Войцех Ярузельский. Судьба человека и коммуниста

Опубликовано: 14 ноября 2021 г.
Рубрики:

 «Добродетель в человеке должна иметь свойство

 драгоценного камня, который неизменно сохраняет

 свою природную красоту, что бы с ним не приключилось»

 Марк Аврелий

 

В средине лета 2010 года было обнародовано решение Апелляционого суда Варшавы о предстоящем судебном процессе над бывшим премьер – министром Польши, генералом Войцехом Ярузельским. Ему инкриминировалось незаконное введение в стране в 1981 году военного положения и совершение ряда преступлений в годы «коммунистического режима». Ярузельский виновным себя не признал и выразил надежду, что в ходе судебного разбирательства справедливый суд независимой Польши определит, что «введение военного положения в 1981 году было мудрым решением, принятым с учетом политико-географической ситуации». 

Так оно и произошло.

В те приснопамятные годы введения военного положения настойчиво требовали обезумевшие от страха кремлевские старцы, которые едва справились с пражским «социализмом с человеческим лицом», хотя он не был так опасен, как польская «Солидарность», развенчавшая советский миф о единственном в мире коммунистическом государстве, бережно охранявшем интересы рабочего класса. Спустя много лет стало очевидным, что именно «Солидарность» Леха Валенсы нанесла смертельный удар по советскому коммунизму, основательно подорвав иллюзорную незыблемость этого «колосса на глиняных ногах».

В конце 60 – х, в течение трех лет подряд, мне довелось участвовать в совместных боевых ракетных стрельбах кораблей и береговых мобильных ракетных установок Стран Варшавского Договора. В учениях принимали участие корабли и береговые формирования Германской демократической республики и Польской народной республики. На меня были возложены объязанности офицера связи штаба Балтийского флота, что предполагало необходимость лично встречаться с министром обороны Польши генералом Войцехом Ярузельским и командующими флотами ПНР и ГДР.

Непосредственное руководство ракетными стрельбами кораблей осуществляли командующий Военно-морским флотом ПНР, вице – адмирал Здислав Студзинский и командующий Народным военно-морским флотом ГДР, вице – адмирал Вилли Эм. Целью этой достаточно масштабной операции было определение уровня боевой подготовки и оперативно-тактического взаимодействия флотов и береговых ракетных частей стран Варшавского договора. Общее руководство операцией командование Дважды Краснознаменного Балтийского флота возложило на комадира Главной военно – морской базы флота, вице – адмирала Виктора Ивановича Касьянова.

В достаточно напряженной боевой обстановке, требовавшей от высшего командования принятия непростых конкретных решений и разумных компромиссов при взаимодействии сил и средств, выгодно отличался генерал Ярузельский.

Особенно это четко проявлялось в его непосредственном руководстве ракетными стрельбами береговых установок по морским и воздушным целям. В штабной группе, которая располагалась на маяке мыса Таран, на меня были возложены обязанности по зачистке морского полигона стрельб от кораблей разведывательных служб ФРГ, Дании и Швеции, которые никогда не оставляли без внимания любую возможность проследить за боевой подготовкой кораблей и частей Варшавского Договора.

Непосредственно в мою задачу входило слежение за обстановкой в полигоне и передаче на корабли – нарушители оперативных расчетных данных курса и дистанции для срочного выхода из полигона. Часто корабли-нарушители, чтобы сорвать плановый режим стрельб, нарушали границы полигона и сознательно игнорировали выполнение наших требований. Тогда, после неоднократных приказов о необходимости покинуть полигон, корабли специального охранения были вынуждены применять к нарушителям меры принуждения. 

В такой нервозной обстановке, когда наши морские военачальники зачастую срывались на площадную брань в адрес своих исполнителей, генерал Ярузельский всегда оставался спокоен и частенько осаждал неуёмный пыл не в меру расшумевшихся вояк. Прекрасно владея русским языком, генерал был не прочь в минуты затишья уместно пошутить, рассказать какую-нибудь байку или анекдот, но все это отличала высшая степень приличия. 

Всякий раз после окончания учений генерал Ярузельский не забывал каждого из нас поблагодарить за работу по успешному обеспечению стрельб кораблей и частей польской армии. 

Всё это воскресила память, когда формировалось мое отношение к информации о предстоящем судебном процессе над Войцехом Ярузельским. Признаюсь, мне было приятно осознать, что мое восприятие Войцеха Ярузельского полностью совпадает с мнением уважаемого мною российского журналиста Андрея Пионтковского, который, как и большинство здравомыслящих россиян, в свое время «переживал разгром «Солидарности» как крах наших собственных надежд на скорое освобождение, но не испытывал ненависти к этому человеку». Мы все тогда интуитивно чувствовали, что это был тяжелейший выбор для него самого и, может быть, единственно верный для его страны, которой угрожала война с ядерной супердержавой. 

Все перипетии драматической судьбы генерала Войцеха Ярузельского, сумевшего в схватке с кремлевским тоталитаризмом сберечь честь офицера и чувство собственного достоинства, только подтверждают его неординарность в ранге государственного и политического деятеля. Вся его жизнь – судьба незаурядного человека, убежденного интеллигента, попавшего с молодых лет в жернова советской опричнины, которая постоянно не оставляла его в покое.

