина и воздух.

В теперешнем «Изгнании из рая» (2020, х.м.) обнаженные Адам и Ева, глядя в землю, бредут на непослушных, «чугунных» ногах, с закинутыми за голову руками, - прямо на зрителя. Можно различить кокетливый маникюр на руках и ногах Евы. Есть и цветочек в ее волосах. Жалкие попытки сохранить остатки женственности. Но все равно кажется, что персонажи вышли из ада, тюрьмы, концлагеря и демонстрируют «на воле» все прежние повадки, не ожидая от нее ничего хорошего.

Прежде обольстительные обнаженные девы прижимали к себе милых птиц и птичек. («Фантазия», 2009). В картине присутствовало ощущение фантастических возможностей жизни, возникала трепещущая воздушная аура. Теперь похожие девы, изображенные на переднем плане холста, несут на блюде очень подозрительное «угощение» - какое-то «чудище морское» в панцире («Угощение», 2021). Тут перед нами не воздушная аура, а нечто прямо-таки зловещее.

Прежде коварная Далила большими ножницами срезала у спящего Самсона волосы - его «оберег» («Самсон и Далила», 2009). Кстати говоря, в библейском тексте волосы Самсону срезает не Далила, а древний парикмахер.

Табенкин усилил мотив предательства, дав ей в руки роковые ножницы. Далила, конечно, предательница, но ведь не убийца! И вот теперь обнаженная Юдифь наклонилась к распростертому спящему Олоферну так, что мы непосредственно перед собой видим ее напряженное смуглое лицо, сияющее драгоценностями убранство волос и нечто вроде древнерусской «секиры» в руке, которой она методично отрезает бедняге голову. Все детали расправы прямо перед нами, на переднем плане. Как -то забывается, что в Ветхом завете речь шла о героическом поступке Юдифи, спасающей свой народ. На память невольно приходят современные террористы, так же жестоко и бестрепетно расправляющиеся с реальными или мнимыми врагами.

 И даже наши современники, женщина и мужчина, изображенные в купальных костюмах у морского парапета с пивными кружками в руках, благодаря «срезанной» композиции, кажутся пребывающими в тесной клетке, открытой прямо в небо и морскую бездну («Отдых у моря»,2020).

Наконец-то появилась природа, бурное небо и море, летящая чайка, - думаем мы. Но полуобнаженные, сильно загоревшие персонажи напоминают полностью одетого «человека в котелке» Рене Магритта. Они так же равнодушны и не чувствительны к жизни природы, к морской и небесной стихиям, к тем сигналам и загадкам, которые они им посылают.

Пожалуй, единственные надежды остаются у художника на творца (в самом широком смысле), который в облике уставшего работяги в бейсболке восседает в недрах вселенной или посреди собственной лавки, созерцая весьма красочное и затейливое дело своих рук («Бакалейщик с острова Наксос (Демиург)»,2021).

Впрочем, нельзя не заметить, что не все ладно с его созданиями. Слишком тесно, бессмысленно и скученно они расположились на полках - все то же отсутствие воздуха и дальней перспективы. Не говоря уже о тех полутора метрах, на которые мы привыкли отбегать друг от друга, боясь подхватить злостный вирус.

 Увы, не проходит человечество высокой моральной инспекции, затеянной нашим художником, хотя парадоксальным образом его картины последних лет поражают живописной красотой, сиянием красок и отточенностью.

 Можно предположить, что это всего лишь один из этапов размышлений замечательного российского мастера о свободе, справедливости, любви, женщинах, творце, - как один из этапов нашей с вами жизни во времена пандемии.

 

Вариант статьи опубликован в «Литературной России» от 28 января 2022 года.