Родился Войцех Ярузельский 6 июля 1923 года в семье дворянина-помещика в польском поселке Курув. В 30 – х годах прошлого столетия учился в элитной католической школе. В 1939 году в результате реализации Пакта Молотова – Риббентропа после вторжения Германии и СССР в Польшу семья Ярузельских была депортирована в Советский Союз. Вскоре от полуголодного существования и непосильного труда на рудниках родители Ярузельского почти одновременно скончались, когда Войцеху едва исполнилсь 18 лет. Сам юноша был отправлен на принудительные работы на угольные шахты Караганды, где на всю оставшуюся жизнь повредил спину и зрение. В результате он был вынужден всю жизнь носить солнцезащитные очки, о чем по сей день горазды посудачить его досужие недоброжелатели.

В 1943 году Войцех Ярузельский был привлечен для службы в польских формированиях генерала Зигмунта Берлинга, которые создавались в СССР. Успешно прошел подготовку в советском офицерском училище. Воевал в составе Первой армии Войска Польского, участвовал во взятии Варшавы. Войну Ярузельский окончил в звании лейтенанта, затем с 1945 по 1947 год участвовал в боях с польским национальным сопротивлением – Армией Краевой. Окончил Высшую школу пехоты и Академию Генштаба Войска Польского. 

Наиболее интенсивно военная карьера Войцеха Ярузельского стала развиваться после 1956 года, когда страну покинул советский маршал Константин Рокосовский, занимавший в течение нескольких лет пост главнокомандующего и министра обороны. В 1960 году Ярузельский стал начальником Главного политуправления Войска Польского, а спустя три с лишним года возглавил Генштаб страны. С 1968 года Войцех Ярузельский занимает пост министра обороны, а в 1973 году ему было присвоено звание генерала армии. 

После назначения Ярузельского на министерский пост польские войска вошли в состав контингента сил Организации Варшавского договора, подавлявшего Пражское восстание 1968 года. Генерал Ярузельский тяжело пережил эти события и, когда в 1970 и 1976 году в Польше происходили волнения рабочих из-за повышения цен на продовольствие, он отказался направлять армию для их подавления и всенародно заявил, что «польские солдаты не будут стрелять в польских рабочих». 

В феврале 1981 года Ярузельский становится премьер-министром ПНР, а в октябре того же года первым секретарем ЦК ПОРП. В руках генерала армии Войцеха Ярузельского сосредотачивается вся государстенная, военная и политическая власть Польской народной республики. Испытывая, с одной стороны, непомерное давление оппозиционного союза «Солидарность», а с другой – властей Советского Союза, который тогда стянул к границе с Польшей 20 войсковых дивизий, Ярузельский 13 декабря 1981 года вводит в стране военное положение.

Арестам были подвергнуты активисты «Солидарности», в том числе и лидер этой оргаизации Лех Валенса. В ту пору это было единственно верное решение: Польша была спасена от непредсказуемых последствий советской оккупации и гражданской войны. Военное положение было снято в 1983 году, а несколько лет спустя по инициативе Ярузельского начался переговорный процесс с руководством «Солидарности». 

Это был беспрецедентный случай, когда коммунистический лидер в Восточной Европе решился на диалог со своей оппозицией. Эти переговоры длились с февраля по апрель 1989 года и вошли в историю под названием «круглый стол». Они привели к радикальным переменам в общественно-политической жизни страны, к слому в стране всей коммунистической системы, а генерал Ярузельский, покинувший пост главы ПОРП, был избран первым посткоммунистическим президентом страны. С этого поста в конце 1990 года Войцех Ярузельский ушел в отставку. Генетическая дворянская честь не позволила ему даже заикнуться о предоставлении ему каких-либо гарантий личной безопасности и неприкосновенности, как этого бесцеремонно добивались и добиваются президенты России. 

История никогда не забудет, как цеплялся за эти самые гарантии при передаче власти первый президент России, сдавший всю страну и весь российский народ чекистскому выкормышу и как всеми правдами и неправдами цепляется за свои властные «галеры» нынешний российский президент.

По этой же причине, вместо покаяния перед всем миром за расстрел десятков тысяч польских офицеров в 1940 году в Катынском лесу под Смоленском, животный страх власть предержащих России заставил их в срочном порядке засекретить 116 томов судопроизводства, чтобы был повод вообще закрыть «катынское дело». Не помогло даже обращение к Генеральному прокурору России Ю. Чайке председателя правления общества «Мемориал» Арсения Рогинского. Интерес представляет даже небольшой фрагмент из этого письма: «Единственное, что стало известно общественности о результатах почти 15 – летнего расследования убийства многих тысяч польских граждан в 1940 году, это то, что «действия ряда конкретных высокопоставленных должностных лиц СССР квалифицированы по пункту «б» статьи 193 – 17 УК РСФСР как превышение власти, имевшее тяжелые последствия при наличии особо отягчающих обстоятельств». 

На этом фоне убедительно прозвучало выступление многолетнего оппонента Войцеха Ярузельского Леха Валенсы на процессе по делу о трагических событиях декабря 1970 года на балтийском побережье Польши. Неожиданно для всех Валенса поддержал главного обвиняемого Войцеха Ярузельского своим категорическим заявлением: «Я обвиняю систему, а не людей». 

25 мая 2014 года экс-президент Польши, генерал Войска Польского Войцех Ярузельский, скончался. Ему исполнилось 90 лет.